Статьи

Зарубежные политики постоянно твердят о важности создания в Украине общественного вещания, украинские утвердительно кивают в ответ. Но вот дело доходит до распределения бюджета на 2016 год – и денег опять недостаточно. MYMEDIA решили разобраться, почему так происходит, как это отразится на работе вещателя и как общественному выжить с бюджетом в половину от обещанного.

Почему денег не хватило?

Согласно закону, за который в марте 2015 проголосовало 256 депутатов, общественный вещатель должен получать не меньше 0,2% от общего фонда госбюджета. По подсчетам Игоря Розкладая, юриста Института Медиа Права, речь идет об 1,1 миллиарде гривен. Но вместо них Министерство финансов выделило в 2 раза меньшую сумму – «UA:Перший» и его региональная сеть получили 654,2 миллиона.

 

Уточнено. 654 231 600 грн. Ось бюджет суспільного мовлення на цей рік. Це 0,1%. Ще 92 713 700 має заробити мають самос...

Posted by Igor Rozkladaj on Tuesday, January 5, 2016

Сам Розкладай не очень удивлён этому: «Министерство финансов просто копирует статьи из года в год. Если просмотреть бюджеты Госкомтелерадио за последние годы, то сумма примерно одинаковая».

Загвоздка еще и в том, что общественный вещатель существует лишь на бумаге, и формально все еще принадлежит государству – как отдельный юридический субъект он будет зарегистрирован не ранее, чем весной 2016 года. Из-за этого финансирование на «UA:Перший» проходит в госбюджете через статью на Государственный комитет телевидения и радиовещания.  «Соответственно, нет оснований говорить о нарушении закона. Нет субъекта – нет и денег», – поясняет Розкладай.

Зураб Аласания, гендиректор «UA:Перший», связывает недостаточное финансирование с тем, что в бюджете просто нет средств. Мол, дали, что имели.

«Там не сидят монстры, которые в политическом смысле против существования общественного. Там просто люди, которым все равно, выделяют они средства на общественное или на что-то другое».

Аласания уверен, что позже бюджет пересмотрят и общественный вещатель дополучит финансирование: «Так бывает каждый год: на первый месяц выделяется 1/12 бюджета, чтобы просто можно было жить и работать. А после первого квартала начинаются поступления в бюджет».

Разница между словами и действиями украинских политиков уже давно никого не удивляет. Зураб Аласания считает, что они просто делали вид, что очень заинтересованы в создании общественного, чтобы выглядеть лучше в глазах западных партнеров. Ведь Евросоюз и Совет Европы назвали запуск общественного обязательным условием, без исполнения которого об ассоциации с Украиной речь идти не будет. На реформировании «UA:Перший» постоянно настаивали также делегация ЕС в Киеве и многочисленные международные доноры.

«Для западных политиков ценность общественного вещания является базовой, и там уже существует отлаженная система. А наши политики просто играли роль

Когда дошло до дела, оказалось, что есть другие не менее важные недофинансированные сферы – например, медицина».

Игорь Розкладай называет обещания «золотых гор» сущностью украинской политики и устоявшейся традицией. По его словам, политики обещают общие вещи, но не готовы к деталям, потому что мало кто из них тщательно изучает документы.

«Я убежден, что детали финансирования общественного знали только те депутаты, которые так или иначе связаны с медийной тематикой. Другие же вряд ли даже в курсе, сколько там должно быть денег и сколько реально выделили».

Светлана Остапа, журналист MediaSapiens и ключевой эксперт по общественному вещанию в Украине, тоже считает, что политики мало знают о тонкостях и трудности создания общественного вещания. «Им нужно об этом постоянно говорить. На пресс-конференции я попросила спикера Верховной Рады Владимира Гройсмана выполнить закон об общественном в части финансирования, когда оно будет создано. Тогда он пообещал учесть потребности общественного при обсуждении изменений в Госбюджет».

По словам Розкладая, эксперта в медиаправе, способствовать дополучению финансирования из бюджета можно только на уровне личных договорённостей с Министерством. Правовых же рычагов давления не существует.

Игорь Розкладай, юрист Института Медиа Права
Игорь Розкладай, юрист Института Медиа Права. Фото - 24tv.ua

Как теперь быть?

Гендиректор «UA:Перший» Зураб Аласания убежден, что на качество материалов недофинансирование никак не повлияет. Он уверен, что деньги придут позже, а условия скоро улучшатся. «Где-то с апреля, или в худшем случае с июля, мы уже становимся общественной компанией. Это изменит наши возможности по распоряжению имеющимися средствами. Пока мы принадлежим государству, мы не можем самовольно перенаправить деньги, например, на продакшн, на который государство ничего не выделило».  [Большинство новых и прогрессивных программ на UA:Перший, как и большинство тренингов для журналистов, пока что оплачивали зарубежные доноры – Ред].

Надежда есть не только на деньги из госбюджета. По словам Розкладая, законом предусмотрены различные источники финансирования общественного, включая рекламу, зарубежных доноров и даже абонплату.

Пока рассчитывать нужно, в первую очередь, на доноров. И они, по словам Аласании, готовы помогать. В 2016 он возлагает надежды на два крупных проекта, поддержанных японскими и европейскими донорами.

Один из них позволит запустить новые программы, включая политическое и развлекательное ток-шоу. Второй – построить большой конвергентный ньюзрум в стиле ВВС и других западных общественных вещателей (бизнес-план создания которого спонсировали MYMEDIA).

Аласания сообщил, что Европейский Союз готов дать деньги на построение мультимедийного ньюзрума, а оно обойдётся примерно в 5 миллионов евро
 
Сейчас с Брюсселем ведутся переговоры, а само строительство начнётся где-то в середине года.

Ещё один проект с донорами – создание тренингового центра для журналистов. Главной его целью будет подтянуть уровень сотрудников «UA:Перший», а где-то на третий год существования, возможно, и прочих желающих украинских журналистов (уже на коммерческой основе). Именно этот центр в будущем поможет решить, кто из сотрудников Общественного останется на своём месте, а кто попадёт под сокращение.

«Только на  “UA:Перший” числится 1380 сотрудников, из которых по-настоящему работает всего 70-80 человек. Большинство по-прежнему считает, что эта работа существует для них, а не наоборот. Всё изменится после аттестации – мы дадим всем возможность переучиться. Те, кто способен работать по-новому (например, вместо камеры снимать на iPhone) – остаются. Остальным придётся уйти», – говорит Зураб.

Переговоры по этому проекту только начались и продвигаются с препятствиями. «Deutsche Welle хочет проводить нам семинары, которые научат работать с конкретной техникой. Но этой техники у нас нет, а привозить ее ради одного семинара никто не собирается. Мы убеждаем их, что нужно подходить системно, и создавать тренинговый центр». Первые тренинги запланированы уже на этот год. В дальнейшем же, если Deutsche Welle поддержит проект, то и Евросоюз обещает помочь.

Пока «UA:Перший»  является государственной собственностью, привлекать международные инвестиции крайне трудно. Ведь деньги, которые они предоставляют, автоматически идут на покрытие долгов гостелекомпании за предыдущие годы. «Все деньги, которые мы получаем или зарабатываем, попадают в казначейство. А казначейство, не спрашивая нас, отправляет их туда, где есть долги. Это подрывает доверие доноров».

Зураб Аласания, гендиректор «UA:Перший». Фото - 1tv.com.ua
 

Аласания говорит, что доноры пока ещё присматриваются: мол, украинские политики странные и могут передумать в любой момент. Поэтому большие суммы пока выделять не решаются. Чтобы с ними таки работать «UA:Перший» открыл Фонд поддержки общественного вещания, независимый от НТКУ как госучреждения.

По словам Игоря Розкладая, есть и еще один «запасной» способ финансирования общественного. Если дофинансирование от страны получить не удастся, а с международной помощью будет туго, можно продать некоторое имущество телеканала. Но это процедура это сложная и малоприятная: «Надо будет готовить перечень объектов с адресами, затем проводить всё через парламент. И даже после этого продать имущество не очень реально в нынешних экономических условиях на рынке недвижимости». 

Как финансируются заграничные вещатели?

По мнению экспертов, даже 0,2% госбюджета – сумма недостаточная для построения общественного вещателя европейского образца. «Мы старались заложить в закон более или менее реалистичную сумму, учитывая нынешние условия. Западные эксперты считают, что украинскому общественному нужна сумма почти в 2 раза больше. Мы согласны, но также понимаем, что таких денег просто не получим», – говорит Игорь Розкладай, добавляя, что через несколько лет эта сумма все же должна быть пересмотрена.

В Европе общественные каналы не всегда получают финансирование от государства: «В Нидерландах перешли к системе государственного финансирования, потому что так выходило значительно дешевле. Два датских общественных вещателя имеют разные модели финансирования – DR живет полностью без рекламы, получая 100% своих средств от лицензий, а TV2, наоборот, полностью финансируется за счет рекламы», – рассказывает Светлана Остапа, ключевой эксперт по общественному вещанию в Украине.

Светлана Остапа, ключевой эксперт по общественному вещанию в Украине
Светлана Остапа, ключевой эксперт по общественному вещанию в Украине.  Фото - medialaw.org.ua
 

Однако, ситуация в этих странах существенно отличается от украинской.Например, датское общественное вещание суммарно смотрит 68% аудитории. Украинская же общественная компания имеет долю, в лучшем случае, 1-2%. Средняя цифра по Европе - примерно 27%.

Лучше всего, по мнению Игоря Розкладая, иметь диверсифицированные источники: «Лучшая западная модель – около 70% от государства, остальные – из других источников. Но сравнивать трудно, потому что на Западе нет универсальной модели общественного вещания. Есть общие принципы, изложенные в рекомендациях Совета Европы, но каждая страна, учитывая свой культурный и политический контекст, разрабатывает собственную модель».

Есть ли хорошие новости?

Розкладай прогнозирует, что на становление украинского общественного вещания понадобится, как минимум, пять лет. Он уже отмечает первые достижения «UA:Перший» – заметное улучшение качества новостей, подтверждённое мониторингами, и введение нового для украинской аудитории формата дебатов.

«У нас привыкли к эмоционально окрашенным ток-шоу и политическому мочилову, где много популизма, а выхлопа – ноль. Дебаты на «UA:Перший» не ведутся в формате экшна, там пытаются говорить предметно. Пока они не стали рейтинговыми, но это уже вклад в развитие политической культуры в нашей стране» (спустя два года после Майдана канал имеет 1-2% охвата аудитории – Ред.)

Зураб Аласания главными победами общественного вещателя называет подписание закона, объединение почти всех региональных филиалов, не смотря на их ожесточённое сопротивление, создание Наблюдательного совета и заметное улучшение качества продукции. «Уже стало нормой, что на канале нет никаких "поплавских", но какими усилиями удалось этого добиться – никто даже не представляет».

«Любое изменение на НТКУ должно быть утверждено через 8 министерств. И каждое изменение в каком-то из этих министерств запускает по кругу весь процесс. Эта работа незаметна извне, но она сделана».

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

Зарубежные политики постоянно твердят о важности создания в Украине общественного вещания, украинские утвердительно кивают в ответ. Но вот дело доходит до распределения бюджета на 2016 год – и денег опять недостаточно. MYMEDIA решили разобраться, почему так происходит, как это отразится на работе вещателя и как общественному выжить с бюджетом в половину от обещанного.

Почему денег не хватило?

Согласно закону, за который в марте 2015 проголосовало 256 депутатов, общественный вещатель должен получать не меньше 0,2% от общего фонда госбюджета. По подсчетам Игоря Розкладая, юриста Института Медиа Права, речь идет об 1,1 миллиарде гривен. Но вместо них Министерство финансов выделило в 2 раза меньшую сумму – «UA:Перший» и его региональная сеть получили 654,2 миллиона.

 

Уточнено. 654 231 600 грн. Ось бюджет суспільного мовлення на цей рік. Це 0,1%. Ще 92 713 700 має заробити мають самос...

Posted by Igor Rozkladaj on Tuesday, January 5, 2016

Сам Розкладай не очень удивлён этому: «Министерство финансов просто копирует статьи из года в год. Если просмотреть бюджеты Госкомтелерадио за последние годы, то сумма примерно одинаковая».

Загвоздка еще и в том, что общественный вещатель существует лишь на бумаге, и формально все еще принадлежит государству – как отдельный юридический субъект он будет зарегистрирован не ранее, чем весной 2016 года. Из-за этого финансирование на «UA:Перший» проходит в госбюджете через статью на Государственный комитет телевидения и радиовещания.  «Соответственно, нет оснований говорить о нарушении закона. Нет субъекта – нет и денег», – поясняет Розкладай.

Зураб Аласания, гендиректор «UA:Перший», связывает недостаточное финансирование с тем, что в бюджете просто нет средств. Мол, дали, что имели.

«Там не сидят монстры, которые в политическом смысле против существования общественного. Там просто люди, которым все равно, выделяют они средства на общественное или на что-то другое».

Аласания уверен, что позже бюджет пересмотрят и общественный вещатель дополучит финансирование: «Так бывает каждый год: на первый месяц выделяется 1/12 бюджета, чтобы просто можно было жить и работать. А после первого квартала начинаются поступления в бюджет».

Разница между словами и действиями украинских политиков уже давно никого не удивляет. Зураб Аласания считает, что они просто делали вид, что очень заинтересованы в создании общественного, чтобы выглядеть лучше в глазах западных партнеров. Ведь Евросоюз и Совет Европы назвали запуск общественного обязательным условием, без исполнения которого об ассоциации с Украиной речь идти не будет. На реформировании «UA:Перший» постоянно настаивали также делегация ЕС в Киеве и многочисленные международные доноры.

«Для западных политиков ценность общественного вещания является базовой, и там уже существует отлаженная система. А наши политики просто играли роль

Когда дошло до дела, оказалось, что есть другие не менее важные недофинансированные сферы – например, медицина».

Игорь Розкладай называет обещания «золотых гор» сущностью украинской политики и устоявшейся традицией. По его словам, политики обещают общие вещи, но не готовы к деталям, потому что мало кто из них тщательно изучает документы.

«Я убежден, что детали финансирования общественного знали только те депутаты, которые так или иначе связаны с медийной тематикой. Другие же вряд ли даже в курсе, сколько там должно быть денег и сколько реально выделили».

Светлана Остапа, журналист MediaSapiens и ключевой эксперт по общественному вещанию в Украине, тоже считает, что политики мало знают о тонкостях и трудности создания общественного вещания. «Им нужно об этом постоянно говорить. На пресс-конференции я попросила спикера Верховной Рады Владимира Гройсмана выполнить закон об общественном в части финансирования, когда оно будет создано. Тогда он пообещал учесть потребности общественного при обсуждении изменений в Госбюджет».

По словам Розкладая, эксперта в медиаправе, способствовать дополучению финансирования из бюджета можно только на уровне личных договорённостей с Министерством. Правовых же рычагов давления не существует.

Игорь Розкладай, юрист Института Медиа Права
Игорь Розкладай, юрист Института Медиа Права. Фото - 24tv.ua

Как теперь быть?

Гендиректор «UA:Перший» Зураб Аласания убежден, что на качество материалов недофинансирование никак не повлияет. Он уверен, что деньги придут позже, а условия скоро улучшатся. «Где-то с апреля, или в худшем случае с июля, мы уже становимся общественной компанией. Это изменит наши возможности по распоряжению имеющимися средствами. Пока мы принадлежим государству, мы не можем самовольно перенаправить деньги, например, на продакшн, на который государство ничего не выделило».  [Большинство новых и прогрессивных программ на UA:Перший, как и большинство тренингов для журналистов, пока что оплачивали зарубежные доноры – Ред].

Надежда есть не только на деньги из госбюджета. По словам Розкладая, законом предусмотрены различные источники финансирования общественного, включая рекламу, зарубежных доноров и даже абонплату.

Пока рассчитывать нужно, в первую очередь, на доноров. И они, по словам Аласании, готовы помогать. В 2016 он возлагает надежды на два крупных проекта, поддержанных японскими и европейскими донорами.

Один из них позволит запустить новые программы, включая политическое и развлекательное ток-шоу. Второй – построить большой конвергентный ньюзрум в стиле ВВС и других западных общественных вещателей (бизнес-план создания которого спонсировали MYMEDIA).

Аласания сообщил, что Европейский Союз готов дать деньги на построение мультимедийного ньюзрума, а оно обойдётся примерно в 5 миллионов евро
 
Сейчас с Брюсселем ведутся переговоры, а само строительство начнётся где-то в середине года.

Ещё один проект с донорами – создание тренингового центра для журналистов. Главной его целью будет подтянуть уровень сотрудников «UA:Перший», а где-то на третий год существования, возможно, и прочих желающих украинских журналистов (уже на коммерческой основе). Именно этот центр в будущем поможет решить, кто из сотрудников Общественного останется на своём месте, а кто попадёт под сокращение.

«Только на  “UA:Перший” числится 1380 сотрудников, из которых по-настоящему работает всего 70-80 человек. Большинство по-прежнему считает, что эта работа существует для них, а не наоборот. Всё изменится после аттестации – мы дадим всем возможность переучиться. Те, кто способен работать по-новому (например, вместо камеры снимать на iPhone) – остаются. Остальным придётся уйти», – говорит Зураб.

Переговоры по этому проекту только начались и продвигаются с препятствиями. «Deutsche Welle хочет проводить нам семинары, которые научат работать с конкретной техникой. Но этой техники у нас нет, а привозить ее ради одного семинара никто не собирается. Мы убеждаем их, что нужно подходить системно, и создавать тренинговый центр». Первые тренинги запланированы уже на этот год. В дальнейшем же, если Deutsche Welle поддержит проект, то и Евросоюз обещает помочь.

Пока «UA:Перший»  является государственной собственностью, привлекать международные инвестиции крайне трудно. Ведь деньги, которые они предоставляют, автоматически идут на покрытие долгов гостелекомпании за предыдущие годы. «Все деньги, которые мы получаем или зарабатываем, попадают в казначейство. А казначейство, не спрашивая нас, отправляет их туда, где есть долги. Это подрывает доверие доноров».

Зураб Аласания, гендиректор «UA:Перший». Фото - 1tv.com.ua
 

Аласания говорит, что доноры пока ещё присматриваются: мол, украинские политики странные и могут передумать в любой момент. Поэтому большие суммы пока выделять не решаются. Чтобы с ними таки работать «UA:Перший» открыл Фонд поддержки общественного вещания, независимый от НТКУ как госучреждения.

По словам Игоря Розкладая, есть и еще один «запасной» способ финансирования общественного. Если дофинансирование от страны получить не удастся, а с международной помощью будет туго, можно продать некоторое имущество телеканала. Но это процедура это сложная и малоприятная: «Надо будет готовить перечень объектов с адресами, затем проводить всё через парламент. И даже после этого продать имущество не очень реально в нынешних экономических условиях на рынке недвижимости». 

Как финансируются заграничные вещатели?

По мнению экспертов, даже 0,2% госбюджета – сумма недостаточная для построения общественного вещателя европейского образца. «Мы старались заложить в закон более или менее реалистичную сумму, учитывая нынешние условия. Западные эксперты считают, что украинскому общественному нужна сумма почти в 2 раза больше. Мы согласны, но также понимаем, что таких денег просто не получим», – говорит Игорь Розкладай, добавляя, что через несколько лет эта сумма все же должна быть пересмотрена.

В Европе общественные каналы не всегда получают финансирование от государства: «В Нидерландах перешли к системе государственного финансирования, потому что так выходило значительно дешевле. Два датских общественных вещателя имеют разные модели финансирования – DR живет полностью без рекламы, получая 100% своих средств от лицензий, а TV2, наоборот, полностью финансируется за счет рекламы», – рассказывает Светлана Остапа, ключевой эксперт по общественному вещанию в Украине.

Светлана Остапа, ключевой эксперт по общественному вещанию в Украине
Светлана Остапа, ключевой эксперт по общественному вещанию в Украине.  Фото - medialaw.org.ua
 

Однако, ситуация в этих странах существенно отличается от украинской.Например, датское общественное вещание суммарно смотрит 68% аудитории. Украинская же общественная компания имеет долю, в лучшем случае, 1-2%. Средняя цифра по Европе - примерно 27%.

Лучше всего, по мнению Игоря Розкладая, иметь диверсифицированные источники: «Лучшая западная модель – около 70% от государства, остальные – из других источников. Но сравнивать трудно, потому что на Западе нет универсальной модели общественного вещания. Есть общие принципы, изложенные в рекомендациях Совета Европы, но каждая страна, учитывая свой культурный и политический контекст, разрабатывает собственную модель».

Есть ли хорошие новости?

Розкладай прогнозирует, что на становление украинского общественного вещания понадобится, как минимум, пять лет. Он уже отмечает первые достижения «UA:Перший» – заметное улучшение качества новостей, подтверждённое мониторингами, и введение нового для украинской аудитории формата дебатов.

«У нас привыкли к эмоционально окрашенным ток-шоу и политическому мочилову, где много популизма, а выхлопа – ноль. Дебаты на «UA:Перший» не ведутся в формате экшна, там пытаются говорить предметно. Пока они не стали рейтинговыми, но это уже вклад в развитие политической культуры в нашей стране» (спустя два года после Майдана канал имеет 1-2% охвата аудитории – Ред.)

Зураб Аласания главными победами общественного вещателя называет подписание закона, объединение почти всех региональных филиалов, не смотря на их ожесточённое сопротивление, создание Наблюдательного совета и заметное улучшение качества продукции. «Уже стало нормой, что на канале нет никаких "поплавских", но какими усилиями удалось этого добиться – никто даже не представляет».

«Любое изменение на НТКУ должно быть утверждено через 8 министерств. И каждое изменение в каком-то из этих министерств запускает по кругу весь процесс. Эта работа незаметна извне, но она сделана».

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *