Конкурсы

Каждый день на станции московского метро Кузнецкий Мост тысячи людей проходят мимо Жанны. Мало кто обращает внимание на женщину, и почти никто не читает табличку в ее руках: «Подайте на хлеб».

За ней наблюдают две женщины, которые стоят неподалеку. Периодически они подходят, чтобы забрать пожертвованные Жанне деньги, и следят за тем, чтобы она не уходила далеко от своей точки.

По словам Жанны, которая боится назвать свою фамилию, этим бизнесом управляют молдаване. Они грозятся отрубить ей ноги, если она покинет рабочее место. И Жанна знает, что они настроены серьезно.

Когда ее только привезли в Москву три месяца назад, она страдала от глазной инфекции. Ее хозяева предпочли не лечить глаз, а просто зашить его. Так лучше для бизнеса: искалеченная старуха кажется более жалкой.

Так работает одна из форм современной работорговли – принудительное попрошайничество. Работорговля не ограничивается сексуальным рабством, которое любят показывать в кино. Работорговля включает принудительный труд, попрошайничество и сексуальную эксплуатацию. Иногда торговцы объединяют все три вида.

Торговля людьми приносит около 39 миллиардов долларов в год, по данным Интерпола. По прибыльности этот бизнес уступает только наркоторговле

В 2013 году Молдова заняла шестое место по уровню распространенности работорговли в списке из 162 стран. Эта небольшая европейская страна заработала репутацию очага торговли людьми.

Имея самый низкий в Европе ВВП, Молдова постоянно оказывается в центре внимания десятков исследований и докладов о торговле людьми, подготовленных структурами Госдепартамента США, Международной организации по миграции, Управления ООН по наркотикам и преступности, Совета Европы и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Но даже при наличии всей информации о торговле людьми, многочисленных попыток менять законодательство и бороться с ней, этот бизнес продолжает процветать – хотя и с меньшим успехом и меньшим количеством жертв. А Молдова продолжает взращивать и жертв, и самих торговцев.

Дело в том, что перспектива большой прибыли перевешивает риск. И безнаказанность молдавских работорговцев, которые заставляют попрошайничать Жанну – лишнее этому подтверждение.

Совсем недавно, 26 марта, московская милиция сообщила о задержании молдавского торговца людьми. Даже милиция признала, что торговец работал в России много лет до поимки.

Возникает вопрос: почему торговцы людьми предпочитают работать в Москве, но за жертвами ездят в Молдову?

При населении 3,5 миллиона человек по состоянию на 2012 год, 23% и без того невысокого ВВП Молдовы исходит от денежных переводов, отправляемых домой молдаванами, работающими за рубежом.

Найти отделение Western Union и Moneygram в Кишиневе так же легко, как найти Starbucks в Нью-Йорке.

Даже с многочисленными вливаниями из-за границы, ВВП Молдовы остается самым низким в Европе – $12,2 млрд. Это мотивирует все больше людей покидать страну ради трудоустройства за рубежом. Около 700 тысяч жителей страны постоянно работают за границей.

Это порочный круг, считает Татьяна Фомина, сотрудник La Strada – неправительственной организации, которая занимается предотвращением торговли людьми и помощью ее жертвам в Молдове. И двигателем, который держит бизнес на плаву, является спрос и предложение.

Растущая глобализация и открытие границ усугубляют ситуацию, по словам Фоминой. Она называет торговлю людьми платой, которую современный мир платит за свободу и мобильность.

“За все в жизни нужно платить. Но это не значит, что нельзя бороться”, говорит Фомина.

Жанна – хороший пример. Пожилая женщина зарабатывает для своих «хозяев» 3000-4000  рублей, или до $112 в день. Но она не единственная, кто «работает» на станции Кузнецкий Мост. По мнению активистов-наблюдателей, здесь просят милостыню еще по крайней мере трое человек. Они работают с 9 утра до 10 вечера.

Иногда к нищим подходит полиция – только для того, чтобы забрать свою долю

По словам Олега Мельникова, координатора московской группы Альтернатива, которая борется с торговлей людьми, каждая «точка» приносит полиции около 100 000 рублей в месяц.

Две молдавские женщины, ответственные за надсмотр за Жанной и еще несколькими попрошайками, признались, что делают это, потому что отчаянно нуждаются в деньгах и «не имеют выбора».

Так кто же здесь преступник?

Женщина-рекрутер из Одессы, которая обманывает людей вроде Жанны, говоря, что они будут работать нянями и домработницами? Две молдавские надзирательницы, которые следят за каждым шагом Жанны и докладывают о ее заработках мужчинам, которые заправляют этим бизнесом? Полицейские, которые охотно берут взятки и притворяются, что все в порядке? Или хозяева бизнеса, которые ничем не рискуют и ничего не теряют (кроме, конечно, денег, которыми они покупают молчание полиции)?

Факты или фикция

Хотя о торговле людьми стали много говорить в начале 2000-х, представление об этом явлении было сильно искажено фильмами на эту тему. Самое распространенное заблуждение – думать, что это чисто мужской бизнес.

В реальности, все совсем не так.

Прошли времена, когда подозрительные мужчины с золотыми цепочками на шеях высматривали жертв из-за тонированных окон своих BMW. Сейчас торговля людьми приняла скрытые формы, и злодеями в этих историях оказываются не те, на кого думаешь.

“Люди думают, что торговцы людьми, как правило, неизвестные люди, мужчины в характерных черных автомобилях. Но нет, это женщины. Ваши подруги, ваша крестная. Это самое страшное,” говорит Александра Видожевич из Организации по безопасности и сотрудничеству в офисе Европы в Кишиневе.

Исследование, проведенное в Кишиневе La Strada в 2005 году, показало, что в большинстве случаев торговли людьми, рекрутером является женщина, и чаще всего, знает жертву и располагает к общению. Данные, опубликованные Управлением Организации Объединенных Наций по Наркотикам и Преступности, подтверждают это. В большинстве случаев торговли людьми, которые описаны в их онлайн-базе, рекрутерами выступали женщины.

Женщина-рекрутер обычно щедро дарит подарки, дорого одевается и много говорит о сытой жизни за границей. Так их характеризует Видожевич.

В случае Жанны и ряда других украинских женщин, которые были обмануты и принудительно вовлечены в попрошайничество в Москве, рекрутеры обещали работу няней.

В этом смысле, преступление в большей степени полагается на психологические манипуляции, чем на что-либо другое. Это усложняет судебное преследование случаев торговли людьми. Особенно в тех случаях, когда жертва сама охотно пересекает границу ради возможности трудоустройства.

“Как обвинять торговца, если жертва сама покупает себе билет?” говорит Фомина из La Strada.

Самая распространенная схема в торговле людьми начинается с предложения работы или возможности обучения для молодых женщин

Если раньше эта схема часто полагалась на туристические агентства, то сейчас рекрутинг часто происходит через сайты – makler.md, vacansii.md, craiglist.org.

Такие мошенничества уже относительно хорошо известны, поэтому возникает вопрос: почему люди все еще ведутся на такие схемы? Зачем рисковать?

«Потому что люди считают, что на новом месте им в любом случае будет лучше», говорит Фомина из La Strada.

“Если молдаванин получает дома зарплату в 100 евро, то когда он едет в более развитую страну, скажем, в Чехию, в Прагу, он получает 400 евро как приезжий. В то время как местный рабочий в этой стране получает 1000 евро за ту же работу. Значит, его эксплуатируют, не так ли? Но с точки зрения заработной платы, которую он получал в Молдове, ему выгодно. И он доволен этим,” говорит Фомина.

По ее словам, многие молдаване сознательно выбирают рискованные вакансии, потому что предпочитают риск и даже плохие условия труда реальности дома.

“Вот почему многие мигранты даже не жалуются на условия, когда они идут на работу за границу – в России, Украине или где бы то ни было,” говорит Фомина. «Часто они возвращаются домой и призывают знакомых тоже выехать за границу на работу».

Для многих молдаван, средняя месячная зарплата которых составляет около 300 долларов, а перспектив хорошей работы крайне мало, работа за рубежом слишком соблазнительная, чтобы от нее отказываться.

“Если вы спросите молодых людей здесь, 99 процентов из них скажут, что они хотят покинуть страну”, говорит Видожевич. “Все упирается в экономику. Это порочный круг, и мы – внутри”.

Фомина из La Strada соглашается.

«Семьи, которые не могут позволить себе поездку за границу, или которым не хватает средств на жизнь, сравнивают себя с семьями, которым хватает, хотят жить также и попадают в эти обманные махинации,» – говорит Фомина.

«Актуальными проблемами остаются безработица и бедность. Экономическая ситуация улучшается, но медленно. Мы живем так близко к Европе, а там совсем другой уровень жизни».

По данным Международной Организации по Миграции в Молдове, треть тех, кто эмигрирует из Молдовы в другие страны, делают это нелегально — это тревожный факт, учитывая уязвимость таких мигрантов.

Из-за нелегальной миграции люди легко поддаются мошенничеству, которое часто связано с торговлей людьми. Родители, работающие за границей нелегально, готовы заплатить большие деньги посредникам за переправку их детей из Молдовы.

"Но никто не может гарантировать, что этого ребенка привезут к его родителям", – говорит Петру Богин из Центра по Борьбе с Торговлей Людьми при МВД Молдовы.

Приднестровье

Приднестровье – отделившийся регион Молдовы, где постоянно находятся 1500 российских солдат, всегда интересовал журналистов. В основном, из-за ностальгии региона по Советскому Союзу.

Приднестровье описывают как рай для контрабанды оружия и торговли людьми, а делегация Европейского Парламента в Молдове однажды назва его «черной дырой» Европы.

Почти 450 из 1222 км километров молдавско-украинской границы контролируется сепаратистами из Приднестровья — что заставило многих воспринимать этот район как своего рода ничейную землю, контролируемую преступными группами и контрабандистами.

Тем не менее, Оксана Алистратова, директор негосударственной организации «Взаимодействие», говорит, что в Приднестровье случаев торговли людьми не больше, чем в Молдове. По ее словам, несмотря на сепаратистскую позицию приднестровского правительства и отказ признавать молдавскую власть, неправительственные организации в Кишиневе и Тирасполе вместе работали над вопросами торговли людьми без каких-либо помех.

Фомина из La Strada подтверждает это. По ее словам, главное отличие Приднестровья в том, что ОБСЕ и другие организации не смогли отправить туда своих, из-за чего о ситуации в регионе известно не много. Видожевич из ОБСЕ говорит, что много жертв торговли людьми репатриируются в Приднестровье, создавая впечатление, что жертв в регионе больше, чем на самом деле.

Беспокойство вызывает еще один аспект. Алистратова рассказала о довольно известной схеме, по которой детей перевозят поездом из южной Молдовы в северную для принудительного попрошайничества.

По ее словам, это происходило ежедневно: утром дети уезжали, вечером возвращались в детские дома.

В 2013 году Международная Организация по Миграции оказала помощь 12 детям, которые стали жертвами торговли людьми.

Для борьбы с контрабандой в 2005 году была создана Миссия Европейского Союза по Приграничной Помощи Молдове и Украине, которая имеет офисы по всей Молдове и Украине.

Сотрудники регулярно проходят обучение по выявлению потенциальных ситуаций торговли людьми. Но помимо технической экспертизы, Миссия Европейского Союза ничего не может сделать, чтобы обнаружить или остановить торговлю людьми.

В заявлении на официальном сайте миссия признает, что обнаружить жертв торговли людьми гораздо сложнее, чем контрабандные товары, поскольку торговцы людьми все чаще перевозят людей легально, и пограничники не замечают ничего подозрительного.

Во время поездки из Москвы в Кишинев, пограничники Приднестровья едва проверили документы нашего корреспондента. Украинские пограничники, хотя были строже, но казались более заинтересованными в небольших взятках, чем в реальном контроле.

На пересечении украинской границы в Кучургане, рядом с границей с Приднестровьем, когда украинские пограничники попросил поговорить лично с пассажирами, те просто пожали плечами и отказались.

“Они просто хотят денег”, сказал молдавский пассажир, который отказался назвать свое имя.

По его словам, пограничники собирались просто вымогать у пассажиров деньги за мелкие нарушения, пока те не сдадутся и заплатят.

"Я дал им тысячу рублей, больше не собираюсь", сказал он.

По таким случаям понятно, какая пропасть лежит между мерами, принятыми на бумаге, и реальной ситуацией.

Европейский союз, Международная Организация по Миграции, ОБСЕ и другие организации могут тратить время, подавая отчеты и принимая резолюции – но пограничники, полиция и низкооплачиваемые государственные служащие, скорее всего, будут продолжать требовать и получать взятки, пока экономика не изменится к лучшему.

И пока взятничество существует, торговцы людьми будут этим пользоваться, говорят активисты

В случае Жанны и других женщин, которых заставляют собирать милостыню, полиция активно игнорирует жалобы по этому поводу, по словам московского активиста Мельникова.

Жанна подала жалобу в Таганское районное отделение МВД России в Москве, сказал он, но полиция просто посмеялась над ней, заявив, что у них уже есть полные шкафы таких жалоб.

Несмотря на то, что и в Молдове, и в Приднестровье действуют законы для предотвращения вывоза детей из страны, Алистратова признает, что вывезти ребенка, к примеру, в Одессу, совсем не трудно.

"Скажем, я хочу поехать на море с ребенком, но у него нет паспорта. Я плачу пять долларов и еду", говорит она.

От редактора: Это расследование было проведено в рамках проекта журналистских расследований Objective, который проходит в Украине, Беларуси и Молдове. Программа осуществляется совместными усилиями Niras и BBC Media Action при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Дании. Этот материал может быть перепечатан любым изданием или сайтом при условии упоминания Objective.

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

Каждый день на станции московского метро Кузнецкий Мост тысячи людей проходят мимо Жанны. Мало кто обращает внимание на женщину, и почти никто не читает табличку в ее руках: «Подайте на хлеб».

За ней наблюдают две женщины, которые стоят неподалеку. Периодически они подходят, чтобы забрать пожертвованные Жанне деньги, и следят за тем, чтобы она не уходила далеко от своей точки.

По словам Жанны, которая боится назвать свою фамилию, этим бизнесом управляют молдаване. Они грозятся отрубить ей ноги, если она покинет рабочее место. И Жанна знает, что они настроены серьезно.

Когда ее только привезли в Москву три месяца назад, она страдала от глазной инфекции. Ее хозяева предпочли не лечить глаз, а просто зашить его. Так лучше для бизнеса: искалеченная старуха кажется более жалкой.

Так работает одна из форм современной работорговли – принудительное попрошайничество. Работорговля не ограничивается сексуальным рабством, которое любят показывать в кино. Работорговля включает принудительный труд, попрошайничество и сексуальную эксплуатацию. Иногда торговцы объединяют все три вида.

Торговля людьми приносит около 39 миллиардов долларов в год, по данным Интерпола. По прибыльности этот бизнес уступает только наркоторговле

В 2013 году Молдова заняла шестое место по уровню распространенности работорговли в списке из 162 стран. Эта небольшая европейская страна заработала репутацию очага торговли людьми.

Имея самый низкий в Европе ВВП, Молдова постоянно оказывается в центре внимания десятков исследований и докладов о торговле людьми, подготовленных структурами Госдепартамента США, Международной организации по миграции, Управления ООН по наркотикам и преступности, Совета Европы и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Но даже при наличии всей информации о торговле людьми, многочисленных попыток менять законодательство и бороться с ней, этот бизнес продолжает процветать – хотя и с меньшим успехом и меньшим количеством жертв. А Молдова продолжает взращивать и жертв, и самих торговцев.

Дело в том, что перспектива большой прибыли перевешивает риск. И безнаказанность молдавских работорговцев, которые заставляют попрошайничать Жанну – лишнее этому подтверждение.

Совсем недавно, 26 марта, московская милиция сообщила о задержании молдавского торговца людьми. Даже милиция признала, что торговец работал в России много лет до поимки.

Возникает вопрос: почему торговцы людьми предпочитают работать в Москве, но за жертвами ездят в Молдову?

При населении 3,5 миллиона человек по состоянию на 2012 год, 23% и без того невысокого ВВП Молдовы исходит от денежных переводов, отправляемых домой молдаванами, работающими за рубежом.

Найти отделение Western Union и Moneygram в Кишиневе так же легко, как найти Starbucks в Нью-Йорке.

Даже с многочисленными вливаниями из-за границы, ВВП Молдовы остается самым низким в Европе – $12,2 млрд. Это мотивирует все больше людей покидать страну ради трудоустройства за рубежом. Около 700 тысяч жителей страны постоянно работают за границей.

Это порочный круг, считает Татьяна Фомина, сотрудник La Strada – неправительственной организации, которая занимается предотвращением торговли людьми и помощью ее жертвам в Молдове. И двигателем, который держит бизнес на плаву, является спрос и предложение.

Растущая глобализация и открытие границ усугубляют ситуацию, по словам Фоминой. Она называет торговлю людьми платой, которую современный мир платит за свободу и мобильность.

“За все в жизни нужно платить. Но это не значит, что нельзя бороться”, говорит Фомина.

Жанна – хороший пример. Пожилая женщина зарабатывает для своих «хозяев» 3000-4000  рублей, или до $112 в день. Но она не единственная, кто «работает» на станции Кузнецкий Мост. По мнению активистов-наблюдателей, здесь просят милостыню еще по крайней мере трое человек. Они работают с 9 утра до 10 вечера.

Иногда к нищим подходит полиция – только для того, чтобы забрать свою долю

По словам Олега Мельникова, координатора московской группы Альтернатива, которая борется с торговлей людьми, каждая «точка» приносит полиции около 100 000 рублей в месяц.

Две молдавские женщины, ответственные за надсмотр за Жанной и еще несколькими попрошайками, признались, что делают это, потому что отчаянно нуждаются в деньгах и «не имеют выбора».

Так кто же здесь преступник?

Женщина-рекрутер из Одессы, которая обманывает людей вроде Жанны, говоря, что они будут работать нянями и домработницами? Две молдавские надзирательницы, которые следят за каждым шагом Жанны и докладывают о ее заработках мужчинам, которые заправляют этим бизнесом? Полицейские, которые охотно берут взятки и притворяются, что все в порядке? Или хозяева бизнеса, которые ничем не рискуют и ничего не теряют (кроме, конечно, денег, которыми они покупают молчание полиции)?

Факты или фикция

Хотя о торговле людьми стали много говорить в начале 2000-х, представление об этом явлении было сильно искажено фильмами на эту тему. Самое распространенное заблуждение – думать, что это чисто мужской бизнес.

В реальности, все совсем не так.

Прошли времена, когда подозрительные мужчины с золотыми цепочками на шеях высматривали жертв из-за тонированных окон своих BMW. Сейчас торговля людьми приняла скрытые формы, и злодеями в этих историях оказываются не те, на кого думаешь.

“Люди думают, что торговцы людьми, как правило, неизвестные люди, мужчины в характерных черных автомобилях. Но нет, это женщины. Ваши подруги, ваша крестная. Это самое страшное,” говорит Александра Видожевич из Организации по безопасности и сотрудничеству в офисе Европы в Кишиневе.

Исследование, проведенное в Кишиневе La Strada в 2005 году, показало, что в большинстве случаев торговли людьми, рекрутером является женщина, и чаще всего, знает жертву и располагает к общению. Данные, опубликованные Управлением Организации Объединенных Наций по Наркотикам и Преступности, подтверждают это. В большинстве случаев торговли людьми, которые описаны в их онлайн-базе, рекрутерами выступали женщины.

Женщина-рекрутер обычно щедро дарит подарки, дорого одевается и много говорит о сытой жизни за границей. Так их характеризует Видожевич.

В случае Жанны и ряда других украинских женщин, которые были обмануты и принудительно вовлечены в попрошайничество в Москве, рекрутеры обещали работу няней.

В этом смысле, преступление в большей степени полагается на психологические манипуляции, чем на что-либо другое. Это усложняет судебное преследование случаев торговли людьми. Особенно в тех случаях, когда жертва сама охотно пересекает границу ради возможности трудоустройства.

“Как обвинять торговца, если жертва сама покупает себе билет?” говорит Фомина из La Strada.

Самая распространенная схема в торговле людьми начинается с предложения работы или возможности обучения для молодых женщин

Если раньше эта схема часто полагалась на туристические агентства, то сейчас рекрутинг часто происходит через сайты – makler.md, vacansii.md, craiglist.org.

Такие мошенничества уже относительно хорошо известны, поэтому возникает вопрос: почему люди все еще ведутся на такие схемы? Зачем рисковать?

«Потому что люди считают, что на новом месте им в любом случае будет лучше», говорит Фомина из La Strada.

“Если молдаванин получает дома зарплату в 100 евро, то когда он едет в более развитую страну, скажем, в Чехию, в Прагу, он получает 400 евро как приезжий. В то время как местный рабочий в этой стране получает 1000 евро за ту же работу. Значит, его эксплуатируют, не так ли? Но с точки зрения заработной платы, которую он получал в Молдове, ему выгодно. И он доволен этим,” говорит Фомина.

По ее словам, многие молдаване сознательно выбирают рискованные вакансии, потому что предпочитают риск и даже плохие условия труда реальности дома.

“Вот почему многие мигранты даже не жалуются на условия, когда они идут на работу за границу – в России, Украине или где бы то ни было,” говорит Фомина. «Часто они возвращаются домой и призывают знакомых тоже выехать за границу на работу».

Для многих молдаван, средняя месячная зарплата которых составляет около 300 долларов, а перспектив хорошей работы крайне мало, работа за рубежом слишком соблазнительная, чтобы от нее отказываться.

“Если вы спросите молодых людей здесь, 99 процентов из них скажут, что они хотят покинуть страну”, говорит Видожевич. “Все упирается в экономику. Это порочный круг, и мы – внутри”.

Фомина из La Strada соглашается.

«Семьи, которые не могут позволить себе поездку за границу, или которым не хватает средств на жизнь, сравнивают себя с семьями, которым хватает, хотят жить также и попадают в эти обманные махинации,» – говорит Фомина.

«Актуальными проблемами остаются безработица и бедность. Экономическая ситуация улучшается, но медленно. Мы живем так близко к Европе, а там совсем другой уровень жизни».

По данным Международной Организации по Миграции в Молдове, треть тех, кто эмигрирует из Молдовы в другие страны, делают это нелегально — это тревожный факт, учитывая уязвимость таких мигрантов.

Из-за нелегальной миграции люди легко поддаются мошенничеству, которое часто связано с торговлей людьми. Родители, работающие за границей нелегально, готовы заплатить большие деньги посредникам за переправку их детей из Молдовы.

"Но никто не может гарантировать, что этого ребенка привезут к его родителям", – говорит Петру Богин из Центра по Борьбе с Торговлей Людьми при МВД Молдовы.

Приднестровье

Приднестровье – отделившийся регион Молдовы, где постоянно находятся 1500 российских солдат, всегда интересовал журналистов. В основном, из-за ностальгии региона по Советскому Союзу.

Приднестровье описывают как рай для контрабанды оружия и торговли людьми, а делегация Европейского Парламента в Молдове однажды назва его «черной дырой» Европы.

Почти 450 из 1222 км километров молдавско-украинской границы контролируется сепаратистами из Приднестровья — что заставило многих воспринимать этот район как своего рода ничейную землю, контролируемую преступными группами и контрабандистами.

Тем не менее, Оксана Алистратова, директор негосударственной организации «Взаимодействие», говорит, что в Приднестровье случаев торговли людьми не больше, чем в Молдове. По ее словам, несмотря на сепаратистскую позицию приднестровского правительства и отказ признавать молдавскую власть, неправительственные организации в Кишиневе и Тирасполе вместе работали над вопросами торговли людьми без каких-либо помех.

Фомина из La Strada подтверждает это. По ее словам, главное отличие Приднестровья в том, что ОБСЕ и другие организации не смогли отправить туда своих, из-за чего о ситуации в регионе известно не много. Видожевич из ОБСЕ говорит, что много жертв торговли людьми репатриируются в Приднестровье, создавая впечатление, что жертв в регионе больше, чем на самом деле.

Беспокойство вызывает еще один аспект. Алистратова рассказала о довольно известной схеме, по которой детей перевозят поездом из южной Молдовы в северную для принудительного попрошайничества.

По ее словам, это происходило ежедневно: утром дети уезжали, вечером возвращались в детские дома.

В 2013 году Международная Организация по Миграции оказала помощь 12 детям, которые стали жертвами торговли людьми.

Для борьбы с контрабандой в 2005 году была создана Миссия Европейского Союза по Приграничной Помощи Молдове и Украине, которая имеет офисы по всей Молдове и Украине.

Сотрудники регулярно проходят обучение по выявлению потенциальных ситуаций торговли людьми. Но помимо технической экспертизы, Миссия Европейского Союза ничего не может сделать, чтобы обнаружить или остановить торговлю людьми.

В заявлении на официальном сайте миссия признает, что обнаружить жертв торговли людьми гораздо сложнее, чем контрабандные товары, поскольку торговцы людьми все чаще перевозят людей легально, и пограничники не замечают ничего подозрительного.

Во время поездки из Москвы в Кишинев, пограничники Приднестровья едва проверили документы нашего корреспондента. Украинские пограничники, хотя были строже, но казались более заинтересованными в небольших взятках, чем в реальном контроле.

На пересечении украинской границы в Кучургане, рядом с границей с Приднестровьем, когда украинские пограничники попросил поговорить лично с пассажирами, те просто пожали плечами и отказались.

“Они просто хотят денег”, сказал молдавский пассажир, который отказался назвать свое имя.

По его словам, пограничники собирались просто вымогать у пассажиров деньги за мелкие нарушения, пока те не сдадутся и заплатят.

"Я дал им тысячу рублей, больше не собираюсь", сказал он.

По таким случаям понятно, какая пропасть лежит между мерами, принятыми на бумаге, и реальной ситуацией.

Европейский союз, Международная Организация по Миграции, ОБСЕ и другие организации могут тратить время, подавая отчеты и принимая резолюции – но пограничники, полиция и низкооплачиваемые государственные служащие, скорее всего, будут продолжать требовать и получать взятки, пока экономика не изменится к лучшему.

И пока взятничество существует, торговцы людьми будут этим пользоваться, говорят активисты

В случае Жанны и других женщин, которых заставляют собирать милостыню, полиция активно игнорирует жалобы по этому поводу, по словам московского активиста Мельникова.

Жанна подала жалобу в Таганское районное отделение МВД России в Москве, сказал он, но полиция просто посмеялась над ней, заявив, что у них уже есть полные шкафы таких жалоб.

Несмотря на то, что и в Молдове, и в Приднестровье действуют законы для предотвращения вывоза детей из страны, Алистратова признает, что вывезти ребенка, к примеру, в Одессу, совсем не трудно.

"Скажем, я хочу поехать на море с ребенком, но у него нет паспорта. Я плачу пять долларов и еду", говорит она.

От редактора: Это расследование было проведено в рамках проекта журналистских расследований Objective, который проходит в Украине, Беларуси и Молдове. Программа осуществляется совместными усилиями Niras и BBC Media Action при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Дании. Этот материал может быть перепечатан любым изданием или сайтом при условии упоминания Objective.

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *