Статьи

«Я думал, что политика – это скучно. Я просто не знал, что они используют те же методы, что и мы», – говорит герой книги Питера Померанцева, бывший гангстер, который теперь режиссирует фильмы о самом себе. Политики намеренно ведут себя как бандиты – бандитов уважают. В новой России вовсе не обязательно быть собой. Тем более – если можно выбрать роль поудобнее. 

Первая книга Питера Померанцева «Nothing is true and everything is possible» – это череда крупных планов. Все герои – реальны, все истории случились на самом деле. С каждой из них автор столкнулся как журналист, пока работал в Москве с 2001 по 2010 год. Их объединяет то, что все это – «не те» истории. Недостаточно позитивные для развлекательного ТВ. Слишком политические – для социального. 

Но Померанцев объединяет их и по-своему: в насыщенный объемный сюжет, рисующий модель современной российской действительности. 

 Смена ролей здесь касается не только политики: от школ, где девушек учат «цеплять» миллионеров, до милиционеров-оборотней и журналистов, доносящих «российскую точку зрения» – все участвуют в конструировании второй реальности.

Даже в самой современной и технологичной компании есть неприметная дальняя дверь, за которой «черная» бухгалтерия скрывается от налоговых проверяющих. Которые конечно же об этом знают. Но это – в реальной жизни, а выдуманная действительность требует соблюдать сценарий. «Каждая роль, поза и строчка диалога воспроизводят ритуал законности. Этот ритуал воспроизводится каждый день, в каждой средней компании, каждом ресторане, модельном агентстве и пиар-компании по всей стране».

Российская реальность – это реалити-шоу со сценарием, написанным политтехнологами. И не беда, что реалити-шоу по определению не имеет сценария. Подмена понятий здесь становится нормой, и не только в таких мелочах. «Это не переходная страна, а что-то вроде постмодерной диктатуры, использующей язык и институции демократического капитализма для авторитарных целей» – резюмирует автор. 

Даже захват заложников в театре на Дубровке превращается в реалити-шоу. Террористы приглашают в захваченное здание журналистов, пока снаружи продают хот-доги, а милиционеры флиртуют с малолетками. 

Вполне логично, что телевидение в этом искривленном мире не может показывать правду – ее не существует. Единственное настоящее реалити-шоу, снятое не по сценарию, оказалось невостребованным – зрители не поверили, что в нем показывают правду.

Все вокруг иллюзия, все – пиар. Кто не согласен с этим – достоин разве что сочувствия. Те, кто выпал из игры, едва ли смогут доказать свою правоту. Если понадобится, то суд изменит и законы природы не в их пользу. «Черное – это белое, а белое – черное. Реальности нет. Реальность – это что угодно, что так называют».

Законы, правозащитники, обращения к прессе – все бессильно. Есть лишь один шанс вырваться из «матрицы» – если она даст сбой. Конкуренция между ведомствами и политиками иногда спасает судьбы отдельных людей.

Автор ведет читателя дальше, и искривления реальности все усиливаются. Здесь – тоталитарные секты, подталкивающие к самоубийству; экстрасенсы; горные поселения последователей самопровозглашенного «Иисуса». И как апофеоз – вера в мессианство России, которую умело подхватил и использовал главный политтехнолог страны Владислав Сурков. Вместе с православными байкерами, культом Сталина и Великой Отечественной Войны она органично вливается в «российское реалити-шоу» – и круг замыкается. 

Эту двойную жизнь, между игрой и реальностью, автор сравнивает с сумасшествием: «…это общество, в котором мы живем (диктатура), но мы просто играем в него (можем шутить об этом), но играем по-серьезному (делаем деньги, играя, и никому не дадим изменить правила)».

И все же Померанцев пытается найти в новой России что-то настоящее. И находит его, хоть и не много. Это группка активистов, пытающихся сохранить остатки старой Москвы. Несколько баров на Никитском бульваре, сохранившие старые диссидентские традиции. Абсурдизированные художественные «монстрации» творческой молодежи. 

Беда в том, что им едва ли найдется место в «новой России». «Для многих в 1970-е единственным выходом была тюрьма или эмиграция. И иногда это так до сих пор». Не находит его и сам автор – он возвращается в Лондон.

Возможно, истории героев станут открытием для западного читателя, но вряд ли для украинского. Слишком уж знакомыми выглядят и коррупционные схемы, и несправедливость правосудия, а еще вчера были актуальны бесправие и подмена реальности в СМИ. С другой стороны – отчасти в этом состоит и ценность книги, которая позволяет читателю проводить параллели и видеть, пусть гипертрофированное, но отражение болезней своего общества. Ведь в конце концов британским каналам оказались точно также не интересны истории без счастливого конца.

Рецензия-победитель на книгу Питера Померанцева «Nothing is true and everything is possible: the surreal heart of the new Russia». Подготовленна для конкурса рецензиций в рамках ІІ Международного студентского медиасимпозиума «Переосмысление медиа как противолействие пропаганды», организованого Школой журналистики Украинского католического университета и MYMEDIA

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

«Я думал, что политика – это скучно. Я просто не знал, что они используют те же методы, что и мы», – говорит герой книги Питера Померанцева, бывший гангстер, который теперь режиссирует фильмы о самом себе. Политики намеренно ведут себя как бандиты – бандитов уважают. В новой России вовсе не обязательно быть собой. Тем более – если можно выбрать роль поудобнее. 

Первая книга Питера Померанцева «Nothing is true and everything is possible» – это череда крупных планов. Все герои – реальны, все истории случились на самом деле. С каждой из них автор столкнулся как журналист, пока работал в Москве с 2001 по 2010 год. Их объединяет то, что все это – «не те» истории. Недостаточно позитивные для развлекательного ТВ. Слишком политические – для социального. 

Но Померанцев объединяет их и по-своему: в насыщенный объемный сюжет, рисующий модель современной российской действительности. 

 Смена ролей здесь касается не только политики: от школ, где девушек учат «цеплять» миллионеров, до милиционеров-оборотней и журналистов, доносящих «российскую точку зрения» – все участвуют в конструировании второй реальности.

Даже в самой современной и технологичной компании есть неприметная дальняя дверь, за которой «черная» бухгалтерия скрывается от налоговых проверяющих. Которые конечно же об этом знают. Но это – в реальной жизни, а выдуманная действительность требует соблюдать сценарий. «Каждая роль, поза и строчка диалога воспроизводят ритуал законности. Этот ритуал воспроизводится каждый день, в каждой средней компании, каждом ресторане, модельном агентстве и пиар-компании по всей стране».

Российская реальность – это реалити-шоу со сценарием, написанным политтехнологами. И не беда, что реалити-шоу по определению не имеет сценария. Подмена понятий здесь становится нормой, и не только в таких мелочах. «Это не переходная страна, а что-то вроде постмодерной диктатуры, использующей язык и институции демократического капитализма для авторитарных целей» – резюмирует автор. 

Даже захват заложников в театре на Дубровке превращается в реалити-шоу. Террористы приглашают в захваченное здание журналистов, пока снаружи продают хот-доги, а милиционеры флиртуют с малолетками. 

Вполне логично, что телевидение в этом искривленном мире не может показывать правду – ее не существует. Единственное настоящее реалити-шоу, снятое не по сценарию, оказалось невостребованным – зрители не поверили, что в нем показывают правду.

Все вокруг иллюзия, все – пиар. Кто не согласен с этим – достоин разве что сочувствия. Те, кто выпал из игры, едва ли смогут доказать свою правоту. Если понадобится, то суд изменит и законы природы не в их пользу. «Черное – это белое, а белое – черное. Реальности нет. Реальность – это что угодно, что так называют».

Законы, правозащитники, обращения к прессе – все бессильно. Есть лишь один шанс вырваться из «матрицы» – если она даст сбой. Конкуренция между ведомствами и политиками иногда спасает судьбы отдельных людей.

Автор ведет читателя дальше, и искривления реальности все усиливаются. Здесь – тоталитарные секты, подталкивающие к самоубийству; экстрасенсы; горные поселения последователей самопровозглашенного «Иисуса». И как апофеоз – вера в мессианство России, которую умело подхватил и использовал главный политтехнолог страны Владислав Сурков. Вместе с православными байкерами, культом Сталина и Великой Отечественной Войны она органично вливается в «российское реалити-шоу» – и круг замыкается. 

Эту двойную жизнь, между игрой и реальностью, автор сравнивает с сумасшествием: «…это общество, в котором мы живем (диктатура), но мы просто играем в него (можем шутить об этом), но играем по-серьезному (делаем деньги, играя, и никому не дадим изменить правила)».

И все же Померанцев пытается найти в новой России что-то настоящее. И находит его, хоть и не много. Это группка активистов, пытающихся сохранить остатки старой Москвы. Несколько баров на Никитском бульваре, сохранившие старые диссидентские традиции. Абсурдизированные художественные «монстрации» творческой молодежи. 

Беда в том, что им едва ли найдется место в «новой России». «Для многих в 1970-е единственным выходом была тюрьма или эмиграция. И иногда это так до сих пор». Не находит его и сам автор – он возвращается в Лондон.

Возможно, истории героев станут открытием для западного читателя, но вряд ли для украинского. Слишком уж знакомыми выглядят и коррупционные схемы, и несправедливость правосудия, а еще вчера были актуальны бесправие и подмена реальности в СМИ. С другой стороны – отчасти в этом состоит и ценность книги, которая позволяет читателю проводить параллели и видеть, пусть гипертрофированное, но отражение болезней своего общества. Ведь в конце концов британским каналам оказались точно также не интересны истории без счастливого конца.

Рецензия-победитель на книгу Питера Померанцева «Nothing is true and everything is possible: the surreal heart of the new Russia». Подготовленна для конкурса рецензиций в рамках ІІ Международного студентского медиасимпозиума «Переосмысление медиа как противолействие пропаганды», организованого Школой журналистики Украинского католического университета и MYMEDIA
Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *