Конкурсы

Новая, постреволюционная Украина во многом похожа на старую: особенно это касается судов, прокуратуры и владельцев СМИ.

 
В целом, ситуация со свободой прессы улучшилась после Евромайдана и бегства президента Виктора Януковича. Новое политическое руководство Украины оказалось менее склонным к правительственной цензуре и преследованию журналистов, чем чиновники во времена четырехлетнего правления Януковича.
 
В результате, с разоблачением коррупции украинские журналисты справляются намного лучше, чем прокуроры, судьи и полиция. Некоторые из лучших украинских журналистов и общественных активистов – Сергей Лещенко, Светлана Залищук, Мустафа Найем и Анна Гопко – попали в парламент и оказались в более выгодной позиции для борьбы с коррупцией, чем когда-либо.
 
“Слідство.Інфо”, “Наші Гроші”, “Українська Правда”, программа “Схемы” на Радио Свобода и многие другие СМИ каждый день освещают нарушения и даже преступления – но это редко, если вообще когда-либо, заканчивается следствием.
 
 

Старые добрые олигархи

 
Большинство крупных телеканалов, радиостанций и печатных СМИ по-прежнему принадлежат шести олигархам. Это Игорь Коломойский, Дмитрий Фирташ (в партнерстве с Сергеем Левочкиным), Ринат Ахметов, Виктор Пинчук, президент Петр Порошенко и, как ни удивительно, Сергей Курченко, беглый бизнесмен, которого называли одним из главных людей Януковича.
 
Все шесть, в разной степени, сотрудничали с Януковичем и его двумя предшественниками – Виктором Ющенко и Леонидом Кучмой.
 
Медиа-аналитики говорят, что большинство СМИ остаются неприбыльными, но важными для собственников инструментами политического влияния. Никто из них не соблюдает принцип редакционной независимости: СМИ по-прежнему “отрабатывают” интересы своих владельцев.
 
“Революции в украинском медиапространстве не произошло, – говорит Оксана Романюк, исполнительный директор Института Массовой Информации, который осуществляет мониторинг СМИ в стране. – Мы можем идентифицировать собственника просто по содержанию СМИ. Цензура собственников – это одна из самых больших угроз свободе слова”.
 
С ней соглашается и Наталия Лигачева, бывшая руководительница медиа-сайта “Телекритика”, которая запускает сейчас новый проект “Детектор Медиа”:
 
“Что осталось абсолютно без изменений (после революции) и что внушает большие опасения – это полностью олигархическая природа собственности на средства массовой информации.
 
“Что стало еще хуже, даже по сравнению с временами Януковича – это то, что олигархические телеканалы на данный момент отбросили даже формальное соблюдение такого стандарта, как баланс”
 
Медиа-мониторинги указывают на значительные нарушения таких журналистских принципов, как баланс и справедливость, на некоторых крупных телеканалах, включая “Интер” Фирташа и Левочкина, телеканал “Украина” Ахметова, “1+1” Коломойского и ICTV Пинчука. Некоторые аналитики также говорят, что “5 канал”, принадлежащий Порошенко, снизил свои стандарты.
 
 

Необъективность во время выборов

 
Необъективное освещение становится особенно заметным в преддверии выборов. Парламентские выборы в октябре 2014 года не стали исключением.
 
Это не осталось незамеченным для Организации по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), проводившей в то время медиа-мониторинг.
 
“Растущее могущество и политизация медиа групп влияют на национальные и региональные СМИ. Политические и бизнес интересы, которым подчинены медиа, часто влияют на редакционную политику, а недобросовестная практика проплаченных материалов широко распространена. …Только три из зарегистрированных партий получили разумное освещение во всем медиа-пространстве”, – говорится в отчете ОБСЕ, выпущенном после выборов.
 
За два дня до местных выборов, 23 октября 2015 года, мы провели свой мониторинг ведущих телеканалов – и тенденциозность была очевидной.
 
Новостные сюжеты телеканалов напоминали рекламные блоки. Кандидаты, которых поддерживали собственники телеканалов, получали огромную медиа-поддержку.
 
Телеканал “1+1” поддерживал соратника Коломойского Геннадия Корбана, кандидата в мэры Киева. После выборов Корбана задержали по подозрению в многочисленных финансовых преступлениях, причастность к которым он отрицает.
 
Телеканал с общенациональным покрытием “Интер”, принадлежащий Фирташу и Левочкину, отдавал предпочтение давним соратникам Януковича, баллотировавшимся под флагом Оппозиционного Блока, преемником Партии Регионов. Журналисты, к примеру, взяли интервью у Михаила Добкина, бывшего губернатора Харьковской области, видной фигуры Партии Регионов, который предупреждал о фальсификациях во время выборов.
 
Канал Ахметова “Украина” пригласил Бориса Колесникова, бывшего вице-премьер-министра и министра инфраструктуры, одного из главных соратников Януковича. В эфире он говорил о попытках “людей Порошенко” сорвать выборы в Мариуполе, где они боятся потерпеть поражение. Канал также регулярно освещал гуманитарную помощь фонда Ахметова в оккупированных районах Донбасса.
 
Пинчук использовал свою площадку, канал ICTV, чтобы призвать избирателей поддержать кандидата от Оппозиционного Блока Александра Вилкула.
 
“У него опыт работы, – говорил Пинчук на своем канале. – Он молодой, полный энергии”.
 

Проблемы местных СМИ

 
По мнению аналитиков, ситуация в регионах остается плачевной: местные СМИ продолжают негативные практики общенациональных СМИ – и заходят еще дальше.
 
“К сожалению, ситуация в региональных медиа катастрофическая, и после (революции) она никак не улучшилась”, – говорит Светлана Еременко, исполнительный директор Института Демократии имени Пилипа Орлика.
 
Институт провел мониторинг местных газет и новостных сайтов в разных частях страны за месяц до выборов. Он показал, что почти 40% материалов имели признаки скрытой политической или коммерческой рекламы.
 
“Если мы не изменим наши СМИ, если мы не изменим отношение журналистов к своей роботе, то, фактически, никаких изменений в стране не будет, – говорит Еременко. – Новую Украину с такими СМИ мы точно не построим”.
 

 

Свобода слова на войне

Захват Крыма Россией и война на Донбассе, наряду с непрекращающейся Кремлевской пропагандой против Запада и Украины, вызвали патриотическую реакцию среди украинских журналистов. Она была настолько выраженной, что освещение кризиса часто было некритическим по отношению к украинским властям.
 
“То явление, которое случилось с украинской журналистикой, на Западе называют “журналистикой лояльности”, – говорит Валерий Иванов, президент Академии Украинской Прессы. – Многие журналисты решили, что их поддержка страны должна выражаться в том, чтобы публиковать только те материалы, которые, на их взгляд, будут на пользу их стране. Это грубая ошибка… потому что журналист не господь Бог и ему не дано решать, что будет лучше, а что хуже для его страны и для его аудитории”.
 
Когда пик кризиса прошел, а военные действия начали утихать, журналисты стали понемногу возвращаться на позиции критики.
 
 

Дело газеты “Вести”

В Украине – стране с относительно свободной прессой, особенно на фоне соседних постсоветских стран, – нашлось место для издания “Вести”. Этот таблоид, который распространяется бесплатно большим тиражом, многие подозревают в кремлевском финансировании и критикуют за необъективные статьи.
 
Газета начала выходить 14 мая 2013 года, получив огромное финансирование неизвестного происхождения. Были заявлены ежедневный тираж 350 тысяч копий, более 100 сотрудников в штате и система распространения, которая покрывала все регионы Украины.
 
Газетой быстро заинтересовалась новая украинская власть, начавшая расследование по факту уклонения от уплаты налогов и поддержки сепаратизма. Правоохранители провели обыски в офисах редакции, изъяли серверы и большие суммы денег.
 
22 мая 2014 года налоговая милиция нашла в офисе «Вестей» 1.8 миллиона гривен и 60 тысяч долларов наличными. Банковские счета, на которых были 400 тысяч гривен, были арестованы
 
Расследование замерло, и детальной информации о нем от чиновников было не добиться. Газета же по-прежнему выходит.
 
“Наша точка зрения: издание, публикующее такое количество материалов, имеющих все признаки разжигания сепаратистских настроений, издание с абсолютно непрозрачным финансированием, работать не может. Это – наша позиция, и мы будем отстаивать ее в суде, ” – сказал Валентин Наливайченко, бывший глава Службы Безопасности в Украине в интервью новостному изданию LB.ua в прошлом году.
 
Мустафа Найем, народный депутат и бывший журналист, начал свое расследование.
 
Расследование Найема вывело его на Александра Клименко, который при Януковиче возглавлял Министерство Доходов и Сборов, с которым Игорь Гужва, бывший редактор газеты, был знаком. Позже расследование украинского интернет-издания Insider тоже показало, что Клименко является владельцем “Вестей”.
 
Оказалось, что газета “Вести” также связана с Курченко. Его Real Bank использовался для проведения материальной помощи газете через фиктивную фирму без уплаты налогов. Журналисты проекта YanukovychLeaks выяснили, что газета “Вести” была в списке обязанностей Анны Сытник, штатного юриста компании Курченко VETEK.
 
“Эта газета финансировалась действительно за счет людей, которые были и в правительстве Януковича, деньги которых сейчас арестованы в стране и которым не разрешен въезд в Украину, которые финансируют сепаратизм по версии СБУ”, – говорит Найем.
 
В тоже время результаты мониторингов газеты “Вести” – включая те, что были опубликованы на “Телекритике”– говорили о том, что некоторые ее статьи сеяли панику, имели пророссийский и антиукраинский характер, подавали события однобоко и постоянно использовали анонимные источники и слухи.
 
В прошлом году протестующие даже требовали от Службы Безопасности Украины закрыть издание. Но нарушение журналистских стандартов – не преступление.
 
Гужва опроверг какие-либо нарушения со своей стороны и раскритиковал обыски.
 
“По нашему глубокому убеждению, единственной целью проведения обыска было блокирование деятельности редакции газеты “Вести”, – говорится в его обращении к народным депутатам. – Учитывая, что предприятие исполняет функции издателя самой массовой ежедневной газеты в Украине, такое вмешательство в деятельность СМИ может быть расценено международным сообществом как ограничения плюрализма, терпимости и широты мнений, без которых невозможно демократическое общество ”.
 
Он также опроверг обвинения в том, что “Вести” являются инструментом кремлевской пропаганды.
 
“Мы не являемся инструментом информационной войны, – писал Гужва на своей страничке в Facebook. – Мы пытаемся помочь людям понять окружающую их действительность и выжить в ней”.
 
Но его прошлое говорило не в его пользу. Запуск “Вестей” состоялся вскоре после возвращения Гужвы в Украину из Москвы около трех лет назад. В российской столице он был главным редактором газеты “Московские Новости”, а до этого возглавлял украинскую ежедневную газету “Сегодня”, принадлежащую миллиардеру Ахметову, который был одним из главных соратников Януковича.
 
После ухода Гужвы из “Вестей” летом 2015 года, издание стало менее пророссийским и начало подавать в более привлекательном свете бывших соратников Януковича. Также оно стало менее критичным по отношению к нынешнему руководству Украины.
 
 

Владения Курченко

 
Тридцатилетний харьковский бизнесмен Сергей Курченко разбогател во времена президентства Януковича. После того, как компании Курченко выиграли выгодные правительственные тендеры на покупку сжиженного газа по заниженной цене, украинский Forbes окрестил его “газовым королем” в статье 2013 года. В ответ Курченко решил приобрести Украинский Медиа Холдинг, который выпускает “Форбс” и другие издания, у медиамагната Бориса Ложкина, который теперь руководит администрацией президента Порошенко.
 
“Мы ищем прибыльные и перспективные украинские медиа-объекты”, – сказал новый владелец в заявлении. Сделку оценили в 340 миллионов долларов.
 
Однако Владимир Федорин, бывший главный редактор Forbes Украина, заявил о том, что у Курченко была другая мотивация:
 
“Я убежден, что покупатель преследует одну из трех целей (или все три сразу): заткнуть журналистам рот перед президентскими выборами (2015 года), обелить собственную репутацию, использовать издание для решения вопросов, не имеющих ничего общего с медиа-бизнесом”
 
После ЕвроМайдана Курченко пришлось бежать из Украины вместе с Януковичем и другими его соратниками.
 
Сейчас Курченко объявлен в розыск украинскими властями, а США и Евросоюз наложили на него санкции. Он подозревается в хищении денежных средств в особо крупных размерах и растрате государственного имущества. Его ущерб государству оценивается в 5 миллиардов гривен.
 
Несмотря на это, медиа-бизнес Курченко функционирует до сих пор.
 
“Объявление человека в розыск или уголовное производство против него не является помехой для владения им каким-либо бизнесом, – объясняет Роман Головенко, руководитель юридического департамента Института Массовой Информации. – Он может быть лишен бизнеса только решением суда о конфискации имущества. Если этого не произошло, у него не может быть никаких юридических проблем”.
 
Тем более, что Курченко владеет Украинским Медиа Холдингом не напрямую.
 
В украинском реестре указано, что конечным бенефициаром УМХ является 28-летний Мэтью Адриан Брэдли, житель Белиза – международной оффшорной зоны. В реестре компаний Великобритании Брэдли упоминается в записях о 40 других компаниях.
 
“Согласно закону, насколько я понимаю, сложно лишить Курченко его собственности, – говорит Лигачева. – Насколько я знаю, он остается собственником холдинга”.
 
 

Олигархи так просто не уйдут

 
Несмотря на продолжающуюся войну с Россией, аннексию Крыма, огромное падение гривны и экономическую рецессию, которые привели к тому, что главные олигархи потеряли больше половины своего благосостояния, они вряд ли откажутся от убыточных медиа-активов.
 
Иванов из Академии Украинской Прессы считает, что олигархи оставят свои СМИ при себе.
 
“СМИ это мощный инструмент влияния и отказываться от него просто так никто не желает, – говорит Иванов. – И они скорее будут экономить на чем-то другом, но вот эти каналы влияния оставят открытыми”
 
Готовность олигархов вкладывать значительные средства в свои СМИ осложняет ситуацию для тех СМИ, которые живут за счет платной рекламы и подписки.
 
Финансовые проблемы способствовали тому, что медиа обозреватели оценили обстановку в сфере СМИ как нездоровую и нуждающуюся в улучшении. Если это не произойдет в ближайшее время, украинские СМИ рискуют потерять и так невысокое доверие общества. Опрос, проведенный Институтом социологии Национальной академии наук Украины в 2015 году, показал, что лишь 25 процентов украинцев доверяют украинским СМИ.
 
“Проблемы просто будут все больше и больше накапливаться, – говорит Игорь Розкладай, медиа эксперт Реанимационного Пакета Реформ. – Падение доверия к медиа – это серьезный сигнал, что надо что-то менять”.

 

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

Новая, постреволюционная Украина во многом похожа на старую: особенно это касается судов, прокуратуры и владельцев СМИ.

 
В целом, ситуация со свободой прессы улучшилась после Евромайдана и бегства президента Виктора Януковича. Новое политическое руководство Украины оказалось менее склонным к правительственной цензуре и преследованию журналистов, чем чиновники во времена четырехлетнего правления Януковича.
 
В результате, с разоблачением коррупции украинские журналисты справляются намного лучше, чем прокуроры, судьи и полиция. Некоторые из лучших украинских журналистов и общественных активистов – Сергей Лещенко, Светлана Залищук, Мустафа Найем и Анна Гопко – попали в парламент и оказались в более выгодной позиции для борьбы с коррупцией, чем когда-либо.
 
“Слідство.Інфо”, “Наші Гроші”, “Українська Правда”, программа “Схемы” на Радио Свобода и многие другие СМИ каждый день освещают нарушения и даже преступления – но это редко, если вообще когда-либо, заканчивается следствием.
 
 

Старые добрые олигархи

 
Большинство крупных телеканалов, радиостанций и печатных СМИ по-прежнему принадлежат шести олигархам. Это Игорь Коломойский, Дмитрий Фирташ (в партнерстве с Сергеем Левочкиным), Ринат Ахметов, Виктор Пинчук, президент Петр Порошенко и, как ни удивительно, Сергей Курченко, беглый бизнесмен, которого называли одним из главных людей Януковича.
 
Все шесть, в разной степени, сотрудничали с Януковичем и его двумя предшественниками – Виктором Ющенко и Леонидом Кучмой.
 
Медиа-аналитики говорят, что большинство СМИ остаются неприбыльными, но важными для собственников инструментами политического влияния. Никто из них не соблюдает принцип редакционной независимости: СМИ по-прежнему “отрабатывают” интересы своих владельцев.
 
“Революции в украинском медиапространстве не произошло, – говорит Оксана Романюк, исполнительный директор Института Массовой Информации, который осуществляет мониторинг СМИ в стране. – Мы можем идентифицировать собственника просто по содержанию СМИ. Цензура собственников – это одна из самых больших угроз свободе слова”.
 
С ней соглашается и Наталия Лигачева, бывшая руководительница медиа-сайта “Телекритика”, которая запускает сейчас новый проект “Детектор Медиа”:
 
“Что осталось абсолютно без изменений (после революции) и что внушает большие опасения – это полностью олигархическая природа собственности на средства массовой информации.
 
“Что стало еще хуже, даже по сравнению с временами Януковича – это то, что олигархические телеканалы на данный момент отбросили даже формальное соблюдение такого стандарта, как баланс”
 
Медиа-мониторинги указывают на значительные нарушения таких журналистских принципов, как баланс и справедливость, на некоторых крупных телеканалах, включая “Интер” Фирташа и Левочкина, телеканал “Украина” Ахметова, “1+1” Коломойского и ICTV Пинчука. Некоторые аналитики также говорят, что “5 канал”, принадлежащий Порошенко, снизил свои стандарты.
 
 

Необъективность во время выборов

 
Необъективное освещение становится особенно заметным в преддверии выборов. Парламентские выборы в октябре 2014 года не стали исключением.
 
Это не осталось незамеченным для Организации по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), проводившей в то время медиа-мониторинг.
 
“Растущее могущество и политизация медиа групп влияют на национальные и региональные СМИ. Политические и бизнес интересы, которым подчинены медиа, часто влияют на редакционную политику, а недобросовестная практика проплаченных материалов широко распространена. …Только три из зарегистрированных партий получили разумное освещение во всем медиа-пространстве”, – говорится в отчете ОБСЕ, выпущенном после выборов.
 
За два дня до местных выборов, 23 октября 2015 года, мы провели свой мониторинг ведущих телеканалов – и тенденциозность была очевидной.
 
Новостные сюжеты телеканалов напоминали рекламные блоки. Кандидаты, которых поддерживали собственники телеканалов, получали огромную медиа-поддержку.
 
Телеканал “1+1” поддерживал соратника Коломойского Геннадия Корбана, кандидата в мэры Киева. После выборов Корбана задержали по подозрению в многочисленных финансовых преступлениях, причастность к которым он отрицает.
 
Телеканал с общенациональным покрытием “Интер”, принадлежащий Фирташу и Левочкину, отдавал предпочтение давним соратникам Януковича, баллотировавшимся под флагом Оппозиционного Блока, преемником Партии Регионов. Журналисты, к примеру, взяли интервью у Михаила Добкина, бывшего губернатора Харьковской области, видной фигуры Партии Регионов, который предупреждал о фальсификациях во время выборов.
 
Канал Ахметова “Украина” пригласил Бориса Колесникова, бывшего вице-премьер-министра и министра инфраструктуры, одного из главных соратников Януковича. В эфире он говорил о попытках “людей Порошенко” сорвать выборы в Мариуполе, где они боятся потерпеть поражение. Канал также регулярно освещал гуманитарную помощь фонда Ахметова в оккупированных районах Донбасса.
 
Пинчук использовал свою площадку, канал ICTV, чтобы призвать избирателей поддержать кандидата от Оппозиционного Блока Александра Вилкула.
 
“У него опыт работы, – говорил Пинчук на своем канале. – Он молодой, полный энергии”.
 

Проблемы местных СМИ

 
По мнению аналитиков, ситуация в регионах остается плачевной: местные СМИ продолжают негативные практики общенациональных СМИ – и заходят еще дальше.
 
“К сожалению, ситуация в региональных медиа катастрофическая, и после (революции) она никак не улучшилась”, – говорит Светлана Еременко, исполнительный директор Института Демократии имени Пилипа Орлика.
 
Институт провел мониторинг местных газет и новостных сайтов в разных частях страны за месяц до выборов. Он показал, что почти 40% материалов имели признаки скрытой политической или коммерческой рекламы.
 
“Если мы не изменим наши СМИ, если мы не изменим отношение журналистов к своей роботе, то, фактически, никаких изменений в стране не будет, – говорит Еременко. – Новую Украину с такими СМИ мы точно не построим”.
 

 

Свобода слова на войне

Захват Крыма Россией и война на Донбассе, наряду с непрекращающейся Кремлевской пропагандой против Запада и Украины, вызвали патриотическую реакцию среди украинских журналистов. Она была настолько выраженной, что освещение кризиса часто было некритическим по отношению к украинским властям.
 
“То явление, которое случилось с украинской журналистикой, на Западе называют “журналистикой лояльности”, – говорит Валерий Иванов, президент Академии Украинской Прессы. – Многие журналисты решили, что их поддержка страны должна выражаться в том, чтобы публиковать только те материалы, которые, на их взгляд, будут на пользу их стране. Это грубая ошибка… потому что журналист не господь Бог и ему не дано решать, что будет лучше, а что хуже для его страны и для его аудитории”.
 
Когда пик кризиса прошел, а военные действия начали утихать, журналисты стали понемногу возвращаться на позиции критики.
 
 

Дело газеты “Вести”

В Украине – стране с относительно свободной прессой, особенно на фоне соседних постсоветских стран, – нашлось место для издания “Вести”. Этот таблоид, который распространяется бесплатно большим тиражом, многие подозревают в кремлевском финансировании и критикуют за необъективные статьи.
 
Газета начала выходить 14 мая 2013 года, получив огромное финансирование неизвестного происхождения. Были заявлены ежедневный тираж 350 тысяч копий, более 100 сотрудников в штате и система распространения, которая покрывала все регионы Украины.
 
Газетой быстро заинтересовалась новая украинская власть, начавшая расследование по факту уклонения от уплаты налогов и поддержки сепаратизма. Правоохранители провели обыски в офисах редакции, изъяли серверы и большие суммы денег.
 
22 мая 2014 года налоговая милиция нашла в офисе «Вестей» 1.8 миллиона гривен и 60 тысяч долларов наличными. Банковские счета, на которых были 400 тысяч гривен, были арестованы
 
Расследование замерло, и детальной информации о нем от чиновников было не добиться. Газета же по-прежнему выходит.
 
“Наша точка зрения: издание, публикующее такое количество материалов, имеющих все признаки разжигания сепаратистских настроений, издание с абсолютно непрозрачным финансированием, работать не может. Это – наша позиция, и мы будем отстаивать ее в суде, ” – сказал Валентин Наливайченко, бывший глава Службы Безопасности в Украине в интервью новостному изданию LB.ua в прошлом году.
 
Мустафа Найем, народный депутат и бывший журналист, начал свое расследование.
 
Расследование Найема вывело его на Александра Клименко, который при Януковиче возглавлял Министерство Доходов и Сборов, с которым Игорь Гужва, бывший редактор газеты, был знаком. Позже расследование украинского интернет-издания Insider тоже показало, что Клименко является владельцем “Вестей”.
 
Оказалось, что газета “Вести” также связана с Курченко. Его Real Bank использовался для проведения материальной помощи газете через фиктивную фирму без уплаты налогов. Журналисты проекта YanukovychLeaks выяснили, что газета “Вести” была в списке обязанностей Анны Сытник, штатного юриста компании Курченко VETEK.
 
“Эта газета финансировалась действительно за счет людей, которые были и в правительстве Януковича, деньги которых сейчас арестованы в стране и которым не разрешен въезд в Украину, которые финансируют сепаратизм по версии СБУ”, – говорит Найем.
 
В тоже время результаты мониторингов газеты “Вести” – включая те, что были опубликованы на “Телекритике”– говорили о том, что некоторые ее статьи сеяли панику, имели пророссийский и антиукраинский характер, подавали события однобоко и постоянно использовали анонимные источники и слухи.
 
В прошлом году протестующие даже требовали от Службы Безопасности Украины закрыть издание. Но нарушение журналистских стандартов – не преступление.
 
Гужва опроверг какие-либо нарушения со своей стороны и раскритиковал обыски.
 
“По нашему глубокому убеждению, единственной целью проведения обыска было блокирование деятельности редакции газеты “Вести”, – говорится в его обращении к народным депутатам. – Учитывая, что предприятие исполняет функции издателя самой массовой ежедневной газеты в Украине, такое вмешательство в деятельность СМИ может быть расценено международным сообществом как ограничения плюрализма, терпимости и широты мнений, без которых невозможно демократическое общество ”.
 
Он также опроверг обвинения в том, что “Вести” являются инструментом кремлевской пропаганды.
 
“Мы не являемся инструментом информационной войны, – писал Гужва на своей страничке в Facebook. – Мы пытаемся помочь людям понять окружающую их действительность и выжить в ней”.
 
Но его прошлое говорило не в его пользу. Запуск “Вестей” состоялся вскоре после возвращения Гужвы в Украину из Москвы около трех лет назад. В российской столице он был главным редактором газеты “Московские Новости”, а до этого возглавлял украинскую ежедневную газету “Сегодня”, принадлежащую миллиардеру Ахметову, который был одним из главных соратников Януковича.
 
После ухода Гужвы из “Вестей” летом 2015 года, издание стало менее пророссийским и начало подавать в более привлекательном свете бывших соратников Януковича. Также оно стало менее критичным по отношению к нынешнему руководству Украины.
 
 

Владения Курченко

 
Тридцатилетний харьковский бизнесмен Сергей Курченко разбогател во времена президентства Януковича. После того, как компании Курченко выиграли выгодные правительственные тендеры на покупку сжиженного газа по заниженной цене, украинский Forbes окрестил его “газовым королем” в статье 2013 года. В ответ Курченко решил приобрести Украинский Медиа Холдинг, который выпускает “Форбс” и другие издания, у медиамагната Бориса Ложкина, который теперь руководит администрацией президента Порошенко.
 
“Мы ищем прибыльные и перспективные украинские медиа-объекты”, – сказал новый владелец в заявлении. Сделку оценили в 340 миллионов долларов.
 
Однако Владимир Федорин, бывший главный редактор Forbes Украина, заявил о том, что у Курченко была другая мотивация:
 
“Я убежден, что покупатель преследует одну из трех целей (или все три сразу): заткнуть журналистам рот перед президентскими выборами (2015 года), обелить собственную репутацию, использовать издание для решения вопросов, не имеющих ничего общего с медиа-бизнесом”
 
После ЕвроМайдана Курченко пришлось бежать из Украины вместе с Януковичем и другими его соратниками.
 
Сейчас Курченко объявлен в розыск украинскими властями, а США и Евросоюз наложили на него санкции. Он подозревается в хищении денежных средств в особо крупных размерах и растрате государственного имущества. Его ущерб государству оценивается в 5 миллиардов гривен.
 
Несмотря на это, медиа-бизнес Курченко функционирует до сих пор.
 
“Объявление человека в розыск или уголовное производство против него не является помехой для владения им каким-либо бизнесом, – объясняет Роман Головенко, руководитель юридического департамента Института Массовой Информации. – Он может быть лишен бизнеса только решением суда о конфискации имущества. Если этого не произошло, у него не может быть никаких юридических проблем”.
 
Тем более, что Курченко владеет Украинским Медиа Холдингом не напрямую.
 
В украинском реестре указано, что конечным бенефициаром УМХ является 28-летний Мэтью Адриан Брэдли, житель Белиза – международной оффшорной зоны. В реестре компаний Великобритании Брэдли упоминается в записях о 40 других компаниях.
 
“Согласно закону, насколько я понимаю, сложно лишить Курченко его собственности, – говорит Лигачева. – Насколько я знаю, он остается собственником холдинга”.
 
 

Олигархи так просто не уйдут

 
Несмотря на продолжающуюся войну с Россией, аннексию Крыма, огромное падение гривны и экономическую рецессию, которые привели к тому, что главные олигархи потеряли больше половины своего благосостояния, они вряд ли откажутся от убыточных медиа-активов.
 
Иванов из Академии Украинской Прессы считает, что олигархи оставят свои СМИ при себе.
 
“СМИ это мощный инструмент влияния и отказываться от него просто так никто не желает, – говорит Иванов. – И они скорее будут экономить на чем-то другом, но вот эти каналы влияния оставят открытыми”
 
Готовность олигархов вкладывать значительные средства в свои СМИ осложняет ситуацию для тех СМИ, которые живут за счет платной рекламы и подписки.
 
Финансовые проблемы способствовали тому, что медиа обозреватели оценили обстановку в сфере СМИ как нездоровую и нуждающуюся в улучшении. Если это не произойдет в ближайшее время, украинские СМИ рискуют потерять и так невысокое доверие общества. Опрос, проведенный Институтом социологии Национальной академии наук Украины в 2015 году, показал, что лишь 25 процентов украинцев доверяют украинским СМИ.
 
“Проблемы просто будут все больше и больше накапливаться, – говорит Игорь Розкладай, медиа эксперт Реанимационного Пакета Реформ. – Падение доверия к медиа – это серьезный сигнал, что надо что-то менять”.

 

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *