Статьи

Ничто не правда и все возможно – уверен британский журналист и документалист Пётр Померанцев, проработавший на московском телевидении более 9 лет. Он на собственном опыте убедился, что в России любая небылица становится правдой, если много раз убедительно повторить ее на ТВ.

11 сентября Пётр приехал в Киев на презентацию украинского перевода его книги «Ничто не правда, и все возможно», выданного Школой журналистики Украинского католического университета при поддержке MYMEDIA.

 

В книге есть все – бандитская Россия начала 90-х, проститутки, джихадисты и совершенные ими теракты в Москве, секты, самоубийства, «золотоискательницы», охотящиеся на миллиардеров, и сами миллиардеры, сколотившие бизнес в «лихие 90», и история самого жирного мальчика на Земле.

Сам Померанцев в книге выступает в роли рассказчика. На ее страницах он дружит с миллионерами и регулярно посещает вечеринки а-ля Великий Гэтсби с пафосом посткоммунистической России. Но вот в зале появляется реальный Пётр – (а вовсе не Питер, как любили протяжно выговаривать москвичи) – взъерошенные кучери, не очень-то наглаженная рубашка, телефон эпохи «полифонии» и «цветного экрана».

– Книга – попытка оправдать 9 лет тусовок, бухания и безобразного образа жизни, проведенных в Москве, – рассказывает Пётр. – Нужно было объяснить друзьям, где я был все это время. И я объяснял. Мне говорили «о, это же так интересно, напиши книгу». И я написал.

Тут мне очень повезло – как раз в это время Путин сошел с ума, и все стали интересоваться Россией первый раз за 20 лет.  Украине не повезло, а мне повезло

Чем и кому будет интересна книга, хорошо разъяснила присутствующая в зале главред StopFake Татьяна Матычак.

– Когда вас спрашивают, что такое русская пропаганда, отвечайте – прочитайте Померанцева. Что такое авторитаризм Путина? Прочитайте Померанцева. При этом, там нет ни слова об авторитаризме, пропаганде, или Путине – это универсальный текст, к которому можно отсылать для объяснения любого феномена, связанного с нынешней Россией.

– А почему президент в тексте никогда не называется по имени, зато всегда пишется с большой буквы? – спросила у автора Виктория Романюк, руководитель Магистерской программы медиакоммуникаций УКУ и организатор презентации.

– Он не интересует меня как личность – мне глубоко плевать на психологию Путина, хотя о ней вышло очень много книг, – поясняет Петр. Мне не интересно залезать в его мозг,и я очень не хотел делать биографию Путина. Мне он был нужен только как медиафигура, некая  медиафикция – это первый президент, который создан исключительно через СМИ.

У Путина было 0%харизмы и 3% поддержки населения, когда он только стал премьер-министром

Книга не впервые издана на постсоветском пространстве – она вышла в Эстонии и вскоре выйдет в других странах Балтики. На русский язык до сих пор не переведена.

Евгений Федченко, директор могилянской Школы журналистики, поинтересовался, чем же интересна книга соседям России – они и так не понаслышке знакомы со всем сюрреализмом кремлевской реальности.

– Я поражен, что на постсоветском пространстве читают мою книгу. Это у вас надо спросить, почему она вам интересна. Я просто объяснял своим друзьям, где я был. Русским, возможно, книга станет интересна лет через 20, когда сменится поколение.

 

Поговорили на презентации и о различиях между Россией и Украиной.

– Здесь есть горизонтальное общество и исторически совершенно другое отношение к власти.Одесса, Краматорск, Счастье, Дзержинск и Мариуполь – очень разные города.Страна не централизованная, даже на Майдане у каждого города была своя палатка. Драматургия Одессы очень сильно отличается от драматургии Львова. В России одна драматургия: Москва и правительство – ничего другого нет.

Пётра попросили проассоциировать нынешнюю Украину и Россию с какими-то писателями. Украина получила титул Исаака Бабеля – одесского писателя советских времен. России же достались титулы Булгакова и Гоголя, причем самые темные их ипостаси. 

– Может, там когда-то настанет период Толстого и Горького, но пока это полный сюрреализм, – говорит автор и рассказывает одну из московских историй – каким шоком для него были «побеги» от налоговой, когда он работал на ТНТ.– Нас там работало 50-70 человек. Когда приходила налоговая, все должны были встать и тихо выйти. А если кто-то спросит, что вы здесь делаете – мы пришли на кастинг или в гости. Я думал, их арестуют за такое, посадят. А нет.

Под конец автор решил развеять мифы по поводу моральности документальной журналистики.

–Профессия журналиста-документалиста – аморальна. Все, кто ей занимается, попадут в ад, – утверждает Пётр

–Те, кто говорит, что она моральна – врут очень сильно. Ты даришь человеку чувство, что он будет важным и вечным, а потом делаешь его маленьким винтиком в той истории, которую хочешь рассказать. И образ себя в голове героев никогда не совпадает с их образом на экране.

Например, в книге есть фрагмент о съемках фильма про самого толстого мальчика в мире – его мама была уверена, что мы делаем фильм о том, какой он великолепный. А мы делали фильм о том, что она его убивает, потому что он самый толстый мальчик в мире, а она его все время кормит пиццей. С одной стороны, мы вроде бы делаем нравственный фильм с надеждой на то, что она поймет все и перестанет его убивать. Но на самом деле, мы делали фильм для вечернего выпуска на Channel 4, где должны быть хорошие рейтинги и очень много кадров его жира.


Сейчас автор начал работу над новой книгой – о том, как работает пропаганда в целом и какое влияние оказывает на людей.

–Я ищу способ через новую литературную журналистику описывать реальность. Эта книжка – поиск того, как можно писать в 21 веке. 

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

Ничто не правда и все возможно – уверен британский журналист и документалист Пётр Померанцев, проработавший на московском телевидении более 9 лет. Он на собственном опыте убедился, что в России любая небылица становится правдой, если много раз убедительно повторить ее на ТВ.

11 сентября Пётр приехал в Киев на презентацию украинского перевода его книги «Ничто не правда, и все возможно», выданного Школой журналистики Украинского католического университета при поддержке MYMEDIA.

 

В книге есть все – бандитская Россия начала 90-х, проститутки, джихадисты и совершенные ими теракты в Москве, секты, самоубийства, «золотоискательницы», охотящиеся на миллиардеров, и сами миллиардеры, сколотившие бизнес в «лихие 90», и история самого жирного мальчика на Земле.

Сам Померанцев в книге выступает в роли рассказчика. На ее страницах он дружит с миллионерами и регулярно посещает вечеринки а-ля Великий Гэтсби с пафосом посткоммунистической России. Но вот в зале появляется реальный Пётр – (а вовсе не Питер, как любили протяжно выговаривать москвичи) – взъерошенные кучери, не очень-то наглаженная рубашка, телефон эпохи «полифонии» и «цветного экрана».

– Книга – попытка оправдать 9 лет тусовок, бухания и безобразного образа жизни, проведенных в Москве, – рассказывает Пётр. – Нужно было объяснить друзьям, где я был все это время. И я объяснял. Мне говорили «о, это же так интересно, напиши книгу». И я написал.

Тут мне очень повезло – как раз в это время Путин сошел с ума, и все стали интересоваться Россией первый раз за 20 лет.  Украине не повезло, а мне повезло

Чем и кому будет интересна книга, хорошо разъяснила присутствующая в зале главред StopFake Татьяна Матычак.

– Когда вас спрашивают, что такое русская пропаганда, отвечайте – прочитайте Померанцева. Что такое авторитаризм Путина? Прочитайте Померанцева. При этом, там нет ни слова об авторитаризме, пропаганде, или Путине – это универсальный текст, к которому можно отсылать для объяснения любого феномена, связанного с нынешней Россией.

– А почему президент в тексте никогда не называется по имени, зато всегда пишется с большой буквы? – спросила у автора Виктория Романюк, руководитель Магистерской программы медиакоммуникаций УКУ и организатор презентации.

– Он не интересует меня как личность – мне глубоко плевать на психологию Путина, хотя о ней вышло очень много книг, – поясняет Петр. Мне не интересно залезать в его мозг,и я очень не хотел делать биографию Путина. Мне он был нужен только как медиафигура, некая  медиафикция – это первый президент, который создан исключительно через СМИ.

У Путина было 0%харизмы и 3% поддержки населения, когда он только стал премьер-министром

Книга не впервые издана на постсоветском пространстве – она вышла в Эстонии и вскоре выйдет в других странах Балтики. На русский язык до сих пор не переведена.

Евгений Федченко, директор могилянской Школы журналистики, поинтересовался, чем же интересна книга соседям России – они и так не понаслышке знакомы со всем сюрреализмом кремлевской реальности.

– Я поражен, что на постсоветском пространстве читают мою книгу. Это у вас надо спросить, почему она вам интересна. Я просто объяснял своим друзьям, где я был. Русским, возможно, книга станет интересна лет через 20, когда сменится поколение.

 

Поговорили на презентации и о различиях между Россией и Украиной.

– Здесь есть горизонтальное общество и исторически совершенно другое отношение к власти.Одесса, Краматорск, Счастье, Дзержинск и Мариуполь – очень разные города.Страна не централизованная, даже на Майдане у каждого города была своя палатка. Драматургия Одессы очень сильно отличается от драматургии Львова. В России одна драматургия: Москва и правительство – ничего другого нет.

Пётра попросили проассоциировать нынешнюю Украину и Россию с какими-то писателями. Украина получила титул Исаака Бабеля – одесского писателя советских времен. России же достались титулы Булгакова и Гоголя, причем самые темные их ипостаси. 

– Может, там когда-то настанет период Толстого и Горького, но пока это полный сюрреализм, – говорит автор и рассказывает одну из московских историй – каким шоком для него были «побеги» от налоговой, когда он работал на ТНТ.– Нас там работало 50-70 человек. Когда приходила налоговая, все должны были встать и тихо выйти. А если кто-то спросит, что вы здесь делаете – мы пришли на кастинг или в гости. Я думал, их арестуют за такое, посадят. А нет.

Под конец автор решил развеять мифы по поводу моральности документальной журналистики.

–Профессия журналиста-документалиста – аморальна. Все, кто ей занимается, попадут в ад, – утверждает Пётр

–Те, кто говорит, что она моральна – врут очень сильно. Ты даришь человеку чувство, что он будет важным и вечным, а потом делаешь его маленьким винтиком в той истории, которую хочешь рассказать. И образ себя в голове героев никогда не совпадает с их образом на экране.

Например, в книге есть фрагмент о съемках фильма про самого толстого мальчика в мире – его мама была уверена, что мы делаем фильм о том, какой он великолепный. А мы делали фильм о том, что она его убивает, потому что он самый толстый мальчик в мире, а она его все время кормит пиццей. С одной стороны, мы вроде бы делаем нравственный фильм с надеждой на то, что она поймет все и перестанет его убивать. Но на самом деле, мы делали фильм для вечернего выпуска на Channel 4, где должны быть хорошие рейтинги и очень много кадров его жира.


Сейчас автор начал работу над новой книгой – о том, как работает пропаганда в целом и какое влияние оказывает на людей.

–Я ищу способ через новую литературную журналистику описывать реальность. Эта книжка – поиск того, как можно писать в 21 веке. 

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *