Статьи
Мер Волновахи забрал камеры и удалил записи, один из героев требовал, чтобы его снимала только понравившаяся ему девушка-оператор, а в одесской коммуналке пришлось разнести туалет. Это то, что осталось за кадром 5-серийного сериала «Декоммунизация.ua», который снимали участники видеоакадемии DOCemotion от MYMEDIA и Школы Журналистики УКУ.
   
27 июня в 17.30 все пять серий покажет Первый:UA. А в сентябре, команда, снявшая серию «Радянське –> Рідний Край», отправится в Грузию – работать над новым фильмом. Поездку они выиграли, поскольку жюри признало их фильм лучшим среди всех пяти работ.   
 
Каждая серия – это отдельный короткометражный фильм, связанный с остальными лишь общей темой. И эти ленты не о сносе советских памятников или переименовании улиц, они о конфронтации двух типов сознания: советского и современного.   
 
Героев и локации искали сами команды, в каждую из которых вошло пятеро молодых журналистов и опытный ментор-документалист. Все ребята попробовали себя в роли сценаристов, операторов, режиссеров и монтажеров – чтобы понять, как создается документальный фильм на каждом из этапов.  
 
Перед тем, как ехать на съемки, они прослушали мастер-классы британских, украинских и польских кинематографистов. Их учили искать героев, выстраивать сюжеты, работать с камерой и настраивать свет. Также участникам помогли разобраться в процессах декоммунизации – с командами поработали украинские историки, социологи, правозащитники и писатели. 
 

Радянське –> Рідний Край 

Команда Марии Малевской сняла фильм о том, как декоммунизировалось село Радянське, в котором уже давно живет лишь две семьи. Герои уверяют, что их внутренняя декоммунизация давно состоялась, поэтому осталось просто сменить табличку на въезде в поселок на Рідний Край. 
 
– Я только сегодня утром поняла, что за весь месяц мы ни разу не поссорились, – сказала ментор команды Мария в день презентации сериала во Львове, 25 мая. Она очень довольна командой, но намного меньше собой, как педагогом. Говорит, не всегда удавалось сплотить команду.
 
 
 
Сами же участницы называют Марию «мозгом» команды.  
 
– Она смотрела трезвым взглядом и отметала идеи, когда мы сильно заигрывались, просила дожать героя или полностью переделать эпизод, – рассказывает участница Виктория Белявская. 
 
Чёткого разделения ролей не было: каждый предлагал идеи, снимал, и монтировал. Так экономили время, иначе могли не успеть. Но это нередко мешало работе.  
 
– На съемочной площадке не было режиссера. Все взяли в руки камеры и стали операторами. Но никто не следил за мониторами разных камер, не говорил, где не хватает общего плана, где – крупного, – рассказывает Мария.  
 
Съемки проходили в непростых условиях: из Харькова выезжали в 3 утра, чтобы попасть с героями на рынок. Но в первый же день шла гроза, снимать было практически невозможно. Хотя самым сложным периодом Виктория все же называет не съемки, а монтаж.  
 
 – Ни у кого не лепился сюжет, были периоды отчаяния, когда казалось, что вообще ничего не получится.
 
После съемок у меня было несколько стадий. Первая – шок, мол, что это мы наснимали? Вторая – как же это монтировать? И третья – ой, а ничего так получилось.  
 
Работа над ошибками, Мария Малевская: В следующий раз буду больше объединять команду на начальном этапе, чтобы они работали более слажено. Нужен был тимбилдинг вначале, чтобы на съемочной площадке девочки понимали друг друга с полуслова. Буду больше вмешиваться в процесс, если это необходимо. 
 

Сектор (М)ариуполь 

Члены мариупольской команды увидели декоммунизацию в поведении фанатов футбольного клуба «Ильичевец». Они обнаружили конфликт поколений в фанатской среде: группа пожилых болельщиков советской закалки, которые собираются выпить перед матчем, и местные ультрасы, которые проповедуют трезвенность, зато после матча не прочь и подраться. 

Ультрасы настаивают на смене советского названия команды, тогда как старшие убеждены, что от нового названия лучше играть не станут. 

Этот сценарий родился у съемочной группы... прямо в ночь перед премьерой. Тогда им вдруг пришлось отказаться от двух сюжетных линий из трёх и полностью перемонтировать серию.   

Изначально планировалось соединить три разные истории из трёх городов: Волновахи, Славянска и Мариуполя. Снимали на всех локациях, но в конце остановились лишь сюжете из Мариуполя.   

– Это было очень нелегко, – признаётся ментор команды, репортёр Омельян Ощудляк. – Но мы неправильно рассчитали свои силы и нам не хватало времени.  

Алексей Коваленко, участник проекта и бывший стипендиат MYMEDIA, вспоминает последнюю ночь как самый стрессовый этап проекта.  

– К нам пришёл [украинский  режиссёр неигрового кино Сергей] Буковский, посмотрел видео и сказал, что всё плохо и эти истории невозможно совместить, даже если мы просидим над ними еще две недели.

В десять вечера в ночь перед показом мы сели писать новый сценарий.  

Сам Алексей никогда не планировал работать с видео и видел себя только в качестве журналиста-аналитика. Но когда ему в руки дали камеру, мультимедийный формат стал его любимым.   

– Раньше я зарекался не писать на две темы: культура и футбол. Свой первый обет я нарушил благодаря Программе межредакционных обменов, когда написал обзор на белорусский фильм. Оставалось только сделать материал о футболе, и я предложил тему о футбольных фанатах.  

Самым ярким моментом съемок Алексей называет запись мера Волновахи в его кабинете.  

– Мер отказался говорить на камеру, и мы пообещали, что записывать не будем, но камеры не выключили. После съемок мер берет телефон и просит позвать к нему какого-то Виталю. Мы подумали, что это городской архитектор, потому что речь шла о переименовании памятников. Но когда Виталя зашёл, мер попросил его забрать наши камеры и удалить последние записи. Теперь Волноваха надолго запомнится нам словами «Виталя, зайди».  

Работа над ошибками, Омельян Ощудляк: Важно на первом этапе максимально чётко продумывать структуру сюжета и логистику. Лучше концентрироваться на одном объекте и прорабатывать его более основательно, а также детально продумывать, как будут происходить перемещения, чтобы не терять на этом время. 

«Коммуналка» 

В Одессе объектом съемки стала коммунальная квартира и ее жители – молодой и предприимчивый  Тимофей, сотрудник Impact HUB Odessa, и его пожилые соседи советской закалки, живущие под девизом «не стоит стараться – все равно ничего не изменится». В этой ветхой квартире, где все разваливается от старости и запущенности, Тимофей предлагает сожителям вместе сделать ремонт уборной. 

Участники боялись, что герой, услышав предложение о ремонте туалета, возмутится и не поддержит инициативу. Но он без проблем согласился.    

– Мы ожидали, что будет простой косметический ремонт – перекрасят стены и все. Оказалось, что в стенах глубокие трещины и с ними работы на неделю, а вовсе не на два дня. Выходит, мы приехали и только наделали там бардака, – рассказывает участница Ульяна Скицкая. 

Удивила готовность других жителей коммуналки принимать участие в совместном ремонте.  

– Мы думали, что люди, которые живут в коммунальной квартире, нафаршированы совком. Оказалось, все идут на контакт. Даже дедок, который ни с кем не разговаривает, и про которого все говорили, что его точно снять не удастся, оказался самым разговорчивым и сам проявил инициативу, – говорит ментор команды, режиссер Андрей Приймаченко.  

Изначально идея съемок коммунальной квартиры не всем участникам команды показалась подходящей. Больше всего сложностей возникало именно на этапе ее формирования.  

– Было сложно понять, как пояснить зрителю, что покраска туалета – это декоммунизация, – объясняет Мария Шелия, студентка Школы журналистики УКУ. 

Снимать в коммуналке оказалось не так уж удобно. В узких коридорах одновременно работали пять операторов, камеры или диктофоны то и дело попадали в кадр. Но в целом команда довольна итогами.  

– До сих пор понять не могу, как пять абсолютно разных людей сработались и выдали такой качественный результат, – удивляется Андрей Приймаченко.  

Работы над ошибками, Андрей Приймаченко: В следующий раз дам задание что-то снимать еще до того, как мы отправимся на локации. Потому что в проекте была очень большая пауза между первым и вторым этапом. Ребята начали контактировать между собой только на съемках, а так быть не должно.  

Команда Живі та Нескорені, Червоноград  

В Червонограде на Львовщине десятилетиями точится противостояние между двумя антогонистическими хорами: в одном поют националисты и ветераны ОУН/УПА, в другом – члены русской общины, ветераны труда и «Великой Отечественной». Они поют в одном Доме культуры, руководитель которого следит, чтобы время их репетиций не пересекалось, во избежание конфликтов и столкновений. 

Но это столкновение произошло. Как раз во время съемок.  

– Мы снимаем, как русская община спускается после репетиции к выходу. Ничего не предвещало беды. И тут навстречу им выходит ветеран УПА, который работает художником в этом же доме. Все четыре оператора замерли в ожидании. Ветеран УПА, недолго думая, кричит: «Слава Украине». Пауза длилась несколько секунд, после чего участники русской общины, растерявшись, хором ответили: «Героям Слава», – вспоминает участница проекта Дария Гирна.   

Этот момент в фильм включить не получилось, потому что все четыре оператора расфокусировались и наблюдали за происходящим с открытым ртом. 

А перед записью интервью с руководителем пророссийского хора, девочки ожидали услышать что-то из серии «Путин, введи войска». Но выяснилось, что у женщины абсолютно проукраинские взгляды, просто ее муж – основатель русской общины Червонограда, и в свое время попросил ее вести этот хор. 

– В голове не укладывалось, как она так хорошо ладит с людьми, с которыми у нее кардинально разные взгляды.

После ее фразы «В борьбе нельзя уничтожать», мы с Аней Ютченко расплакались и побежали ее обнимать. Она показала, что декоммунизация – это, прежде всего, умение принимать другую точку зрения, – рассказывает Дария.  

Богдан Кутепов, журналист «Громадське.тв» и ментор команды, работой девочек остался доволен. Хотя и признает, что не все шло гладко. 

– В первый день они снимали сами, пока я заканчивал монтировать видео с Евровидения, и наделали ошибок. Они были в кадре друг у друга, неправильно выставили баланс белого.  

И все же Богдан не стал сильно вмешиваться и включать диктатора, так как считает себя исключительно ментором, а не руководителем. Свободу он давал и в распределении ролей – участницы ими все время менялись.   

– Что делает продюсер? Он занимается организаторской работой: покупает билеты, бронирует отели, составляет расписание на завтра. Вряд ли люди, которые подают заявки на видеоакадемию, мечтают улучшить навык подсчитывать квитанции.   

Работа над ошибками, Богдан Кутепов: В  следующий раз буду больше уделять внимания планированию. Сначала мы думали, что будем только снимать, а потом – только монтировать. На самом деле, если бы мы каждый день понемногу монтировали, в конце было бы гораздо легче.  

Пара Олимпийцев 

Этот фильм о том, что и через 25 лет после развала Союза, Украина не приспособлена для людей с инвалидностью. Герой серии –человек, который участвовал в первой и единственной Параолимпиаде от СССР в 1988. В Советском Союзе людей с особыми потребностями прятали подальше, потому что они не воплощали образ идеального общества. И хотя Параолимпийские игры существуют с 1960 года, сборная СССР впервые приняла в них участие лишь спустя 30 лет.  

Работать с одним из главных героев оказалось не так уж просто, рассказывают участники. Во-первых, ему льстило внимание, и он постоянно убегал от съёмочной группы, чтобы те его подольше поуговаривали. Во-вторых, ему не понравился ментор команды Аким Галимов, и он всячески пытался настроить против него членов съемочной группы.

Но самое смешное: ему понравилась одна из операторов и он не хотел, чтобы его снимал кто-то, кроме нее.  

– Он предлагал ей уединиться в отеле, и все время неоднозначно намекал на нечто большее, – вспоминает одна из участниц.  

Для Лизы Кузнецовой самым сложным был первый день съемок, когда команда только знакомилась.  

– Было непонятно, кто как снимает и можно ли друг другу доверять. Вечером мы собирались в комнате Акима, чтобы просмотреть отснятый материал.Тогда стало понятно, что снимают все очень хорошо. Это научило больше доверять друг другу. Мы знали, что если ты случайно испортил кадр, то коллега в этот момент снял что-то хорошее с другого ракурса. 

То, что все ребята отлично фотографируют и снимают, отмечал и сам Аким. И все же он, как ментор, старался развивать разные их навыки.  

– Я предварительно смотрел профили и работы участников и сознательно старался назначать им роли так, чтобы они поработали над теми навыками, которые слабо развиты. Если человек много работал оператором, мне хотелось, чтобы он попробовал себя еще и как сценарист.  

Правда, как только началась работа, вся эта схема рухнула, и, как и в других командах, роли смешались.   

Работа над ошибками, Аким Галимов: В следующий раз больше внимания уделим освоению локации и героев, чтобы более чётко понять, что именно снимать. Если плохо познакомиться и освоиться на месте съемки, изначальный план не будет соответствовать тому, что получится на выходе.  

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.
Мер Волновахи забрал камеры и удалил записи, один из героев требовал, чтобы его снимала только понравившаяся ему девушка-оператор, а в одесской коммуналке пришлось разнести туалет. Это то, что осталось за кадром 5-серийного сериала «Декоммунизация.ua», который снимали участники видеоакадемии DOCemotion от MYMEDIA и Школы Журналистики УКУ.
   
27 июня в 17.30 все пять серий покажет Первый:UA. А в сентябре, команда, снявшая серию «Радянське –> Рідний Край», отправится в Грузию – работать над новым фильмом. Поездку они выиграли, поскольку жюри признало их фильм лучшим среди всех пяти работ.   
 
Каждая серия – это отдельный короткометражный фильм, связанный с остальными лишь общей темой. И эти ленты не о сносе советских памятников или переименовании улиц, они о конфронтации двух типов сознания: советского и современного.   
 
Героев и локации искали сами команды, в каждую из которых вошло пятеро молодых журналистов и опытный ментор-документалист. Все ребята попробовали себя в роли сценаристов, операторов, режиссеров и монтажеров – чтобы понять, как создается документальный фильм на каждом из этапов.  
 
Перед тем, как ехать на съемки, они прослушали мастер-классы британских, украинских и польских кинематографистов. Их учили искать героев, выстраивать сюжеты, работать с камерой и настраивать свет. Также участникам помогли разобраться в процессах декоммунизации – с командами поработали украинские историки, социологи, правозащитники и писатели. 
 

Радянське –> Рідний Край 

Команда Марии Малевской сняла фильм о том, как декоммунизировалось село Радянське, в котором уже давно живет лишь две семьи. Герои уверяют, что их внутренняя декоммунизация давно состоялась, поэтому осталось просто сменить табличку на въезде в поселок на Рідний Край. 
 
– Я только сегодня утром поняла, что за весь месяц мы ни разу не поссорились, – сказала ментор команды Мария в день презентации сериала во Львове, 25 мая. Она очень довольна командой, но намного меньше собой, как педагогом. Говорит, не всегда удавалось сплотить команду.
 
 
 
Сами же участницы называют Марию «мозгом» команды.  
 
– Она смотрела трезвым взглядом и отметала идеи, когда мы сильно заигрывались, просила дожать героя или полностью переделать эпизод, – рассказывает участница Виктория Белявская. 
 
Чёткого разделения ролей не было: каждый предлагал идеи, снимал, и монтировал. Так экономили время, иначе могли не успеть. Но это нередко мешало работе.  
 
– На съемочной площадке не было режиссера. Все взяли в руки камеры и стали операторами. Но никто не следил за мониторами разных камер, не говорил, где не хватает общего плана, где – крупного, – рассказывает Мария.  
 
Съемки проходили в непростых условиях: из Харькова выезжали в 3 утра, чтобы попасть с героями на рынок. Но в первый же день шла гроза, снимать было практически невозможно. Хотя самым сложным периодом Виктория все же называет не съемки, а монтаж.  
 
 – Ни у кого не лепился сюжет, были периоды отчаяния, когда казалось, что вообще ничего не получится.
 
После съемок у меня было несколько стадий. Первая – шок, мол, что это мы наснимали? Вторая – как же это монтировать? И третья – ой, а ничего так получилось.  
 
Работа над ошибками, Мария Малевская: В следующий раз буду больше объединять команду на начальном этапе, чтобы они работали более слажено. Нужен был тимбилдинг вначале, чтобы на съемочной площадке девочки понимали друг друга с полуслова. Буду больше вмешиваться в процесс, если это необходимо. 
 

Сектор (М)ариуполь 

Члены мариупольской команды увидели декоммунизацию в поведении фанатов футбольного клуба «Ильичевец». Они обнаружили конфликт поколений в фанатской среде: группа пожилых болельщиков советской закалки, которые собираются выпить перед матчем, и местные ультрасы, которые проповедуют трезвенность, зато после матча не прочь и подраться. 

Ультрасы настаивают на смене советского названия команды, тогда как старшие убеждены, что от нового названия лучше играть не станут. 

Этот сценарий родился у съемочной группы... прямо в ночь перед премьерой. Тогда им вдруг пришлось отказаться от двух сюжетных линий из трёх и полностью перемонтировать серию.   

Изначально планировалось соединить три разные истории из трёх городов: Волновахи, Славянска и Мариуполя. Снимали на всех локациях, но в конце остановились лишь сюжете из Мариуполя.   

– Это было очень нелегко, – признаётся ментор команды, репортёр Омельян Ощудляк. – Но мы неправильно рассчитали свои силы и нам не хватало времени.  

Алексей Коваленко, участник проекта и бывший стипендиат MYMEDIA, вспоминает последнюю ночь как самый стрессовый этап проекта.  

– К нам пришёл [украинский  режиссёр неигрового кино Сергей] Буковский, посмотрел видео и сказал, что всё плохо и эти истории невозможно совместить, даже если мы просидим над ними еще две недели.

В десять вечера в ночь перед показом мы сели писать новый сценарий.  

Сам Алексей никогда не планировал работать с видео и видел себя только в качестве журналиста-аналитика. Но когда ему в руки дали камеру, мультимедийный формат стал его любимым.   

– Раньше я зарекался не писать на две темы: культура и футбол. Свой первый обет я нарушил благодаря Программе межредакционных обменов, когда написал обзор на белорусский фильм. Оставалось только сделать материал о футболе, и я предложил тему о футбольных фанатах.  

Самым ярким моментом съемок Алексей называет запись мера Волновахи в его кабинете.  

– Мер отказался говорить на камеру, и мы пообещали, что записывать не будем, но камеры не выключили. После съемок мер берет телефон и просит позвать к нему какого-то Виталю. Мы подумали, что это городской архитектор, потому что речь шла о переименовании памятников. Но когда Виталя зашёл, мер попросил его забрать наши камеры и удалить последние записи. Теперь Волноваха надолго запомнится нам словами «Виталя, зайди».  

Работа над ошибками, Омельян Ощудляк: Важно на первом этапе максимально чётко продумывать структуру сюжета и логистику. Лучше концентрироваться на одном объекте и прорабатывать его более основательно, а также детально продумывать, как будут происходить перемещения, чтобы не терять на этом время. 

«Коммуналка» 

В Одессе объектом съемки стала коммунальная квартира и ее жители – молодой и предприимчивый  Тимофей, сотрудник Impact HUB Odessa, и его пожилые соседи советской закалки, живущие под девизом «не стоит стараться – все равно ничего не изменится». В этой ветхой квартире, где все разваливается от старости и запущенности, Тимофей предлагает сожителям вместе сделать ремонт уборной. 

Участники боялись, что герой, услышав предложение о ремонте туалета, возмутится и не поддержит инициативу. Но он без проблем согласился.    

– Мы ожидали, что будет простой косметический ремонт – перекрасят стены и все. Оказалось, что в стенах глубокие трещины и с ними работы на неделю, а вовсе не на два дня. Выходит, мы приехали и только наделали там бардака, – рассказывает участница Ульяна Скицкая. 

Удивила готовность других жителей коммуналки принимать участие в совместном ремонте.  

– Мы думали, что люди, которые живут в коммунальной квартире, нафаршированы совком. Оказалось, все идут на контакт. Даже дедок, который ни с кем не разговаривает, и про которого все говорили, что его точно снять не удастся, оказался самым разговорчивым и сам проявил инициативу, – говорит ментор команды, режиссер Андрей Приймаченко.  

Изначально идея съемок коммунальной квартиры не всем участникам команды показалась подходящей. Больше всего сложностей возникало именно на этапе ее формирования.  

– Было сложно понять, как пояснить зрителю, что покраска туалета – это декоммунизация, – объясняет Мария Шелия, студентка Школы журналистики УКУ. 

Снимать в коммуналке оказалось не так уж удобно. В узких коридорах одновременно работали пять операторов, камеры или диктофоны то и дело попадали в кадр. Но в целом команда довольна итогами.  

– До сих пор понять не могу, как пять абсолютно разных людей сработались и выдали такой качественный результат, – удивляется Андрей Приймаченко.  

Работы над ошибками, Андрей Приймаченко: В следующий раз дам задание что-то снимать еще до того, как мы отправимся на локации. Потому что в проекте была очень большая пауза между первым и вторым этапом. Ребята начали контактировать между собой только на съемках, а так быть не должно.  

Команда Живі та Нескорені, Червоноград  

В Червонограде на Львовщине десятилетиями точится противостояние между двумя антогонистическими хорами: в одном поют националисты и ветераны ОУН/УПА, в другом – члены русской общины, ветераны труда и «Великой Отечественной». Они поют в одном Доме культуры, руководитель которого следит, чтобы время их репетиций не пересекалось, во избежание конфликтов и столкновений. 

Но это столкновение произошло. Как раз во время съемок.  

– Мы снимаем, как русская община спускается после репетиции к выходу. Ничего не предвещало беды. И тут навстречу им выходит ветеран УПА, который работает художником в этом же доме. Все четыре оператора замерли в ожидании. Ветеран УПА, недолго думая, кричит: «Слава Украине». Пауза длилась несколько секунд, после чего участники русской общины, растерявшись, хором ответили: «Героям Слава», – вспоминает участница проекта Дария Гирна.   

Этот момент в фильм включить не получилось, потому что все четыре оператора расфокусировались и наблюдали за происходящим с открытым ртом. 

А перед записью интервью с руководителем пророссийского хора, девочки ожидали услышать что-то из серии «Путин, введи войска». Но выяснилось, что у женщины абсолютно проукраинские взгляды, просто ее муж – основатель русской общины Червонограда, и в свое время попросил ее вести этот хор. 

– В голове не укладывалось, как она так хорошо ладит с людьми, с которыми у нее кардинально разные взгляды.

После ее фразы «В борьбе нельзя уничтожать», мы с Аней Ютченко расплакались и побежали ее обнимать. Она показала, что декоммунизация – это, прежде всего, умение принимать другую точку зрения, – рассказывает Дария.  

Богдан Кутепов, журналист «Громадське.тв» и ментор команды, работой девочек остался доволен. Хотя и признает, что не все шло гладко. 

– В первый день они снимали сами, пока я заканчивал монтировать видео с Евровидения, и наделали ошибок. Они были в кадре друг у друга, неправильно выставили баланс белого.  

И все же Богдан не стал сильно вмешиваться и включать диктатора, так как считает себя исключительно ментором, а не руководителем. Свободу он давал и в распределении ролей – участницы ими все время менялись.   

– Что делает продюсер? Он занимается организаторской работой: покупает билеты, бронирует отели, составляет расписание на завтра. Вряд ли люди, которые подают заявки на видеоакадемию, мечтают улучшить навык подсчитывать квитанции.   

Работа над ошибками, Богдан Кутепов: В  следующий раз буду больше уделять внимания планированию. Сначала мы думали, что будем только снимать, а потом – только монтировать. На самом деле, если бы мы каждый день понемногу монтировали, в конце было бы гораздо легче.  

Пара Олимпийцев 

Этот фильм о том, что и через 25 лет после развала Союза, Украина не приспособлена для людей с инвалидностью. Герой серии –человек, который участвовал в первой и единственной Параолимпиаде от СССР в 1988. В Советском Союзе людей с особыми потребностями прятали подальше, потому что они не воплощали образ идеального общества. И хотя Параолимпийские игры существуют с 1960 года, сборная СССР впервые приняла в них участие лишь спустя 30 лет.  

Работать с одним из главных героев оказалось не так уж просто, рассказывают участники. Во-первых, ему льстило внимание, и он постоянно убегал от съёмочной группы, чтобы те его подольше поуговаривали. Во-вторых, ему не понравился ментор команды Аким Галимов, и он всячески пытался настроить против него членов съемочной группы.

Но самое смешное: ему понравилась одна из операторов и он не хотел, чтобы его снимал кто-то, кроме нее.  

– Он предлагал ей уединиться в отеле, и все время неоднозначно намекал на нечто большее, – вспоминает одна из участниц.  

Для Лизы Кузнецовой самым сложным был первый день съемок, когда команда только знакомилась.  

– Было непонятно, кто как снимает и можно ли друг другу доверять. Вечером мы собирались в комнате Акима, чтобы просмотреть отснятый материал.Тогда стало понятно, что снимают все очень хорошо. Это научило больше доверять друг другу. Мы знали, что если ты случайно испортил кадр, то коллега в этот момент снял что-то хорошее с другого ракурса. 

То, что все ребята отлично фотографируют и снимают, отмечал и сам Аким. И все же он, как ментор, старался развивать разные их навыки.  

– Я предварительно смотрел профили и работы участников и сознательно старался назначать им роли так, чтобы они поработали над теми навыками, которые слабо развиты. Если человек много работал оператором, мне хотелось, чтобы он попробовал себя еще и как сценарист.  

Правда, как только началась работа, вся эта схема рухнула, и, как и в других командах, роли смешались.   

Работа над ошибками, Аким Галимов: В следующий раз больше внимания уделим освоению локации и героев, чтобы более чётко понять, что именно снимать. Если плохо познакомиться и освоиться на месте съемки, изначальный план не будет соответствовать тому, что получится на выходе.  

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *