Статьи

На Lviv Media Forum, главной медийной конференции года в Украине, состоялась премьера документального фильма «Эффект Майдана». Его сняли MYMEDIA и журналисты из семи стран – Украины, России, Беларуси, Молдовы, Грузии, Армении и Азербайджана.  

В каждой из частей фильма показан политический и общественный контекст страны и её развития после развала Советского Союза, включая хронику протестных движений. Авторы выясняют у местных жителей и экспертов, насколько вероятно повторение «украинского сценария» на их земле. За 4 дня фильм на Youtube посмотрели более 4 тысяч раз. 

Еще около 300 людей пришло на показ фильма во львовском кинотеатре – 26 и 27 мая. Перед показом MYMEDIA провели голосование зрителей – нужно было ответить на вопрос, в какой из семи стран наиболее вероятен "Майдан". Большинство зрителей сошлось на том, что в Украине.  Хотя были и альтернативные варианты:  

«Я шла путем исключения, – объясняет одна из зрительниц фильма, отдавшая свой голос за Беларусь. – Об этих двух странах я знаю очень мало (Армения и Азербайджан – Ред), в Украине, надеюсь, не скоро. В Молдове – сомневаюсь, что это возможно, в России – тоже, остается Беларусь. У меня там есть друзья, я наблюдаю за ними, за их настроениями, думаю, они ближе всего к Майдану. Но пусть у них он будет мирным».  

В силу действующих в странах политических режимов, лишь несколько авторов решились открывать свое имя. MYMEDIA поговорили с белорусским журналистом и основателем проекта ARU.TV Павлом Морозовым, который снимал российскую и белорусскую части.  

Расскажите, как появилась идея снять «Эффект Майдана», и когда начались съемки?  

Идея появилась давно еще, сразу после киевских событий, но съемки начались только в 2015 году, потому что участвовали авторы семи стран, которые то появлялись, то исчезали. Мы хотели посмотреть, как отрефлексировали идею Майдана в разных странах, от ближайших соседей – Беларуси и Молдовы, до более далекого Южного Кавказа.  

Приходилось часто переделывать видео, потому что ситуация менялась, в некоторых странах за это время происходили важные события.  

Не приелась ли еще тема «Майдана» в этих странах? Насколько она еще актуальна? 

Отношение к Майдану у всех очень личное – у кого-то позитивное, у кого-то –  негативное. Авторитарные правительства внушают гражданам, что «Майдана» не будет, потому что это – зло. Но думающее общество во всех странах интересуется событиями и смотрит альтернативную информацию. Из фильма видно, что все страны реагируют очень по-разному. Если в России и Беларуси была скорее консервация, то в некоторых странах, таких как Армения, проходили за это время и протестные движения.  

И общество и политики во всех этих странах внимательно наблюдали за дальнейшим развитием украинского сценария. Все правительства на периферии России перепугались, что Россия может к ним тоже прийти, и начали бегом учиться у Украины, как с ней бороться. Общество же смотрело, как проводить реформы на фоне войны.  

Как оцениваете перспективы «Майдана» в Беларуси и России? 

В Беларуси настроения консервативные, потому что белорусы очень не любят потрясения. Они предпочитают держаться за Лукашенко, надеясь, что он решит все их проблемы, пока они будут тихонько ждать. В России все наоборот – у них глобальный «Антимайдан». Российская власть запустила волну «нас обидели, поэтому мы должны в очередной раз милитаризироваться и смотреть по сторонам с пушками». Общество с удовольствием подхватило эту идею.  

Я не думаю, что в России возможен «Майдан» – там скорее всего будет бунт, полукриминальный и жесткий, без всяких демократических трений и принципов. Сейчас информационная система в России работает слажено, но если, например, Путин не вовремя умрет, и не будет подавляющего контроля, общество начнет расти как на дрожжах. Россия – многонациональное и многорегиональное государство, поэтому когда система рухнет, все противоречия, которые годами копились, вспыхнут.  

Если вы рассматриваете возможность бунта, значит, считаете 86% поддержки Путина мифом?  

Цифра в 86% поддержки Путина – не миф, но и не правда. В России и Беларуси живет классический советский человек. Он никогда не скажет правду в условиях, когда знает, что это все может быть прослежено. Многие считают, что «Крым наш», но при этом ненавидят локальную власть.  

Что же должно стать последней каплей?  

В Беларуси совсем не факт, что это произойдет при Лукашенко. Но Лукашенко не вечен. Смена власти – большой шок для Беларуси, и экономика тоже очень сильный фактор.   

В России пока система работает гладко –  запугивает и задуривает людям мозг. Последние 2 года прошли даже успешно, с их точки зрения – ничего не грохнулось, где-то еще воюют, деньги еще не закончились. Но люди все меньше получают, и нефтяной рентой уже не отделаться. Поэтому есть конфликт интересов между желудком и ментальностью.  

А вообще украинский «Майдан» считаете удачным примером для других постсоветских стран? Если оценивать по прошествии двух лет.  

«Майдан» такой, как он есть в Украине – это очень национальная традиция, и он возможен в таком виде только в украинских условиях. В других странах протесты носят иной характер и имеют различные оттенки. Украинский народ – очень терпеливый. Он долго накапливает энергию, затем выстреливает. Так повторяется циклично.  

В течение этого процесса были просто поразительные примеры самоорганизации общества.  Но пока до сих пор не удается сфокусировать эту энергию в действительно согласованные реформы. Есть такая поговорка: в Беларуси хорошо работают государственные институты, но не демократия. А в Украине хорошо работает демократия, но нет государственных институтов. Это правда.  

Возможен ли в Украине третий «Майдан»? 

Да, я вполне это допускаю.  

Где будут проходить показы фильма и как вообще он будет продвигаться?  

Мы будем стараться задействовать всех наших партнёров, и команды, которые снимали фильм. Продвигать планируем прежде всего через интернет. Будем стараться, где возможно, устраивать показы. В идеале хотим показать в каждой из стран, и даже в Европе.  

 

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

На Lviv Media Forum, главной медийной конференции года в Украине, состоялась премьера документального фильма «Эффект Майдана». Его сняли MYMEDIA и журналисты из семи стран – Украины, России, Беларуси, Молдовы, Грузии, Армении и Азербайджана.  

В каждой из частей фильма показан политический и общественный контекст страны и её развития после развала Советского Союза, включая хронику протестных движений. Авторы выясняют у местных жителей и экспертов, насколько вероятно повторение «украинского сценария» на их земле. За 4 дня фильм на Youtube посмотрели более 4 тысяч раз. 

Еще около 300 людей пришло на показ фильма во львовском кинотеатре – 26 и 27 мая. Перед показом MYMEDIA провели голосование зрителей – нужно было ответить на вопрос, в какой из семи стран наиболее вероятен "Майдан". Большинство зрителей сошлось на том, что в Украине.  Хотя были и альтернативные варианты:  

«Я шла путем исключения, – объясняет одна из зрительниц фильма, отдавшая свой голос за Беларусь. – Об этих двух странах я знаю очень мало (Армения и Азербайджан – Ред), в Украине, надеюсь, не скоро. В Молдове – сомневаюсь, что это возможно, в России – тоже, остается Беларусь. У меня там есть друзья, я наблюдаю за ними, за их настроениями, думаю, они ближе всего к Майдану. Но пусть у них он будет мирным».  

В силу действующих в странах политических режимов, лишь несколько авторов решились открывать свое имя. MYMEDIA поговорили с белорусским журналистом и основателем проекта ARU.TV Павлом Морозовым, который снимал российскую и белорусскую части.  

Расскажите, как появилась идея снять «Эффект Майдана», и когда начались съемки?  

Идея появилась давно еще, сразу после киевских событий, но съемки начались только в 2015 году, потому что участвовали авторы семи стран, которые то появлялись, то исчезали. Мы хотели посмотреть, как отрефлексировали идею Майдана в разных странах, от ближайших соседей – Беларуси и Молдовы, до более далекого Южного Кавказа.  

Приходилось часто переделывать видео, потому что ситуация менялась, в некоторых странах за это время происходили важные события.  

Не приелась ли еще тема «Майдана» в этих странах? Насколько она еще актуальна? 

Отношение к Майдану у всех очень личное – у кого-то позитивное, у кого-то –  негативное. Авторитарные правительства внушают гражданам, что «Майдана» не будет, потому что это – зло. Но думающее общество во всех странах интересуется событиями и смотрит альтернативную информацию. Из фильма видно, что все страны реагируют очень по-разному. Если в России и Беларуси была скорее консервация, то в некоторых странах, таких как Армения, проходили за это время и протестные движения.  

И общество и политики во всех этих странах внимательно наблюдали за дальнейшим развитием украинского сценария. Все правительства на периферии России перепугались, что Россия может к ним тоже прийти, и начали бегом учиться у Украины, как с ней бороться. Общество же смотрело, как проводить реформы на фоне войны.  

Как оцениваете перспективы «Майдана» в Беларуси и России? 

В Беларуси настроения консервативные, потому что белорусы очень не любят потрясения. Они предпочитают держаться за Лукашенко, надеясь, что он решит все их проблемы, пока они будут тихонько ждать. В России все наоборот – у них глобальный «Антимайдан». Российская власть запустила волну «нас обидели, поэтому мы должны в очередной раз милитаризироваться и смотреть по сторонам с пушками». Общество с удовольствием подхватило эту идею.  

Я не думаю, что в России возможен «Майдан» – там скорее всего будет бунт, полукриминальный и жесткий, без всяких демократических трений и принципов. Сейчас информационная система в России работает слажено, но если, например, Путин не вовремя умрет, и не будет подавляющего контроля, общество начнет расти как на дрожжах. Россия – многонациональное и многорегиональное государство, поэтому когда система рухнет, все противоречия, которые годами копились, вспыхнут.  

Если вы рассматриваете возможность бунта, значит, считаете 86% поддержки Путина мифом?  

Цифра в 86% поддержки Путина – не миф, но и не правда. В России и Беларуси живет классический советский человек. Он никогда не скажет правду в условиях, когда знает, что это все может быть прослежено. Многие считают, что «Крым наш», но при этом ненавидят локальную власть.  

Что же должно стать последней каплей?  

В Беларуси совсем не факт, что это произойдет при Лукашенко. Но Лукашенко не вечен. Смена власти – большой шок для Беларуси, и экономика тоже очень сильный фактор.   

В России пока система работает гладко –  запугивает и задуривает людям мозг. Последние 2 года прошли даже успешно, с их точки зрения – ничего не грохнулось, где-то еще воюют, деньги еще не закончились. Но люди все меньше получают, и нефтяной рентой уже не отделаться. Поэтому есть конфликт интересов между желудком и ментальностью.  

А вообще украинский «Майдан» считаете удачным примером для других постсоветских стран? Если оценивать по прошествии двух лет.  

«Майдан» такой, как он есть в Украине – это очень национальная традиция, и он возможен в таком виде только в украинских условиях. В других странах протесты носят иной характер и имеют различные оттенки. Украинский народ – очень терпеливый. Он долго накапливает энергию, затем выстреливает. Так повторяется циклично.  

В течение этого процесса были просто поразительные примеры самоорганизации общества.  Но пока до сих пор не удается сфокусировать эту энергию в действительно согласованные реформы. Есть такая поговорка: в Беларуси хорошо работают государственные институты, но не демократия. А в Украине хорошо работает демократия, но нет государственных институтов. Это правда.  

Возможен ли в Украине третий «Майдан»? 

Да, я вполне это допускаю.  

Где будут проходить показы фильма и как вообще он будет продвигаться?  

Мы будем стараться задействовать всех наших партнёров, и команды, которые снимали фильм. Продвигать планируем прежде всего через интернет. Будем стараться, где возможно, устраивать показы. В идеале хотим показать в каждой из стран, и даже в Европе.  

 

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *