Статьи

Недавно Школе журналистики УКУ, одному из главных партнеров MYMEDIA, исполнилось 5 лет. За такой короткий срок им удалось стать одним из лучших учебных заведений Украины, в которых готовят журналистов. Студенты Школы регулярно отправляются на заграничные стажировки, слушают лекции зарубежных спикеров и оттачивают практические навыки в бесчисленных журналистских проектах. Они постоянно публикуются в лучших медиа страны, а выпускников сразу разбирают работодатели.

MYMEDIA рассказывает, как все начиналось, чем отличается подход УКУ от традиционного журналистского образования и где Школа ищет деньги на свои проекты.

Из личного опыта

«Я очень переживала перед вступлением на магистерскую программу», —  рассказывает прошлогодняя выпускницы Школы журналистики УКУ Дарья Гирна, которая теперь работает журналистом на Громадском ТВ.  Бакалавриат она заканчивала во львовском университете Франко. Говорит, там вокруг недавно появившейся Школы журналистики УКУ было много разговоров. Мол, туда очень трудно попасть, доступ только для элитных и избранных.

«Рассказывали, что туда легендарные журналисты приезжают чуть ли не каждую неделю, и все очень боялись подавать документы. Я решила, что стоит попробовать, хотя была на 200% уверена, не пройду».

То, что по результатам экзаменов Дарья обнаружила себя третьей в рейтинге, стало для нее полнейшей неожиданностью. «Предыдущее образование настолько закомплексовало меня, что я просто не верила, что я смогу это сделать, и что на меня обратят внимание».

В университете Франко, где училась Дарья, остаться замеченной было и вправду сложно — на курсе журналистики было около 130 человек. Там можно было спрятаться на задней парте и спать или заниматься своими делами, говорит Дарья.

«Это была абсолютно серая масса, никто никого в лицо не помнил, преподаватели не  знали своих студентов. Там было очень легко потеряться».  

В УКУ так не получится — ведь на курс набирают всего по 25 человек.

По словам Дарьи, за все 4 года бакалавриата журналистики, ей попалось лишь 2-3 сильных преподавателя, а одинаковые предметы под разными названиями переходили из семестра в семестр.

«У нас была встреча с Вахтангом Кипиани один раз за четыре года. Это было выдающееся событие. А в УКУ он стационарно преподает. Я не представляла, как человек такого масштаба может просто преподавать в университете», — рассказывает Дарья.

Привыкать к новым условиям оказалось нелегко: нужно было переучиваться и постоянно выходить из зоны комфорта.

«У меня была дикая субординация с людьми, которые чего-то достигли. Я очень боялась подойти банально пообщаться и взять контакты, взять интервью. Этому нас не учили, у нас не было практического обучения. В УКУ я потеряла страх к сбору информации».

Полтора года учебы на магистратуре Дарья совмещала с работой на телеканале Громадське Львів, которое лично помогала основывать — команда из пяти энтузиастов привлекала гранты, делала сайт, искала людей. После выпуска Дарья вместе со своей одногруппницей Александрой Черновой перебрались работать на Громадське в Киев, в чём им помог преподаватель Школы журналистики УКУ Отар Довженко — он связал девочек с администрацией и рекомендовал, хотя журналисты Громадського уже на тот момент неоднократно имели возможность сотрудничать со студентами УКУ, читали у них лекции, бывали менторами и принимали участие в различных программах.

«Мне было гораздо легче, чем если я была какой-то неизвестной девочкой, потому что УКУ дал мне огромную базу контактов. Когда я выпустилась, меня уже знали огромное количество людей. Сейчас на пресс-конференциях со мной здороваются известные журналисты», — говорит Александра.

Александра (по центру) и Дарья (справа) дают интервью польскому журналисту Павлу Решка на Польском радио
в Варшаве
 

Дарья считает, что Громадському с ними очень повезло, потому что найти универсальных журналистов в Украине — не так уж просто.

«Я не знаю больше никого на Громадськом, за исключением нескольких человек, кто мог бы делать несколько дел одновременно — и снимать, и монтировать, и написать текст и мочь его отредактировать».

Это подтверждает и журналист Громадського Богдан Кутепов, который не раз принимал участие в программах Школы журналистики УКУ, был ментором в Видеоакадемии «Декоммунизация.ua», и наблюдал за студентами во время Львовского Медиафорума.

«Выпускниками Школы журналистики УКУ, которые сейчас работают на Громадськом, довольны, а это сейчас большая редкость», — говорит Кутепов.

«Выпускниками моего вуза, университета Шевченко, были удовлетворены лишь теми, кто работал уже во время учёбы».

«У студентов там есть техническая база — они выполняют все функции настоящих журналистов. Сами снимают, пишут, выпускают радио- и телепрограммы, пробуют себя в кадре, работают с различными жанрами журналистики. Все что там делается — не для галочки, а для получения практической информации, которую завтра студентам придется применять на практике».

О своём собственном красном дипломе журналиста Кутепов вспоминает так: «Через 10 лет после выпуска я до сих пор не забрал его из архива университета. Там нужно сдать обходной лист, получить печать из бассейна и библиотеки, а у меня нет на это времени. Мне сказали, что у меня есть еще 40 лет, потому что после 50 дипломы уничтожаются. За эти 10 лет меня только дважды спросили, где мой диплом».

Высокий уровень подготовки студентов Школы журналистики УКУ отмечают не только украинские журналисты, но и зарубежные.

«Я преподаю в университетах разных стран мира, и могу сказать, что уровень стажеров, которые приезжают на практику в “Радио Ватикан” из Школы журналистики УКУ — один из самых высоких. Как в отношении интеллекта и опыта, так и интуиции, энергии, мотивации и вдохновения», — говорит Шон-Патрик Лаветт, руководитель англоязычной службы «Радио Ватикан».

Появление Школы журналистики

Все началось в 2009 году. Это был период политических скандалов и джинсы в журналистике. Украинский католический университет решил, что все дело в некачественном образовании журналистов — на рынке просто не существовало достойного образования. Тогда церковь поставила УКУ вопрос о том, готовы ли они предложить программу и концепцию качественного журналистского образования. УКУ обратились к Игорю Балынскому, который на тот момент уже 15 лет преподавал журналистику в университете Франко.

Изначально планировали просто модульную школу при университете, тогда речь не шла об академическом образовании. Школа должна была формироваться на конкурсной основе, а преподавателями должны были быть влиятельные журналисты со всего мира.  

«Я на тот момент не был уверен, что мы сможем из года в год иметь достаточно мотивированных студентов, и проводить наборы в условиях конкурса», — вспоминает Игорь. Ведь в таких школах очень многое зависит от мотивации студента и понимания, зачем он туда поступает, что он должен получить на выходе. Именно поэтому набирать планировали студентов последних курсов, либо молодых журналистов.

Затем пришла идея академической магистерской программы. Но чтобы создать школу формата Могилянской школы журналистики — без бакалавриата, а сразу магистратура с правом поступления бакалавров любых специальностей — нужно было получить разрешение в министерстве на «образовательный эксперимент». Но Верховная Рада несколько месяцев блокировала процесс.

То, что разрешения вообще удалось добиться, Игорь Балынский считает просто удачным стечением обстоятельств и совершенной случайностью. «Во время переговоров со стороны министерства Табачника было много попыток помешать процессу или закрыть программу. Видимо Табачник, который только вступил на пост министра образования, просто не успел вникнуть в суть всех дел, и подписал разрешение», — считает Балынский.

В 2011 состоялся первый набор на магистерскую Школы журналистики УКУ.

Преподавательский штат начинался с трёх людей: Игоря Балынского, журналиста Владимира Павлива и заведующей кафедры журналистики Виктории Бабенко. Через полгода присоединился Отар Довженко, который взял на себя функции преподавателя, редактора и ментора для студентов. Постоянными преподавателями кафедры стали журналисты и историки Вахтанг Кипиани и Ярослав Грицак.

«Мы не хотим делать штат, который бы состоял из 10-15 человек. Сейчас в штате на постоянной основе 6-7 преподавателей, но общее количество, вместе с приглашенными лекторами, около 25», — рассказывает Балынский.

Как это работает

Основатель Школы журналистики УКУ Игорь Балынский выделил 10 ключевых принципов, на которых базируется их образование.

Игорь Балынский в Украинском католическом университете. Фото - Катерина Гладка

 

1. Универсальный журналист вместо специализации. Раньше считалось, что студент после второго курса должен выбирать специализацию: печатные медиа, онлайн, радио или телевидения, и на бакалавриате должен углублять эти знания, специализируясь уже на конкретном типе медиа. На выходе же ситуация была двоякая. С одной стороны, медиа получали условного специалиста с глубокими знаниями в конкретной сфере. С другой стороны, это было неэффективно с точки зрения трудоустройства, поскольку у узкоспециализированного радиоспециалиста есть минимум шансов найти работу на телевидении или в печатных СМИ.

Понимая это, и опираясь на немецкий и британский опыт, Школа журналистики УКУ стала формировать собственную модель обучения универсального журналиста. За 4 семестра студент получает кроме общих знаний о журналистике, глубокие знания конкретного типа медиа: печатного СМИ, онлайн, радио или телевидения. Таким образом, студент может во время обучения прочувствовать, что ему ближе, понятнее, органичнее, но также обязан получить минимум знаний и навыков, которые могут ему понадобиться при трудоустройстве.

2. Неакадемические форматы и работа на местах — важная составляющая учебного процесса в Школе журналистики УКУ. Это формат мастер-классов, воркшопов, поездок, тренингов. Новые форматы стали возможными не в последнюю очередь благодаря MYMEDIA. Майкл Андерсен, директор MYMEDIA, помог школе овладеть к примеру, форматами выездных школ — школы международной журналистики, школы репортажа с работой на локациях, школы мультимедийного интервью, выездные видеоакадемии и видеокемпы. На таких проектах студенты учатся работать в полевых условиях, выполнять четко поставленные задачи и в дедлайн сдавать готовые работы для публикации.

3. Обучение через практику — одно из главных правил. Студент не выполняет работу для галочки или оценки — тексты и видео публикуются в ведущих украинских СМИ. Таким образом, студент чувствует реальность задачи и ответственность за информацию, которую он публикует.

4. Опытом делятся известные журналисты, медийщики и практики. Они проводят тренинги и мастер-классы, которые дают более глубокое понимание того, чем является современная журналистика, ее положительных и отрицательных сторон.

5. Каждый мастер-класс превращается в материал, а не просто прослушивается. Студенты выполняют задания, пишут материалы, берут интервью со всеми гостями, которые приезжают в Школу журналистики или просто в УКУ — это историки, богословы, политики, дипломаты.

6. У каждого студента есть ментор-редактор и индивидуальный консультант, который поддерживает его на протяжении всей работы с заданием. В большинстве медиа редакторы не помогают журналистам совершенствовать свой текст, а просто редактируют его. Когда преподаватели Школы журналистики УКУ берут студенческие тексты — они не редактирует их до состояния публикации, а помечают ошибки и подсказывают, где и как текст можно улучшить. Маркированный текст отсылается назад на доработку студентом. Иногда переработок после правок может быть от 5 до 7, и это абсолютно нормальная практика. В итоге студент начинает понимать, каким должен быть текст стилистически, композиционно и жанрово.

7. Студенты учатся налаживать собственные контакты и предлагать свои тексты редакциям. На первых порах преподаватели помогают опубликовать работы в различных изданиях, опираясь на собственные связи. Но начиная с последнего курса или со второго семестра, студенты должны сами знакомиться с редакциями и предлагать им свои тексты.

8. Понимание и поддержка ценностей также стоит в списке приоритетов Школы журналистики УКУ.  Не только профессиональных, но и общечеловеческих. Их формирование заложено в основу магистерской программы.

9. Реагировать на изменения и тренды в журналистском образовании и на медиа рынке  значит для Школы журналистики УКУ постоянную готовность адаптировать под них учебный план. В нем, например, нет ни одной классической исторической дисциплины: истории журналистики, теории медиа и теории коммуникаций. Зато постоянно вводятся новые дисциплины вроде управления проектами, медиа-брендинга и SMM.

10. Внутренняя атмосфера — важная составляющая Школы журналистики. Доверие и уважение между преподавателями и студентами — это тот фундамент, на котором можно строятся различные проекты. Здесь не жалеют времени на студентов, не только рабочего, но и личного.

Откуда деньги

Все это стало возможным не в последнюю очередь благодаря успешному поиску внешнего финансирования: привлечению иностранных грантов, развитию широких партнерских сетей фондов, доноров и спонсоров.

В УКУ есть специальный отдел фандрайзинга «Центр медиа мастерства». Он занимается поиском средств на функционирование университета, от зарплат лекторам до грантов на различные образовательные проекты. Сегодня в нем работает четыре менеджера.

Каждый следующий грант увеличивает шансы на гранты в будущем, поясняет Игорь Балынский. К примеру, после первых успехов проекта видеоакадемии, проходившего при поддержке MYMEDIA, школе удалось получить грант от посольства США на покупку крупной партии видеотехники для следующих выездных видеопроектов.

Сегодня школа журналистики УКУ постоянно сотрудничает с фондами и организациями из 5-7 стран. Среди них — американское и британское посольство, MYMEDIA, австрийские, немецкие и другие фонды.

«Очень многие хотят или по разным причинам соглашаются финансировать образование: из альтруистических, профессиональных или корпоративных побуждений», — говорит Сергей Каразий, корреспондент информационного агентства Reuters в Украине.

Сергей Каразий дает мастер-класс в Школе журналистики УКУ

 

Каразий со своей женой основали собственную именную стипендию, которую получает один студент Школы журналистики УКУ в год.

«В 2014 году, когда началась аннексия Крыма, а затем война на Востоке, сложилась ситуация, когда все пытались как-то приобщиться и чем-то помочь. Мы с женой решили, что в такой ситуации хорошей идеей будет поддержать будущих журналистов» — поясняет Каразий собственную мотивацию.

На тот момент он уже достаточно тесно общался со Школой журналистики УКУ, читал у них лекции и видел программу как одну из лучших в Украине.

«Они дают очень мало, но очень качественных журналистов. Это выпуск по 20, а не выпуск по 300-400 человек, но они гораздо лучше натренированы и обучены. Они были теми, с кем интересно было работать», — делится Каразий.

Он также отмечает успешность их фандрайзинговой кампании.

«Стипендия, которую мы платим — это 30% себестоимости обучения. 60% УКУ нашли в других источниках. Нельзя рассчитывать на хорошее качество обучения, когда преподаватели получают маленькие зарплаты. Телевидение и радио требует большого технической базы, которая объективно дорога. Зарубежные преподаватели и хорошие медиа-специалисты тоже стоят денег», — отмечает Каразий.

Единственная сложность работы с донорами, по словам Игоря Балынского, это то, что фонды имеют свои интересы и приоритеты, которые не всегда совпадают с интересами Школы, и не всегда просто формулировать проекты так, чтобы обе стороны остались довольны.

Не последнюю роль в поиске финансирования играет и хорошая кредитно-грантовая история, и хорошие рекомендации от различных фондов.

«Мы реализуем проекты, а не осваиваем бюджеты», — поясняет Игорь Балынский.
 

«Если мы не успеваем освоить средства, которые нам были выделены, мы эти средства не забираем, а оставляем их грантодателям. Это исключительная ситуация на украинском грантовом рынке, и это порождает доверие к нам со стороны грантодателей».

В этом году на пятилетие магистерской программы Школа журналистики УКУ в качестве эксперимента к финансированию привлекли выпускников магистерской программы к финансированию. Игорь Балынский обратился к студентам с предложением собрать общими усилиями средства на одну именную стипендию для нынешнего абитуриента.

«Неожиданно 90% людей, которые увидели пост, положительно к этому отнеслись, и более половины — 40 выпускников —  откликнулись и перечислили деньги, кто сколько мог. Так мы собрали на стипендию, которая покрывает себестоимость обучения на первый год».

При этом Балынский отмечает, что не все из тех, кто перечислили средства, имеют сегодня работу или зарабатывают больше, чем на проживание.

Почему до Запада далеко

Школу журналистики УКУ нередко называют западной моделью образования, однако основатель школы Игорь Балынский не очень любит такое сравнение.

«На сегодняшний день говорить о западной модели образования в Украине — значит немножко фальшивить. Пока что в Украине невозможно построить Оксфорд, Кембридж, Йель или Гарвард, потому что общество у нас другое», — говорит Балынский.

Балынский ездил в Чикаго и наблюдал изнутри работу американских школ журналистики и университетов. Также перед созданием концепции Школы журналистики УКУ он тщательно изучал польскую, немецкую и британскую образовательные  модели.

«То, как и чему учат в западных университетах, и как это воспринимается их аудиторией, на сегодня невозможно в Украине».

Американская модель, по словам Балынского, является гораздо более технологичной.

«Мы пока не можем говорить о таком количестве просмотров на мобильных приложениях, или о построении полноценного онлайн-телевидения. Очень отличаются качество техники, технологизованисть общества и проникновения технологий в жизнь простого населения», — рассказывает он.

К тому же, американское общество более требовательно к медиа, и само формирует запрос на различные типы медиа, тогда как украинское общество, наоборот, достаточно равнодушно и неприхотливо в отношении медиа, часто довольствуется дешевой телепродукцией.

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

Недавно Школе журналистики УКУ, одному из главных партнеров MYMEDIA, исполнилось 5 лет. За такой короткий срок им удалось стать одним из лучших учебных заведений Украины, в которых готовят журналистов. Студенты Школы регулярно отправляются на заграничные стажировки, слушают лекции зарубежных спикеров и оттачивают практические навыки в бесчисленных журналистских проектах. Они постоянно публикуются в лучших медиа страны, а выпускников сразу разбирают работодатели.

MYMEDIA рассказывает, как все начиналось, чем отличается подход УКУ от традиционного журналистского образования и где Школа ищет деньги на свои проекты.

Из личного опыта

«Я очень переживала перед вступлением на магистерскую программу», —  рассказывает прошлогодняя выпускницы Школы журналистики УКУ Дарья Гирна, которая теперь работает журналистом на Громадском ТВ.  Бакалавриат она заканчивала во львовском университете Франко. Говорит, там вокруг недавно появившейся Школы журналистики УКУ было много разговоров. Мол, туда очень трудно попасть, доступ только для элитных и избранных.

«Рассказывали, что туда легендарные журналисты приезжают чуть ли не каждую неделю, и все очень боялись подавать документы. Я решила, что стоит попробовать, хотя была на 200% уверена, не пройду».

То, что по результатам экзаменов Дарья обнаружила себя третьей в рейтинге, стало для нее полнейшей неожиданностью. «Предыдущее образование настолько закомплексовало меня, что я просто не верила, что я смогу это сделать, и что на меня обратят внимание».

В университете Франко, где училась Дарья, остаться замеченной было и вправду сложно — на курсе журналистики было около 130 человек. Там можно было спрятаться на задней парте и спать или заниматься своими делами, говорит Дарья.

«Это была абсолютно серая масса, никто никого в лицо не помнил, преподаватели не  знали своих студентов. Там было очень легко потеряться».  

В УКУ так не получится — ведь на курс набирают всего по 25 человек.

По словам Дарьи, за все 4 года бакалавриата журналистики, ей попалось лишь 2-3 сильных преподавателя, а одинаковые предметы под разными названиями переходили из семестра в семестр.

«У нас была встреча с Вахтангом Кипиани один раз за четыре года. Это было выдающееся событие. А в УКУ он стационарно преподает. Я не представляла, как человек такого масштаба может просто преподавать в университете», — рассказывает Дарья.

Привыкать к новым условиям оказалось нелегко: нужно было переучиваться и постоянно выходить из зоны комфорта.

«У меня была дикая субординация с людьми, которые чего-то достигли. Я очень боялась подойти банально пообщаться и взять контакты, взять интервью. Этому нас не учили, у нас не было практического обучения. В УКУ я потеряла страх к сбору информации».

Полтора года учебы на магистратуре Дарья совмещала с работой на телеканале Громадське Львів, которое лично помогала основывать — команда из пяти энтузиастов привлекала гранты, делала сайт, искала людей. После выпуска Дарья вместе со своей одногруппницей Александрой Черновой перебрались работать на Громадське в Киев, в чём им помог преподаватель Школы журналистики УКУ Отар Довженко — он связал девочек с администрацией и рекомендовал, хотя журналисты Громадського уже на тот момент неоднократно имели возможность сотрудничать со студентами УКУ, читали у них лекции, бывали менторами и принимали участие в различных программах.

«Мне было гораздо легче, чем если я была какой-то неизвестной девочкой, потому что УКУ дал мне огромную базу контактов. Когда я выпустилась, меня уже знали огромное количество людей. Сейчас на пресс-конференциях со мной здороваются известные журналисты», — говорит Александра.

Александра (по центру) и Дарья (справа) дают интервью польскому журналисту Павлу Решка на Польском радио
в Варшаве
 

Дарья считает, что Громадському с ними очень повезло, потому что найти универсальных журналистов в Украине — не так уж просто.

«Я не знаю больше никого на Громадськом, за исключением нескольких человек, кто мог бы делать несколько дел одновременно — и снимать, и монтировать, и написать текст и мочь его отредактировать».

Это подтверждает и журналист Громадського Богдан Кутепов, который не раз принимал участие в программах Школы журналистики УКУ, был ментором в Видеоакадемии «Декоммунизация.ua», и наблюдал за студентами во время Львовского Медиафорума.

«Выпускниками Школы журналистики УКУ, которые сейчас работают на Громадськом, довольны, а это сейчас большая редкость», — говорит Кутепов.

«Выпускниками моего вуза, университета Шевченко, были удовлетворены лишь теми, кто работал уже во время учёбы».

«У студентов там есть техническая база — они выполняют все функции настоящих журналистов. Сами снимают, пишут, выпускают радио- и телепрограммы, пробуют себя в кадре, работают с различными жанрами журналистики. Все что там делается — не для галочки, а для получения практической информации, которую завтра студентам придется применять на практике».

О своём собственном красном дипломе журналиста Кутепов вспоминает так: «Через 10 лет после выпуска я до сих пор не забрал его из архива университета. Там нужно сдать обходной лист, получить печать из бассейна и библиотеки, а у меня нет на это времени. Мне сказали, что у меня есть еще 40 лет, потому что после 50 дипломы уничтожаются. За эти 10 лет меня только дважды спросили, где мой диплом».

Высокий уровень подготовки студентов Школы журналистики УКУ отмечают не только украинские журналисты, но и зарубежные.

«Я преподаю в университетах разных стран мира, и могу сказать, что уровень стажеров, которые приезжают на практику в “Радио Ватикан” из Школы журналистики УКУ — один из самых высоких. Как в отношении интеллекта и опыта, так и интуиции, энергии, мотивации и вдохновения», — говорит Шон-Патрик Лаветт, руководитель англоязычной службы «Радио Ватикан».

Появление Школы журналистики

Все началось в 2009 году. Это был период политических скандалов и джинсы в журналистике. Украинский католический университет решил, что все дело в некачественном образовании журналистов — на рынке просто не существовало достойного образования. Тогда церковь поставила УКУ вопрос о том, готовы ли они предложить программу и концепцию качественного журналистского образования. УКУ обратились к Игорю Балынскому, который на тот момент уже 15 лет преподавал журналистику в университете Франко.

Изначально планировали просто модульную школу при университете, тогда речь не шла об академическом образовании. Школа должна была формироваться на конкурсной основе, а преподавателями должны были быть влиятельные журналисты со всего мира.  

«Я на тот момент не был уверен, что мы сможем из года в год иметь достаточно мотивированных студентов, и проводить наборы в условиях конкурса», — вспоминает Игорь. Ведь в таких школах очень многое зависит от мотивации студента и понимания, зачем он туда поступает, что он должен получить на выходе. Именно поэтому набирать планировали студентов последних курсов, либо молодых журналистов.

Затем пришла идея академической магистерской программы. Но чтобы создать школу формата Могилянской школы журналистики — без бакалавриата, а сразу магистратура с правом поступления бакалавров любых специальностей — нужно было получить разрешение в министерстве на «образовательный эксперимент». Но Верховная Рада несколько месяцев блокировала процесс.

То, что разрешения вообще удалось добиться, Игорь Балынский считает просто удачным стечением обстоятельств и совершенной случайностью. «Во время переговоров со стороны министерства Табачника было много попыток помешать процессу или закрыть программу. Видимо Табачник, который только вступил на пост министра образования, просто не успел вникнуть в суть всех дел, и подписал разрешение», — считает Балынский.

В 2011 состоялся первый набор на магистерскую Школы журналистики УКУ.

Преподавательский штат начинался с трёх людей: Игоря Балынского, журналиста Владимира Павлива и заведующей кафедры журналистики Виктории Бабенко. Через полгода присоединился Отар Довженко, который взял на себя функции преподавателя, редактора и ментора для студентов. Постоянными преподавателями кафедры стали журналисты и историки Вахтанг Кипиани и Ярослав Грицак.

«Мы не хотим делать штат, который бы состоял из 10-15 человек. Сейчас в штате на постоянной основе 6-7 преподавателей, но общее количество, вместе с приглашенными лекторами, около 25», — рассказывает Балынский.

Как это работает

Основатель Школы журналистики УКУ Игорь Балынский выделил 10 ключевых принципов, на которых базируется их образование.

Игорь Балынский в Украинском католическом университете. Фото - Катерина Гладка

 

1. Универсальный журналист вместо специализации. Раньше считалось, что студент после второго курса должен выбирать специализацию: печатные медиа, онлайн, радио или телевидения, и на бакалавриате должен углублять эти знания, специализируясь уже на конкретном типе медиа. На выходе же ситуация была двоякая. С одной стороны, медиа получали условного специалиста с глубокими знаниями в конкретной сфере. С другой стороны, это было неэффективно с точки зрения трудоустройства, поскольку у узкоспециализированного радиоспециалиста есть минимум шансов найти работу на телевидении или в печатных СМИ.

Понимая это, и опираясь на немецкий и британский опыт, Школа журналистики УКУ стала формировать собственную модель обучения универсального журналиста. За 4 семестра студент получает кроме общих знаний о журналистике, глубокие знания конкретного типа медиа: печатного СМИ, онлайн, радио или телевидения. Таким образом, студент может во время обучения прочувствовать, что ему ближе, понятнее, органичнее, но также обязан получить минимум знаний и навыков, которые могут ему понадобиться при трудоустройстве.

2. Неакадемические форматы и работа на местах — важная составляющая учебного процесса в Школе журналистики УКУ. Это формат мастер-классов, воркшопов, поездок, тренингов. Новые форматы стали возможными не в последнюю очередь благодаря MYMEDIA. Майкл Андерсен, директор MYMEDIA, помог школе овладеть к примеру, форматами выездных школ — школы международной журналистики, школы репортажа с работой на локациях, школы мультимедийного интервью, выездные видеоакадемии и видеокемпы. На таких проектах студенты учатся работать в полевых условиях, выполнять четко поставленные задачи и в дедлайн сдавать готовые работы для публикации.

3. Обучение через практику — одно из главных правил. Студент не выполняет работу для галочки или оценки — тексты и видео публикуются в ведущих украинских СМИ. Таким образом, студент чувствует реальность задачи и ответственность за информацию, которую он публикует.

4. Опытом делятся известные журналисты, медийщики и практики. Они проводят тренинги и мастер-классы, которые дают более глубокое понимание того, чем является современная журналистика, ее положительных и отрицательных сторон.

5. Каждый мастер-класс превращается в материал, а не просто прослушивается. Студенты выполняют задания, пишут материалы, берут интервью со всеми гостями, которые приезжают в Школу журналистики или просто в УКУ — это историки, богословы, политики, дипломаты.

6. У каждого студента есть ментор-редактор и индивидуальный консультант, который поддерживает его на протяжении всей работы с заданием. В большинстве медиа редакторы не помогают журналистам совершенствовать свой текст, а просто редактируют его. Когда преподаватели Школы журналистики УКУ берут студенческие тексты — они не редактирует их до состояния публикации, а помечают ошибки и подсказывают, где и как текст можно улучшить. Маркированный текст отсылается назад на доработку студентом. Иногда переработок после правок может быть от 5 до 7, и это абсолютно нормальная практика. В итоге студент начинает понимать, каким должен быть текст стилистически, композиционно и жанрово.

7. Студенты учатся налаживать собственные контакты и предлагать свои тексты редакциям. На первых порах преподаватели помогают опубликовать работы в различных изданиях, опираясь на собственные связи. Но начиная с последнего курса или со второго семестра, студенты должны сами знакомиться с редакциями и предлагать им свои тексты.

8. Понимание и поддержка ценностей также стоит в списке приоритетов Школы журналистики УКУ.  Не только профессиональных, но и общечеловеческих. Их формирование заложено в основу магистерской программы.

9. Реагировать на изменения и тренды в журналистском образовании и на медиа рынке  значит для Школы журналистики УКУ постоянную готовность адаптировать под них учебный план. В нем, например, нет ни одной классической исторической дисциплины: истории журналистики, теории медиа и теории коммуникаций. Зато постоянно вводятся новые дисциплины вроде управления проектами, медиа-брендинга и SMM.

10. Внутренняя атмосфера — важная составляющая Школы журналистики. Доверие и уважение между преподавателями и студентами — это тот фундамент, на котором можно строятся различные проекты. Здесь не жалеют времени на студентов, не только рабочего, но и личного.

Откуда деньги

Все это стало возможным не в последнюю очередь благодаря успешному поиску внешнего финансирования: привлечению иностранных грантов, развитию широких партнерских сетей фондов, доноров и спонсоров.

В УКУ есть специальный отдел фандрайзинга «Центр медиа мастерства». Он занимается поиском средств на функционирование университета, от зарплат лекторам до грантов на различные образовательные проекты. Сегодня в нем работает четыре менеджера.

Каждый следующий грант увеличивает шансы на гранты в будущем, поясняет Игорь Балынский. К примеру, после первых успехов проекта видеоакадемии, проходившего при поддержке MYMEDIA, школе удалось получить грант от посольства США на покупку крупной партии видеотехники для следующих выездных видеопроектов.

Сегодня школа журналистики УКУ постоянно сотрудничает с фондами и организациями из 5-7 стран. Среди них — американское и британское посольство, MYMEDIA, австрийские, немецкие и другие фонды.

«Очень многие хотят или по разным причинам соглашаются финансировать образование: из альтруистических, профессиональных или корпоративных побуждений», — говорит Сергей Каразий, корреспондент информационного агентства Reuters в Украине.

Сергей Каразий дает мастер-класс в Школе журналистики УКУ

 

Каразий со своей женой основали собственную именную стипендию, которую получает один студент Школы журналистики УКУ в год.

«В 2014 году, когда началась аннексия Крыма, а затем война на Востоке, сложилась ситуация, когда все пытались как-то приобщиться и чем-то помочь. Мы с женой решили, что в такой ситуации хорошей идеей будет поддержать будущих журналистов» — поясняет Каразий собственную мотивацию.

На тот момент он уже достаточно тесно общался со Школой журналистики УКУ, читал у них лекции и видел программу как одну из лучших в Украине.

«Они дают очень мало, но очень качественных журналистов. Это выпуск по 20, а не выпуск по 300-400 человек, но они гораздо лучше натренированы и обучены. Они были теми, с кем интересно было работать», — делится Каразий.

Он также отмечает успешность их фандрайзинговой кампании.

«Стипендия, которую мы платим — это 30% себестоимости обучения. 60% УКУ нашли в других источниках. Нельзя рассчитывать на хорошее качество обучения, когда преподаватели получают маленькие зарплаты. Телевидение и радио требует большого технической базы, которая объективно дорога. Зарубежные преподаватели и хорошие медиа-специалисты тоже стоят денег», — отмечает Каразий.

Единственная сложность работы с донорами, по словам Игоря Балынского, это то, что фонды имеют свои интересы и приоритеты, которые не всегда совпадают с интересами Школы, и не всегда просто формулировать проекты так, чтобы обе стороны остались довольны.

Не последнюю роль в поиске финансирования играет и хорошая кредитно-грантовая история, и хорошие рекомендации от различных фондов.

«Мы реализуем проекты, а не осваиваем бюджеты», — поясняет Игорь Балынский.
 

«Если мы не успеваем освоить средства, которые нам были выделены, мы эти средства не забираем, а оставляем их грантодателям. Это исключительная ситуация на украинском грантовом рынке, и это порождает доверие к нам со стороны грантодателей».

В этом году на пятилетие магистерской программы Школа журналистики УКУ в качестве эксперимента к финансированию привлекли выпускников магистерской программы к финансированию. Игорь Балынский обратился к студентам с предложением собрать общими усилиями средства на одну именную стипендию для нынешнего абитуриента.

«Неожиданно 90% людей, которые увидели пост, положительно к этому отнеслись, и более половины — 40 выпускников —  откликнулись и перечислили деньги, кто сколько мог. Так мы собрали на стипендию, которая покрывает себестоимость обучения на первый год».

При этом Балынский отмечает, что не все из тех, кто перечислили средства, имеют сегодня работу или зарабатывают больше, чем на проживание.

Почему до Запада далеко

Школу журналистики УКУ нередко называют западной моделью образования, однако основатель школы Игорь Балынский не очень любит такое сравнение.

«На сегодняшний день говорить о западной модели образования в Украине — значит немножко фальшивить. Пока что в Украине невозможно построить Оксфорд, Кембридж, Йель или Гарвард, потому что общество у нас другое», — говорит Балынский.

Балынский ездил в Чикаго и наблюдал изнутри работу американских школ журналистики и университетов. Также перед созданием концепции Школы журналистики УКУ он тщательно изучал польскую, немецкую и британскую образовательные  модели.

«То, как и чему учат в западных университетах, и как это воспринимается их аудиторией, на сегодня невозможно в Украине».

Американская модель, по словам Балынского, является гораздо более технологичной.

«Мы пока не можем говорить о таком количестве просмотров на мобильных приложениях, или о построении полноценного онлайн-телевидения. Очень отличаются качество техники, технологизованисть общества и проникновения технологий в жизнь простого населения», — рассказывает он.

К тому же, американское общество более требовательно к медиа, и само формирует запрос на различные типы медиа, тогда как украинское общество, наоборот, достаточно равнодушно и неприхотливо в отношении медиа, часто довольствуется дешевой телепродукцией.

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *