Статьи

В ноябре 2014 года Ольга Юдина провела расследование в рамках проекта журналистских расследований Objective от MYMEDIA, раскрывшее коррупционную схему Фонда соцстраха. После публикации Фонд подал в суд на журналистку «за негативную оценку проведённой им работы». Публикуем рассказ Ольги Юдиной о том, как она отстаивала свободу слова и печати в Днепропетровском суде. 

 

Расследование было посвящено тендерам Фонда социального страхования на закупку услуг по оздоровлению детей в загородным лагерях и санаториях. Тендерам, участие в которых принимают фирмы-посредники, что очень дорого обходится украинцам.

Переплаты за путевки, которых по моему личному мнению можно было избежать, исчисляются миллионами гривен.

Если говорить о тендерах днепропетровского отделения ФСС, то разница между реальной стоимостью путевок, по которой их продавали директора детских лагерей, и стоимостью, по которой их покупал у посредника днепропетровский ФСС, составляет около 1 тысячи гривен за каждую. Переплата - 15-25%.

Руководители детских лагерей утверждают, что за представительские услуги на тендере они фирме-посреднику не платили. А кто платил? Получается, что ФСС.

Можно было бы избежать таких трат, купив за эти деньги, допустим, больше путевок? Да. Для этого нужно было ограничить участие в тендерах лишь теми, кто имеет собственную материально-техническую базу.

В этом моя позиция, на публикацию которой я как журналист и гражданин имею полное право, дарованное мне, в первую очередь, Конституцией. Аналогичной позиции, к слову, придерживается и Антимонопольный комитет. В январе 2015 года он заявил о результатах проверки тендеров Фонда соцстраха.

В результате за антиконкурентные согласованные действия на торгах на 4 миллиона гривен н. были оштрафованы ряд фирм-посредников между санаториями и фондом. По мнению АМКУ, это привело к лишним расходам.

Более 20 миллионов бюджетных средств перечислялись на счета ряда субъектов хозяйствования в виде платы за предоставление консультативных услуг. Соответственно, средства бюджета использовались на цели, не связанные с предоставлением услуг, которые были предметом закупки, отмечают в комитете.

Чуть позже схемы ФСС рассекретило и СБУ: в отношении руководителей ряда фирм-посредников были открыты уголовные производства, а недавно Службой Безопасности было сделано заявление о том, что участие таких фирм в тендерах на закупку услуг по оздоровлению привело к нерациональному расходованию 25 миллионов государственных денег.

К АМКУ и СБУ у работников Фонда соцстраха претензий нет и не было. А вот моя статья, в которой я делала аналогичные выводы, им очень не понравилась.

В феврале этого года  исполнительная дирекция днепропетровского областного отделения Фонда соцстраха подала иск ко мне о защите чести и деловой репутации
 

Парадоксально, но в период сбора информации для статьи своей точкой зрения чиновники Фонда делиться со мной не захотели, от интервью наотрез отказавшись. Чтобы получить доступ к декларациям должностных лиц ФСС и тендерным предложениям участников, мне пришлось обращаться в суд. Оба иска были удовлетворены судами первой и апелляционной инстанций. Но информацию я не получила по сей день.

В своем же иске ко мне Фонд просил  суд обязать меня опровергнуть ряд цитат из расследования. Закон позволяет выдвигать такие требования в случае, если в спорных цитатах содержится недостоверная (то есть ложная) информация.


Прцесс в Кировском районном суде Днепропетровска. Слева на фото - судья. Справа - представители истца. 
 

Почти год я добивалась от Фонда ответа на вопрос, какая именно информация в статье показалась им недостоверной. Я вступала с истцом в переписку, но ответа все равно не добилась. Собственно, это не странно: все цитаты в статье подкреплены аудиозаписями, документами и прочим.

В том, что по поводу непосредственно недостоверности информации ФСС сказать нечего, я окончательно убедилась 17 ноября в судебном заседании.

Мой адвокат Евгений Бондарь поставил перед истцами прямой вопрос: в чем именно представители Фонда усматривают недостоверность оспариваемых ими цитат.

Все ответы представителя истца Браги свелись к тому, что в статье деятельность Фонда по оздоровлению детей летом 2014 года «была освещена негативно».

- То есть, весь ваш иск основывается на восприятии статьи, которая якобы негативно влияет на Фонд и на читателей? – уточнил адвокат Бондарь

- Да, на нашей проведенной работе в этом направлении, если точнее. Не на всей деятельности. А именно на оздоровлении детей летом 2014 года. И мы эту деятельность провели и вот такая нам оценка. Что мы сделали что-то не так, - сообщила представитель истца Брага.

И украинское законодательство, и практика Европейского суда, на которую наша страна пытается равняться, однозначно говорят следующее: журналисты, как собственно и любой другой гражданин страны, имели и имеют право на свободное выражение своих мыслей, даже если эти мысли кому-то не нравится. А любая попытка препятствования свободному выражению своего мнения, в том числе и требование опровержения изложенного в любой форме мнения, является прямым посягательством на свободу слова.

Ответ на этот вопрос содержится и в пункте 15 Постановления Пленума Верховного суда Украины от 27.02.2009 №1 «О судебной практике в делах о защите достоинства и чести физического лица, а также деловой репутации физического и юридического лица». Там прямым текстом сказано: юридическим составом правонарушения, наличие которого может быть основанием для удовлетворения иска, является совокупность доказательств о «распространении недостоверной (а не «негативной», - Авт.) информации. То есть такой, которая не соответствует действительности. А также, если имело место «распространение информации, которая нарушает личные имущественные права» (Отсутствие которых, учитывая комментарии истца, являлось установленным судом фактом, - Авт.).

Вот почему данный судебный процесс над журналистом и его публикацией принял очень существенный и символический характер. По сути, это был судебный спор о том, есть ли свобода слова в Днепропетровске, или нет.

Представьте себе на минутку практику об обязанности публиковать опровержение на любую «негативную» информацию. Рай для нарушителей закона. Очевидно, абсурдность исковых требований понял и суд, 1 декабря приняв решение отказать в иске исполнительной дирекции днепропетровского областного отделения ФСС в полном объеме.

Подаст ли ФСС апелляцию или нет? Думаю, да. Поэтому точку в судебных тяжбах с Фондом пока не ставлю. Как, собственно, и точку в деятельности правоохранительных органов. Так, сегодня Кировским РОВД ГУМВД в Днепропетровской области продолжается расследование в рамках открытого по фактам, изложенным в моей публикации, уголовного производства.

Свое расследование ведут и киевские правоохранители, заподозрившие фирмы-посредники «Клеоника» и «Санаторно-курортный центр» в создании конвертационного центра.

Выражаю благодарность юристам Института развития региональной прессы за оказанную помощь в судебных разбирательствах с Фондом соцстраха, как по фактам непредоставления информации, так и в процессе отстаивания достоверности фактов, изложенных в журналистском расследовании. 

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

В ноябре 2014 года Ольга Юдина провела расследование в рамках проекта журналистских расследований Objective от MYMEDIA, раскрывшее коррупционную схему Фонда соцстраха. После публикации Фонд подал в суд на журналистку «за негативную оценку проведённой им работы». Публикуем рассказ Ольги Юдиной о том, как она отстаивала свободу слова и печати в Днепропетровском суде. 

 

Расследование было посвящено тендерам Фонда социального страхования на закупку услуг по оздоровлению детей в загородным лагерях и санаториях. Тендерам, участие в которых принимают фирмы-посредники, что очень дорого обходится украинцам.

Переплаты за путевки, которых по моему личному мнению можно было избежать, исчисляются миллионами гривен.

Если говорить о тендерах днепропетровского отделения ФСС, то разница между реальной стоимостью путевок, по которой их продавали директора детских лагерей, и стоимостью, по которой их покупал у посредника днепропетровский ФСС, составляет около 1 тысячи гривен за каждую. Переплата - 15-25%.

Руководители детских лагерей утверждают, что за представительские услуги на тендере они фирме-посреднику не платили. А кто платил? Получается, что ФСС.

Можно было бы избежать таких трат, купив за эти деньги, допустим, больше путевок? Да. Для этого нужно было ограничить участие в тендерах лишь теми, кто имеет собственную материально-техническую базу.

В этом моя позиция, на публикацию которой я как журналист и гражданин имею полное право, дарованное мне, в первую очередь, Конституцией. Аналогичной позиции, к слову, придерживается и Антимонопольный комитет. В январе 2015 года он заявил о результатах проверки тендеров Фонда соцстраха.

В результате за антиконкурентные согласованные действия на торгах на 4 миллиона гривен н. были оштрафованы ряд фирм-посредников между санаториями и фондом. По мнению АМКУ, это привело к лишним расходам.

Более 20 миллионов бюджетных средств перечислялись на счета ряда субъектов хозяйствования в виде платы за предоставление консультативных услуг. Соответственно, средства бюджета использовались на цели, не связанные с предоставлением услуг, которые были предметом закупки, отмечают в комитете.

Чуть позже схемы ФСС рассекретило и СБУ: в отношении руководителей ряда фирм-посредников были открыты уголовные производства, а недавно Службой Безопасности было сделано заявление о том, что участие таких фирм в тендерах на закупку услуг по оздоровлению привело к нерациональному расходованию 25 миллионов государственных денег.

К АМКУ и СБУ у работников Фонда соцстраха претензий нет и не было. А вот моя статья, в которой я делала аналогичные выводы, им очень не понравилась.

В феврале этого года  исполнительная дирекция днепропетровского областного отделения Фонда соцстраха подала иск ко мне о защите чести и деловой репутации
 

Парадоксально, но в период сбора информации для статьи своей точкой зрения чиновники Фонда делиться со мной не захотели, от интервью наотрез отказавшись. Чтобы получить доступ к декларациям должностных лиц ФСС и тендерным предложениям участников, мне пришлось обращаться в суд. Оба иска были удовлетворены судами первой и апелляционной инстанций. Но информацию я не получила по сей день.

В своем же иске ко мне Фонд просил  суд обязать меня опровергнуть ряд цитат из расследования. Закон позволяет выдвигать такие требования в случае, если в спорных цитатах содержится недостоверная (то есть ложная) информация.


Прцесс в Кировском районном суде Днепропетровска. Слева на фото - судья. Справа - представители истца. 
 

Почти год я добивалась от Фонда ответа на вопрос, какая именно информация в статье показалась им недостоверной. Я вступала с истцом в переписку, но ответа все равно не добилась. Собственно, это не странно: все цитаты в статье подкреплены аудиозаписями, документами и прочим.

В том, что по поводу непосредственно недостоверности информации ФСС сказать нечего, я окончательно убедилась 17 ноября в судебном заседании.

Мой адвокат Евгений Бондарь поставил перед истцами прямой вопрос: в чем именно представители Фонда усматривают недостоверность оспариваемых ими цитат.

Все ответы представителя истца Браги свелись к тому, что в статье деятельность Фонда по оздоровлению детей летом 2014 года «была освещена негативно».

- То есть, весь ваш иск основывается на восприятии статьи, которая якобы негативно влияет на Фонд и на читателей? – уточнил адвокат Бондарь

- Да, на нашей проведенной работе в этом направлении, если точнее. Не на всей деятельности. А именно на оздоровлении детей летом 2014 года. И мы эту деятельность провели и вот такая нам оценка. Что мы сделали что-то не так, - сообщила представитель истца Брага.

И украинское законодательство, и практика Европейского суда, на которую наша страна пытается равняться, однозначно говорят следующее: журналисты, как собственно и любой другой гражданин страны, имели и имеют право на свободное выражение своих мыслей, даже если эти мысли кому-то не нравится. А любая попытка препятствования свободному выражению своего мнения, в том числе и требование опровержения изложенного в любой форме мнения, является прямым посягательством на свободу слова.

Ответ на этот вопрос содержится и в пункте 15 Постановления Пленума Верховного суда Украины от 27.02.2009 №1 «О судебной практике в делах о защите достоинства и чести физического лица, а также деловой репутации физического и юридического лица». Там прямым текстом сказано: юридическим составом правонарушения, наличие которого может быть основанием для удовлетворения иска, является совокупность доказательств о «распространении недостоверной (а не «негативной», - Авт.) информации. То есть такой, которая не соответствует действительности. А также, если имело место «распространение информации, которая нарушает личные имущественные права» (Отсутствие которых, учитывая комментарии истца, являлось установленным судом фактом, - Авт.).

Вот почему данный судебный процесс над журналистом и его публикацией принял очень существенный и символический характер. По сути, это был судебный спор о том, есть ли свобода слова в Днепропетровске, или нет.

Представьте себе на минутку практику об обязанности публиковать опровержение на любую «негативную» информацию. Рай для нарушителей закона. Очевидно, абсурдность исковых требований понял и суд, 1 декабря приняв решение отказать в иске исполнительной дирекции днепропетровского областного отделения ФСС в полном объеме.

Подаст ли ФСС апелляцию или нет? Думаю, да. Поэтому точку в судебных тяжбах с Фондом пока не ставлю. Как, собственно, и точку в деятельности правоохранительных органов. Так, сегодня Кировским РОВД ГУМВД в Днепропетровской области продолжается расследование в рамках открытого по фактам, изложенным в моей публикации, уголовного производства.

Свое расследование ведут и киевские правоохранители, заподозрившие фирмы-посредники «Клеоника» и «Санаторно-курортный центр» в создании конвертационного центра.

Выражаю благодарность юристам Института развития региональной прессы за оказанную помощь в судебных разбирательствах с Фондом соцстраха, как по фактам непредоставления информации, так и в процессе отстаивания достоверности фактов, изложенных в журналистском расследовании. 

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *