Статьи

Кэролайн Сатклифф – основатель международного проекта Chai Khana, запущенного при поддержке MYMEDIA. Побывав волонтером в Боливии, Таиланде и Индии, проучившись в Египте, Марокко и Великобритании, поработав в Германии, Нидерландах и США, уроженка Гавайев приехала в Тбилиси налаживать культурный диалог между странами Южного Кавказа. Возглавив команду Chai Khana, она помогает Грузии, Армении и Азербайджану узнать друг друга получше. 

Кэролайн рассказала MYMEDIA о том, что привело ее на Южный Кавказ и чем отличается подход к работе на Востоке и на Западе.

Как вы оказались на Кавказе? 

Я выросла на маленьком острове [на Гавайях – ред.] с населением в 7 тысяч человек – никаких светофоров, ни одного здания выше кокосового дерева. Я росла в меньшинстве – в младшей школе из 120 человек было только трое со светлыми волосами и кожей. На Гавайях люди очень склонны к расизму, и для этого есть исторические основания – Америка оккупировала Гавайские острова. На острове, если ты входишь в меньшинство, люди плюют в тебя и кидают камнями. Они считают, что мои предки забрали их землю. Но ведь я не могу поговорить со своими предками! 

Поэтому мне пришлось научиться преодолевать подобные барьеры и предубеждения в очень раннем возрасте. Мне стали очень близки идеи миротворчества и толерантности. Я ездила волонтером в Таиланд, Индию и Боливию, была влюблена в Ближний Восток. Мне всегда хотелось побывать в Иране, но я не могла сделать этого из-за американского гражданства. Поэтому решила подобраться к нему максимально близко и отправилась в Азербайджан. 

А откуда такой интерес к Ближнему Востоку? 

Меня возмущал сам факт, что в Америке многие очень догматичны по отношению к Ирану. Там прекрасный народ, очень богатая культура, история, поэзия. Но сформированная новостями ментальность выставляет иранцев террористами. Я знала, что это не так. Поэтому хотела поехать туда, увидеть все собственными глазами, а потом вернуться и рассказать всем, что там – совершенно другая реальность. 

Когда вы впервые побывали на Кавказе? И какие были впечатления? 

Моим первым местом работы был лондонский Институт стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies). Я занималась там топографией конфликтов в отделе политический исследований и транснациональных рисков. Однажды мой научный руководитель сказал: «Кэролайн, я хочу, чтобы ты сделала исследование о Нагорном Карабахе [непризнанная республика, из-за которой между Азербайджаном и Арменией с 1987 года продолжается военное противостояние – Ред.]» Я ответила: «Да, конечно!», а потом отвернулась и подумала: «О, Боже мой!». Мне тогда было только 19, и я никогда не бывала в Нагорном Карабахе. Но мне показалось, что это будет очень интересная тема для исследования – ведь об этом многолетнем конфликте мало знают на Западе. 

Я приехала в Азербайджан в 2010-х годах. Как раз тогда в Тунисе и Египте началась Арабская весна. Тогда же протесты охватили и Азербайджан. Я видела, как людей задерживали на улицах и сажали в тюрьму. Меня это поразило. Хотелось помочь общественным активистам хоть чем-то, это и привело меня на оппозиционный интернет-телеканал Mеуdan TV. Я помогала им организационно, они занимались журналистикой. 

После работы с ними вы и решили прейти в медиасферу? 

Да. Когда начала работать с журналистами, я поняла, что медиа имеют большое влияние. Как и на моей родине, на Кавказе я увидела огромную информационная пропасть – между армянами и азербайджанцами. Они также плевали в друг друга и бросались камнями. Между ними есть ненависть, но нет понимания, что многие проблемы для обоих стран общие, что их можно решать сообща. Мне хотелось помочь заполнить эту информационную брешь.    

В работе вам больше нужны навыки журналиста или менеджера? 

Пока у меня очень туманное представление о журналистике – сейчас я просто прислушиваюсь к журналистам и спрашиваю, что им нужно для работы. Я точно хочу развиваться как менеджер – пока что у меня не так много опыта. Хотя и я понимаю, что пользы от меня, как от журналиста, освещающего события, было бы намного больше. Пока я к этому не готова.

Вы говорили, если проект прочно станет на ноги и сможет функционировать без вас – вы, вполне возможно, покинете его. Что будете делать тогда? 

Не хочется оставаться менеджером в одной организации на 10 лет – думаю, тогда сама организация потеряет творческую жилку. Подобные проекты постоянно требуют новых людей и новых идей. Чем конкретно я буду заниматься дальше, пока не знаю – мне столько всего интересно! Последняя страсть – социальное предпринимательство. В Chai Khana я очень многому научилась, как менеджер. У меня было столько неудач – но именно они помогают выстроить характер и стать более гибким.  Теперь, когда за моими плечами уже есть этот опыт, я вижу, что могу добиваться успеха. 

У вас богатый опыт работы в разных странах. Отличается ли подход к работе в этих странах? 

Одного из отличий мы коснулись в мартовском выпуске Chai Khana о гендере – на Кавказе общество очень поляризовано и проблема отношений – социальных, деловых, межличностных – между женщинами и мужчинами стоит очень остро. В Chai Khana с этим сами столкнулись – одного мужчину я уволила за сексуальные домогательства, еще несколько просто отсеялись – они не воспринимали серьёзно коллег-женщин и это делало работу невозможной.  В Европе ничего подобного не встречала, а здесь это очень распространено.  

В тоже время, самые приверженные, ответственные, жаждущие работать на Кавказе – как раз женщины.  Кроме того, по своей природе они более интуитивны, больше склонны к налаживанию мирного диалога, готовы слушать и понимать. Для целей Chai Khana это важно. 

Чему Кавказ и Европа могли бы поучиться друг у друга? 

На Западе куда лучше обстоят дела с менеджментом – меньше проблем с дедлайнами и опозданиями, лучше налажен рабочий процесс. 

Но есть вещи, которым все могут поучиться у Южного Кавказа: тут столько различий в регионе, что люди постоянно вынуждены преодолевать барьеры и проявлять гибкость. Это хороший пример для других стран. Меня лично это очень вдохновляет.

Расскажу историю, которая произошла с одним из наших режиссеров – его побил брат за участие в нашем проекте. Это его остановило парня, потому как он очень верил в ценность нашего проекта. На Кавказе много журналистов-расследователей, которые продолжают публиковать свои письма из тюрьмы. Поэтому то, чему весь мир может поучиться у Кавказа, это отдача и страсть к своему делу. 

А вас бы заинтересовало предложение в будущем поработать в Украине? Это интересный для вас регион? 

Конечно. Я уже была в Украине, правда, всего пару дней. Ваши проблемы похожи на те, которые есть на Кавказе. Но на проблемы я смотрю, как на возможности. Вам столько всего нужно сделать. Меня очень вдохновляет то, что вы делаете в Украине – выходите на улицы, защищаете свои права. Поверьте, в мире очень много людей, которые вас поддерживают и хотят помочь.

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

Кэролайн Сатклифф – основатель международного проекта Chai Khana, запущенного при поддержке MYMEDIA. Побывав волонтером в Боливии, Таиланде и Индии, проучившись в Египте, Марокко и Великобритании, поработав в Германии, Нидерландах и США, уроженка Гавайев приехала в Тбилиси налаживать культурный диалог между странами Южного Кавказа. Возглавив команду Chai Khana, она помогает Грузии, Армении и Азербайджану узнать друг друга получше. 

Кэролайн рассказала MYMEDIA о том, что привело ее на Южный Кавказ и чем отличается подход к работе на Востоке и на Западе.

Как вы оказались на Кавказе? 

Я выросла на маленьком острове [на Гавайях – ред.] с населением в 7 тысяч человек – никаких светофоров, ни одного здания выше кокосового дерева. Я росла в меньшинстве – в младшей школе из 120 человек было только трое со светлыми волосами и кожей. На Гавайях люди очень склонны к расизму, и для этого есть исторические основания – Америка оккупировала Гавайские острова. На острове, если ты входишь в меньшинство, люди плюют в тебя и кидают камнями. Они считают, что мои предки забрали их землю. Но ведь я не могу поговорить со своими предками! 

Поэтому мне пришлось научиться преодолевать подобные барьеры и предубеждения в очень раннем возрасте. Мне стали очень близки идеи миротворчества и толерантности. Я ездила волонтером в Таиланд, Индию и Боливию, была влюблена в Ближний Восток. Мне всегда хотелось побывать в Иране, но я не могла сделать этого из-за американского гражданства. Поэтому решила подобраться к нему максимально близко и отправилась в Азербайджан. 

А откуда такой интерес к Ближнему Востоку? 

Меня возмущал сам факт, что в Америке многие очень догматичны по отношению к Ирану. Там прекрасный народ, очень богатая культура, история, поэзия. Но сформированная новостями ментальность выставляет иранцев террористами. Я знала, что это не так. Поэтому хотела поехать туда, увидеть все собственными глазами, а потом вернуться и рассказать всем, что там – совершенно другая реальность. 

Когда вы впервые побывали на Кавказе? И какие были впечатления? 

Моим первым местом работы был лондонский Институт стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies). Я занималась там топографией конфликтов в отделе политический исследований и транснациональных рисков. Однажды мой научный руководитель сказал: «Кэролайн, я хочу, чтобы ты сделала исследование о Нагорном Карабахе [непризнанная республика, из-за которой между Азербайджаном и Арменией с 1987 года продолжается военное противостояние – Ред.]» Я ответила: «Да, конечно!», а потом отвернулась и подумала: «О, Боже мой!». Мне тогда было только 19, и я никогда не бывала в Нагорном Карабахе. Но мне показалось, что это будет очень интересная тема для исследования – ведь об этом многолетнем конфликте мало знают на Западе. 

Я приехала в Азербайджан в 2010-х годах. Как раз тогда в Тунисе и Египте началась Арабская весна. Тогда же протесты охватили и Азербайджан. Я видела, как людей задерживали на улицах и сажали в тюрьму. Меня это поразило. Хотелось помочь общественным активистам хоть чем-то, это и привело меня на оппозиционный интернет-телеканал Mеуdan TV. Я помогала им организационно, они занимались журналистикой. 

После работы с ними вы и решили прейти в медиасферу? 

Да. Когда начала работать с журналистами, я поняла, что медиа имеют большое влияние. Как и на моей родине, на Кавказе я увидела огромную информационная пропасть – между армянами и азербайджанцами. Они также плевали в друг друга и бросались камнями. Между ними есть ненависть, но нет понимания, что многие проблемы для обоих стран общие, что их можно решать сообща. Мне хотелось помочь заполнить эту информационную брешь.    

В работе вам больше нужны навыки журналиста или менеджера? 

Пока у меня очень туманное представление о журналистике – сейчас я просто прислушиваюсь к журналистам и спрашиваю, что им нужно для работы. Я точно хочу развиваться как менеджер – пока что у меня не так много опыта. Хотя и я понимаю, что пользы от меня, как от журналиста, освещающего события, было бы намного больше. Пока я к этому не готова.

Вы говорили, если проект прочно станет на ноги и сможет функционировать без вас – вы, вполне возможно, покинете его. Что будете делать тогда? 

Не хочется оставаться менеджером в одной организации на 10 лет – думаю, тогда сама организация потеряет творческую жилку. Подобные проекты постоянно требуют новых людей и новых идей. Чем конкретно я буду заниматься дальше, пока не знаю – мне столько всего интересно! Последняя страсть – социальное предпринимательство. В Chai Khana я очень многому научилась, как менеджер. У меня было столько неудач – но именно они помогают выстроить характер и стать более гибким.  Теперь, когда за моими плечами уже есть этот опыт, я вижу, что могу добиваться успеха. 

У вас богатый опыт работы в разных странах. Отличается ли подход к работе в этих странах? 

Одного из отличий мы коснулись в мартовском выпуске Chai Khana о гендере – на Кавказе общество очень поляризовано и проблема отношений – социальных, деловых, межличностных – между женщинами и мужчинами стоит очень остро. В Chai Khana с этим сами столкнулись – одного мужчину я уволила за сексуальные домогательства, еще несколько просто отсеялись – они не воспринимали серьёзно коллег-женщин и это делало работу невозможной.  В Европе ничего подобного не встречала, а здесь это очень распространено.  

В тоже время, самые приверженные, ответственные, жаждущие работать на Кавказе – как раз женщины.  Кроме того, по своей природе они более интуитивны, больше склонны к налаживанию мирного диалога, готовы слушать и понимать. Для целей Chai Khana это важно. 

Чему Кавказ и Европа могли бы поучиться друг у друга? 

На Западе куда лучше обстоят дела с менеджментом – меньше проблем с дедлайнами и опозданиями, лучше налажен рабочий процесс. 

Но есть вещи, которым все могут поучиться у Южного Кавказа: тут столько различий в регионе, что люди постоянно вынуждены преодолевать барьеры и проявлять гибкость. Это хороший пример для других стран. Меня лично это очень вдохновляет.

Расскажу историю, которая произошла с одним из наших режиссеров – его побил брат за участие в нашем проекте. Это его остановило парня, потому как он очень верил в ценность нашего проекта. На Кавказе много журналистов-расследователей, которые продолжают публиковать свои письма из тюрьмы. Поэтому то, чему весь мир может поучиться у Кавказа, это отдача и страсть к своему делу. 

А вас бы заинтересовало предложение в будущем поработать в Украине? Это интересный для вас регион? 

Конечно. Я уже была в Украине, правда, всего пару дней. Ваши проблемы похожи на те, которые есть на Кавказе. Но на проблемы я смотрю, как на возможности. Вам столько всего нужно сделать. Меня очень вдохновляет то, что вы делаете в Украине – выходите на улицы, защищаете свои права. Поверьте, в мире очень много людей, которые вас поддерживают и хотят помочь.

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *