Статьи

Украинская революция активизировала важный процесс – появление общественных медиа. В первые же дни Евромайдана SMM-щик Саша Барабошко aka Крус Крус из подручных средств организовал онлайн-трансляцию с митинга, а позже подключились и недавно созданные крупные СМИ – «Спiльнобачення», «Громадське телебачення» и «Громадське радiо». По признанию инициаторов проектов, запускаться в этот период они не планировали – обстоятельства заставили. Теперь же именно эти медиа являются главными трансляторами украинских событий.

Трансляции с баяном

В период Евромайдана стало совершенно очевидно, что традиционные медиа не справляются со своей главной задачей. Газеты как форма физического распространения новостей окончательно устарели, телевизионные выпуски из-за монтажа и рамок программной сетки запаздывают, а журналы вроде Esquire, от которых ожидалось оригинальное осмысление происходящего, выходят с довольно будничными материалами.

В ситуации стремительно развивающихся событий на смену средствам массовой информации пришли социальные сети. Каждый активный пользователь стал персональным медиа, которое сообщало о готовящихся провокациях, разгонах Майдана, принятых законопроектах и массовых акциях, а также выкладывало свой собственный «план действий», который порой подхватывали даже серьезные СМИ. Правда, социальные сети по-прежнему не справляются с одной функцией – не могут дать широкую картину происходящего, какую способно дать телевидение.

В тот момент, когда традиционные медиа почувствовали немощность, на авансцену журналистики вышли новые форматы

Когда радикалы устроили битву с «Беркутом» возле Администрации Президента, журналист «Громадського телебачення» Мустафа Найем транслировал происходящее с помощью айфона, после чего получил дубинкой по голове от милиции. Когда ситуация на Майдане стабилизировалась, в ночное дежурство вышел корреспондент того же «Громадського» Богдан Кутепов, да не сам, а с баяном, и его остроумные песнопения («Freestyle Азаров» – настоящий хит) наблюдали десятки тысяч телезрителей.

 Сотрудники «Спiльнобачення» ведут круглосуточную трансляцию с Майдана и других «горячих точек», проводят эфиры с художниками, философами и писателями в роли ведущих и записывают видеообращения простых граждан. Журналисты из «Громадського радiо» делают подкасты с главными спикерами страны и активистами протеста и выкладывают их в открытый доступ. Ежедневно из новых общественных медиа черпают информацию десятки тысяч украинцев, причем они готовы отдавать за это свои собственные деньги.

 Если раньше, по данным рейтинга DIVAN.TV, большинство граждан смотрели «1+1» и «Интер», то после начала протестных акций фаворитами стали «Эспрессо TV» и «Громадське телебачення». Исследователи объяснили, что пользователи выбирают «Эспресо TV», «Громадське ТБ», «Канал 112», «5 канал» и «ТВі», потому что они отличаются от других оперативностью подачи информации.

Три отличия от Запада

Общественные медиа, которые содержатся на народные деньги, – далеко не новость. Первое общественное телевидение появилось в 1922 году, когда была основана Британская вещательная корпорация. ВВС финансируется из взносов, которые выплачивают все владельцы телеприемников Британии, независимо от того, смотрят они каналы ВВС или нет. Размер взноса устанавливает правительство и одобряет парламент, и на данный момент он составляет 145,5 фунтов для цветного телевизора и 49 – для черно-белого.

В Германии тоже есть несколько «публично-правовых» телерадиокомпаний. Первая из них – ARD – была создана в 1950 году по распоряжению оккупационных властей. В нее входит вещающая на весь мир корпорация Deutsche Welle. Немецкое общественное телевидение финансируется в основном средствами телезрителей – около €18 в месяц с домохозяйства плюс немного рекламы. Руководство компаний назначается на год общим собранием. Такие компании есть по всей Европе, в США и Японии.

В каждой из стран, имеющих общественное медиа, действует совет управляющих, которые следят за тем, чтобы редакционная политика телекомпании соответствовала социальным интересам, но без вмешательства руководства

Интересно, что в России общественное телевидение появилось лишь в 2013 году. В разгар протестных событий Дмитрий Медведев, будучи президентом, выступил на Федеральном собрании с предложением создать «Общественное телевидение России» (ОТР). Тогда он говорил, что ни государство, ни частные владельцы не должны иметь определяющего влияния на принятие решений в новом СМИ. При этом на ОТР государство выделило большой бюджет, а летом 2013-го гендиректор канала сообщил, что бюджет исчерпан. На ОТР посыпалась масса негативных отзывов из профессиональной среды. А недавно телеведущий Владимир Познер заявил о невозможности спасения «Общественного телевидения России» и сказал, что скоро его придется закрыть.

Гражданское телевидение в мире

Первое общественное телевидение появилось в Британии в 1922 году. Сегодня ВВС (Британская вещательная корпорация) финансируется из взносов, которые выплачивают все владельцы телеприемников Британии. Размер взноса устанавливает правительство, сегодня он составляет 145,5 фунтов для цветного телевизора. Немецкое общественное телевидение (Deutsche Welle) финансируется средствами телезрителей – около €18 в месяц с домохозяйства плюс немного рекламы. В России «Общественное телевидение России» (ОТР) не прижилось. ОТР было создано по инициативе Дмитрия Медведева.

Украинские общественные медиа принципиально отличаются от западных и российского по трем пунктам

Во-первых, «Громадське» и «Спiльнобачення» – это инициативы, созданные «снизу» без участия государства и скорее даже вопреки ему, поскольку в этих медиа работают журналисты, уволившиеся из подконтрольных олигархам и власти СМИ из-за цензуры.

Во-вторых, все эти СМИ являются интернет-проектами, поэтому их трансляции находятся в свободном доступе по всему миру.

В-третьих, и это очень важно, они не финансируются централизованно и вообще не требуют обязательных взносов. «Громадське радiо» собирало деньги на работу через «Спiльнокошт», и собрало более 85 тысяч гривен вместо запланированных 60. «Громадське телебачення» в первый месяц существования финансировалось людьми через сайт (собрали несколько сотен тысяч гривен за месяц), а затем также перешло на краудфандинговую платформу, где планирует собрать миллион.

«Спiльнобачення» избрало несколько иную схему – систему партнерства. Команда хочет привлечь тысячу спонсоров, которые при перечислении взноса в размере 20 тысяч гривен будут входить, по словам одной из инициаторов проекта Богданы Бабич, в некий «конгресс партнеров», определяющий редакционную политику. Также Spilno.TV планировало устанавливать абонентскую плату по аналогии с российским «Дождем», но пока что ограничивается благотворительными взносами от пользователей и меценатов. По словам Бабич, на средства доноров уже практически полностью оборудована новая студия, а друзья из IT-сообщества разрабатывают новый сайт, на котором будет опробована схема открытого бюджета.

«Громадське телебачення», по словам одного из его инициаторов и аналитиков Евгения Глибовицкого, тоже планирует создать свой наблюдательный совет. Правда, на каких условиях в этот совет будут вступать, пока неизвестно – концепция находится на стадии разработки.

«Такой наблюдательный совет даст возможность утверждать, что «Громадське» действительно ориентировано на потребности общества, – считает Глибовицкий. – Вероятно, нужно будет подключать к процессу и стейкхолдеров. Но пока что имеющиеся модели не дают ответа на вопросы, как сделать, чтобы наблюдательный совет отображал реальные потребности людей (видимо, нужно будет привлечь представителей общественных организаций) и как защитить совет от рейдерства, чтобы он не стал местом для тех, кто захочет лишить «Громадське» редакционной независимости. На Западе, конечно, такое никому бы в голову не пришло, там куча сдерживающих факторов. А в Украине это возможно». 

Технические неполадки

Политика добровольных взносов дает пользователям неформальное право критиковать общественное СМИ, создает некий народный контроль. И этот контроль уже начал действовать: в последнее время слышится немало критики в адрес «Громадського телебачення». Зрителей не устраивает, что журналистка, ведущая лайв-стрим с баррикад на Грушевского, призывает бросать коктейль Молотова прямо в «Беркут». Зрителей не устраивает, что в студии рядом с Алексеем Венедиктовым оказываются недостаточно подготовленные ведущие. Зрителей не устраивает, что ведущий Роман Скрыпин показывает средний палец депутату-регионалу Олейнику. Тех, кто почувствовал сопричастность к проекту через собственный благотворительный взнос, многие ситуации задевают за живое. В какой-то момент команда «Громадського» опубликовала обращение к зрителям, в котором пообещала исправить ошибки, создать наблюдательный совет и провести внешний мониторинг. Пожалуй, в Украине еще не было телевидения, которое бы так сосредоточенно прислушивалось к пожеланиям аудитории.

К «Спiльнобаченню» претензий меньше: команда сразу сообщила, что пока не имеет возможности производить качественный продукт, способный конкурировать с ведущими телеканалами. Да и производят контент в основном не профессионалы, а волонтеры-стримеры.

Феномен новых украинских общественных медиа в том, что они вырабатывают свои принципы в процессе работы и учатся на глазах у многотысячной аудитории

Как однажды в личном разговоре сказала журналистка Наталья Гуменюк, «Громадське телебачення» – это такое реалити-шоу, где любой может подсмотреть, как делается журналистика. Неполадки в эфире, форс-мажоры и прочие сопутствующие работе телестудии моменты – у всех на виду, и зрителей это не то что не отпугивает, а напротив, кажется, привлекает. «Ты смотрел, как Кутепов целый час разыскивал по Майдану свой баян?» – «А ты помнишь, как Даниленко нервничала, когда Мустафа стримил с Банковой?» Такие вот разговоры и объясняют, почему людям нравится «Громадське»: в нем они видят настоящую жизнь.

Над многим, конечно, украинским общественным медиа предстоит поработать. Ведь, согласно принципам ЮНЕСКО, такие медиа должны отражать разные точки зрения и давать слово людям с разными взглядами, причем так, чтобы те не получили в ответ средний палец. Каким будет наполнение «Громадського» и «Спiльнобачення» после того, как завершатся события на Майдане, – большой вопрос. Ответ подскажут сами люди, ведь благодаря новым общественным медиа у них появилось право голоса.

Публикация подготовлена для сайта biggggidea.com  в рамках конкурса журналистских материалов об общественном вещании, организованном общественной организацией «Телекритика» и проектом MYMEDIA при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Дании (Danida).


Републикация конкурсных материалов всячески приветствуется, при условии размещения активной гиперссылки на ресурс mymedia.org.ua. 

------------------

Про автора

Екатерина Сергацкова - российский журналист, работает в Украине более четырех лет. Сфера профессиональных интересов: социальные инновации, общественные процессы, культура. Пишет для изданий "Большая идея", ArtUkraine и "Украинская правда". С 1 марта освещает события в оккупированном Крыму. 

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

Украинская революция активизировала важный процесс – появление общественных медиа. В первые же дни Евромайдана SMM-щик Саша Барабошко aka Крус Крус из подручных средств организовал онлайн-трансляцию с митинга, а позже подключились и недавно созданные крупные СМИ – «Спiльнобачення», «Громадське телебачення» и «Громадське радiо». По признанию инициаторов проектов, запускаться в этот период они не планировали – обстоятельства заставили. Теперь же именно эти медиа являются главными трансляторами украинских событий.

Трансляции с баяном

В период Евромайдана стало совершенно очевидно, что традиционные медиа не справляются со своей главной задачей. Газеты как форма физического распространения новостей окончательно устарели, телевизионные выпуски из-за монтажа и рамок программной сетки запаздывают, а журналы вроде Esquire, от которых ожидалось оригинальное осмысление происходящего, выходят с довольно будничными материалами.

В ситуации стремительно развивающихся событий на смену средствам массовой информации пришли социальные сети. Каждый активный пользователь стал персональным медиа, которое сообщало о готовящихся провокациях, разгонах Майдана, принятых законопроектах и массовых акциях, а также выкладывало свой собственный «план действий», который порой подхватывали даже серьезные СМИ. Правда, социальные сети по-прежнему не справляются с одной функцией – не могут дать широкую картину происходящего, какую способно дать телевидение.

В тот момент, когда традиционные медиа почувствовали немощность, на авансцену журналистики вышли новые форматы

Когда радикалы устроили битву с «Беркутом» возле Администрации Президента, журналист «Громадського телебачення» Мустафа Найем транслировал происходящее с помощью айфона, после чего получил дубинкой по голове от милиции. Когда ситуация на Майдане стабилизировалась, в ночное дежурство вышел корреспондент того же «Громадського» Богдан Кутепов, да не сам, а с баяном, и его остроумные песнопения («Freestyle Азаров» – настоящий хит) наблюдали десятки тысяч телезрителей.

 Сотрудники «Спiльнобачення» ведут круглосуточную трансляцию с Майдана и других «горячих точек», проводят эфиры с художниками, философами и писателями в роли ведущих и записывают видеообращения простых граждан. Журналисты из «Громадського радiо» делают подкасты с главными спикерами страны и активистами протеста и выкладывают их в открытый доступ. Ежедневно из новых общественных медиа черпают информацию десятки тысяч украинцев, причем они готовы отдавать за это свои собственные деньги.

 Если раньше, по данным рейтинга DIVAN.TV, большинство граждан смотрели «1+1» и «Интер», то после начала протестных акций фаворитами стали «Эспрессо TV» и «Громадське телебачення». Исследователи объяснили, что пользователи выбирают «Эспресо TV», «Громадське ТБ», «Канал 112», «5 канал» и «ТВі», потому что они отличаются от других оперативностью подачи информации.

Три отличия от Запада

Общественные медиа, которые содержатся на народные деньги, – далеко не новость. Первое общественное телевидение появилось в 1922 году, когда была основана Британская вещательная корпорация. ВВС финансируется из взносов, которые выплачивают все владельцы телеприемников Британии, независимо от того, смотрят они каналы ВВС или нет. Размер взноса устанавливает правительство и одобряет парламент, и на данный момент он составляет 145,5 фунтов для цветного телевизора и 49 – для черно-белого.

В Германии тоже есть несколько «публично-правовых» телерадиокомпаний. Первая из них – ARD – была создана в 1950 году по распоряжению оккупационных властей. В нее входит вещающая на весь мир корпорация Deutsche Welle. Немецкое общественное телевидение финансируется в основном средствами телезрителей – около €18 в месяц с домохозяйства плюс немного рекламы. Руководство компаний назначается на год общим собранием. Такие компании есть по всей Европе, в США и Японии.

В каждой из стран, имеющих общественное медиа, действует совет управляющих, которые следят за тем, чтобы редакционная политика телекомпании соответствовала социальным интересам, но без вмешательства руководства

Интересно, что в России общественное телевидение появилось лишь в 2013 году. В разгар протестных событий Дмитрий Медведев, будучи президентом, выступил на Федеральном собрании с предложением создать «Общественное телевидение России» (ОТР). Тогда он говорил, что ни государство, ни частные владельцы не должны иметь определяющего влияния на принятие решений в новом СМИ. При этом на ОТР государство выделило большой бюджет, а летом 2013-го гендиректор канала сообщил, что бюджет исчерпан. На ОТР посыпалась масса негативных отзывов из профессиональной среды. А недавно телеведущий Владимир Познер заявил о невозможности спасения «Общественного телевидения России» и сказал, что скоро его придется закрыть.

Гражданское телевидение в мире

Первое общественное телевидение появилось в Британии в 1922 году. Сегодня ВВС (Британская вещательная корпорация) финансируется из взносов, которые выплачивают все владельцы телеприемников Британии. Размер взноса устанавливает правительство, сегодня он составляет 145,5 фунтов для цветного телевизора. Немецкое общественное телевидение (Deutsche Welle) финансируется средствами телезрителей – около €18 в месяц с домохозяйства плюс немного рекламы. В России «Общественное телевидение России» (ОТР) не прижилось. ОТР было создано по инициативе Дмитрия Медведева.

Украинские общественные медиа принципиально отличаются от западных и российского по трем пунктам

Во-первых, «Громадське» и «Спiльнобачення» – это инициативы, созданные «снизу» без участия государства и скорее даже вопреки ему, поскольку в этих медиа работают журналисты, уволившиеся из подконтрольных олигархам и власти СМИ из-за цензуры.

Во-вторых, все эти СМИ являются интернет-проектами, поэтому их трансляции находятся в свободном доступе по всему миру.

В-третьих, и это очень важно, они не финансируются централизованно и вообще не требуют обязательных взносов. «Громадське радiо» собирало деньги на работу через «Спiльнокошт», и собрало более 85 тысяч гривен вместо запланированных 60. «Громадське телебачення» в первый месяц существования финансировалось людьми через сайт (собрали несколько сотен тысяч гривен за месяц), а затем также перешло на краудфандинговую платформу, где планирует собрать миллион.

«Спiльнобачення» избрало несколько иную схему – систему партнерства. Команда хочет привлечь тысячу спонсоров, которые при перечислении взноса в размере 20 тысяч гривен будут входить, по словам одной из инициаторов проекта Богданы Бабич, в некий «конгресс партнеров», определяющий редакционную политику. Также Spilno.TV планировало устанавливать абонентскую плату по аналогии с российским «Дождем», но пока что ограничивается благотворительными взносами от пользователей и меценатов. По словам Бабич, на средства доноров уже практически полностью оборудована новая студия, а друзья из IT-сообщества разрабатывают новый сайт, на котором будет опробована схема открытого бюджета.

«Громадське телебачення», по словам одного из его инициаторов и аналитиков Евгения Глибовицкого, тоже планирует создать свой наблюдательный совет. Правда, на каких условиях в этот совет будут вступать, пока неизвестно – концепция находится на стадии разработки.

«Такой наблюдательный совет даст возможность утверждать, что «Громадське» действительно ориентировано на потребности общества, – считает Глибовицкий. – Вероятно, нужно будет подключать к процессу и стейкхолдеров. Но пока что имеющиеся модели не дают ответа на вопросы, как сделать, чтобы наблюдательный совет отображал реальные потребности людей (видимо, нужно будет привлечь представителей общественных организаций) и как защитить совет от рейдерства, чтобы он не стал местом для тех, кто захочет лишить «Громадське» редакционной независимости. На Западе, конечно, такое никому бы в голову не пришло, там куча сдерживающих факторов. А в Украине это возможно». 

Технические неполадки

Политика добровольных взносов дает пользователям неформальное право критиковать общественное СМИ, создает некий народный контроль. И этот контроль уже начал действовать: в последнее время слышится немало критики в адрес «Громадського телебачення». Зрителей не устраивает, что журналистка, ведущая лайв-стрим с баррикад на Грушевского, призывает бросать коктейль Молотова прямо в «Беркут». Зрителей не устраивает, что в студии рядом с Алексеем Венедиктовым оказываются недостаточно подготовленные ведущие. Зрителей не устраивает, что ведущий Роман Скрыпин показывает средний палец депутату-регионалу Олейнику. Тех, кто почувствовал сопричастность к проекту через собственный благотворительный взнос, многие ситуации задевают за живое. В какой-то момент команда «Громадського» опубликовала обращение к зрителям, в котором пообещала исправить ошибки, создать наблюдательный совет и провести внешний мониторинг. Пожалуй, в Украине еще не было телевидения, которое бы так сосредоточенно прислушивалось к пожеланиям аудитории.

К «Спiльнобаченню» претензий меньше: команда сразу сообщила, что пока не имеет возможности производить качественный продукт, способный конкурировать с ведущими телеканалами. Да и производят контент в основном не профессионалы, а волонтеры-стримеры.

Феномен новых украинских общественных медиа в том, что они вырабатывают свои принципы в процессе работы и учатся на глазах у многотысячной аудитории

Как однажды в личном разговоре сказала журналистка Наталья Гуменюк, «Громадське телебачення» – это такое реалити-шоу, где любой может подсмотреть, как делается журналистика. Неполадки в эфире, форс-мажоры и прочие сопутствующие работе телестудии моменты – у всех на виду, и зрителей это не то что не отпугивает, а напротив, кажется, привлекает. «Ты смотрел, как Кутепов целый час разыскивал по Майдану свой баян?» – «А ты помнишь, как Даниленко нервничала, когда Мустафа стримил с Банковой?» Такие вот разговоры и объясняют, почему людям нравится «Громадське»: в нем они видят настоящую жизнь.

Над многим, конечно, украинским общественным медиа предстоит поработать. Ведь, согласно принципам ЮНЕСКО, такие медиа должны отражать разные точки зрения и давать слово людям с разными взглядами, причем так, чтобы те не получили в ответ средний палец. Каким будет наполнение «Громадського» и «Спiльнобачення» после того, как завершатся события на Майдане, – большой вопрос. Ответ подскажут сами люди, ведь благодаря новым общественным медиа у них появилось право голоса.

Публикация подготовлена для сайта biggggidea.com  в рамках конкурса журналистских материалов об общественном вещании, организованном общественной организацией «Телекритика» и проектом MYMEDIA при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Дании (Danida).


Републикация конкурсных материалов всячески приветствуется, при условии размещения активной гиперссылки на ресурс mymedia.org.ua. 

------------------

Про автора

Екатерина Сергацкова - российский журналист, работает в Украине более четырех лет. Сфера профессиональных интересов: социальные инновации, общественные процессы, культура. Пишет для изданий "Большая идея", ArtUkraine и "Украинская правда". С 1 марта освещает события в оккупированном Крыму. 

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *