Статьи
Школа журналистики УКУ при поддержке MYMEDIA провела Медиасимпозиум, посвященный работе журналистов в условиях конфликтов и информационных воен. Там студенты, журналисты и медиаэксперты представили несколько десятков своих исследований. 
 
MYMEDIA публикует советы, прозвучавшие на финальной экспертной дискуссии Медиасимпозиума. Они о том, как освещать войну, решать этические дилеммы, которые постоянно возникают перед журналистами, как не навредить себе, мирным жителям и военным. Это десять правил, которые военные корреспонденты выработали, побывав в горячих точках и тылу. 
 
Нолан Питерсон
Нолан Питерсон, военный корреспондент, ветеран войны в Ираке и Афганистане, полтора года освещает военный конфликт на востоке Украины. Фото - скриншот из видеолекции Школы Журналистики УКУ.  
 

1. Будьте готовы к дилеммам

Освещение конфликтов сопровождается таким количеством моральных вопросов, как ни один другой вид журналистики. Вам нужно постоянно балансировать между своими карьерными интересами, журналистской этикой и внутренними убеждениями.  Я не раз бывал в ситуациях, когда нужно было делать трудный выбор. Теоретические правила часто идут вразрез с практическими ситуациями, и перед вами предстанут вопросы, на которые нет однозначного ответа.
 
Писать ли о плохом? Ты входишь в контакт с военными, вызываешь их доверие, но затем наблюдаешь нарушение перемирия с украинской стороны. Или видишь, как солдаты пьют на позициях. Тебе нужно решить, писать об этом или нет. С одной стороны, это твоя прямая обязанность – информировать публику о таких вещах. Но есть и другие моменты. Для журналистов очень важен доступ к позициям военных, и карьера журналиста напрямую от него зависит.  Если вы напишете о том, что солдаты злоупотребляют алкоголем, они разозлятся и больше вас не пустят за ними наблюдать. Многие солдаты и без того не очень-то рады вас видеть и мало доверяют журналистам. 
 
Разглашать ли секретную информацию? Когда я был в Ираке и Афганистане, солдаты делились со мной историями, которыми не должны были делиться. Они мне доверяли, потому что я ветеран. Но если бы я разгласил эту секретную информацию, меня бы никогда больше не пригласили туда, и моя карьера военного корреспондента очень быстро закончилась бы. 
 
Печатать ли сенсационный снимок, если на нем видно позиции военных? Он может сделать вам карьеру, но убить военных, если на нем видно дома или другие опознавательные знаки на фоне. 
 
Публиковать ли снимки мертвых тел? Мне кажется неуважительным их показывать. Но это мои ценности, и они могут сильно отличаться от стандартов других репортёров и изданий.
 
Вмешиваться или не вмешиваться? Как бывшему военному, мне не раз хотелось вмешаться и сказать солдатам, что их тактика неправильна. Они могли, например, курить под открытым небом ночью. Имея дроны, вообще не проблема определить локацию, и завтра же их расстрелять. Как журналист я не имею права вмешиваться и давать военные советы, моя задача – наблюдать. Но ты ведь сам уже пару недель спишь с этими ребятами в одном подвале и тоже не очень-то хочешь быть убитым. Что делать? Делать из них лучших солдат или молчать, соблюдая журналистские стандарты и рискуя собственной жизнью? Нет однозначного ответа на эти вопросы, все зависит от личных ценностей и принципов. 

 

2. Имейте документальные подтверждения своих слов

Для меня, как преимущественно журналиста-писателя, видео и фото играют важную роль доказательства и подтверждения своих слов. Если я говорю, что российские сепаратисты нападают с танками на позиции украинских военных, мне нужно видео, которое подтвердит, что я говорю правду. Российская пропаганда часто обвиняет меня во лжи. Но это намного сложнее сделать, если у меня есть документальные доказательства.

 

3. Проходите специализированные тренинги

После многолетней военной службы я получил степень магистра в журналистике. В нашем университете была специализация военного корреспондента. Я считаю, что каждый журналист, который едет на фронт в качестве корреспондента, должен получить такую специализацию по двум причинам. Во-первых, вам нужны практические навыки: что делать, если вы получили ранение, как обеспечить свою безопасность на фронте, и самое главное – как не навредить солдатам, сделав какую-то глупость. Во-вторых, нужно разобраться в этических правилах. Как репортера, вас защищает международное право, и вам нужно знать правила, которые к вам относятся в зоне войны. 
 
В Украине я встретил много двадцатилетних корреспондентов, которые приехали из Америки освещать конфликт, потратив много денег, чтобы прославиться репортажами из горячей точки. Они не знали решительно ничего о безопасности на линии фронта. У них не было вообще никакой подготовки, и они совершенно не понимали, что делают. Такие корреспонденты – опасность для солдат. Это неправильно. 
 
Алексей Фурман
Алексей Фурман, украинскийфотограф, работаетзападныхизданий (The New York Times, The Washington Post, Al Jazeera America, The Guardian, Financial Times, Los Angeles Times, The Independent). Фото - скриншот из видеолекции Школы Журналистики УКУ.  
 
 

4. Снимайте войну в тылу

Многим журналистам кажется, что освещение конфликта – это обязательно поездка в военную зону, хотя это вовсе не так. Для того, чтобы показать человеческую цену войны, не обязательно ехать на фронт. Война намного шире. Часто работы, которые вы сделаете в мирном городе, покажут войну намного лучше, чем работы непосредственно с передовых. Можно и стоит вдохновляться работой военного корреспондента, но нужно помнить, что это очень опасная работа. 
 
Если ходить по улицам мирных городов, то войны можно не увидеть и подумать, что ее нет. Но она есть. Пойдите в госпиталь или волонтёрский штаб, и вы ее увидите. Я провел три дня в волонтёрском штабе одного из городов Западной Украины. Когда я оттуда вернулся, то день отходил от посттравматического синдрома. Я почувствовал войну намного сильнее, чем смог бы сделать это на фронте. 
 
Темы, которые показывают войну в тылу, и до сих пор мало описаны в прессе – это переселенцы с Востока, солдаты с посттравматическим синдромом, солдаты с травмами. 
 

5. Готовьтесь снимать войну за свои деньги

Я как-то обедал с фоторедактором Time, и предложил ему серию фотографий о жизни украинских военных, с которыми прожил две недели. Он просмотрел фотографии, и сказал: «Классная серия, но у нас сейчас беженцы, сори». Это говорит о том, что журналистам чаще придется снимать такие важные темы за свой счёт, потому что международные редакции все реже готовы выделять на это средства. 
 
Темы замороженной войны очень сложно протолкнуть в медиа, они не интересны ни читателям, ни редакциям. Когда я работал продюсером американского телеканала, наблюдал за интересом американской прессы к конфликту. Волна украинских новостей началась в марте 2014 года, во время аннексии Крыма. Потом она переместилась на Донбасс в апреле-мае, и вскоре сошла на нет примерно к концу июня. А потом, когда в середине июля сбили боинг МН17, люди опешили: там что, еще война? В Украине еще следят за тем, что происходит, и читают новости. Журналисты делают об этом материалы, но они практически не попадают в мировые СМИ. В мире есть более горячие проблемы: миграционный кризис в Европе, Сирия, волна терактов по европейским городам, в Турции обострение курдской проблемы.
 

6. Нельзя снимать, и не публиковать

Как-то разговаривал с одним фотожурналистом, который месяц жил с украинскими военными, документируя их жизнь, снимал события в Иловайске. Потом мы с ним встретились через 5 месяцев, и я спросил, как тот материал, который он снимал. Он ответил: «Я еще не смотрел». Меня поверг в шок этот ответ. Журналистика – это сбор, редактирование, и публикация информации. Если вы ее не публикуете, то вы не просто не получаете гонорар. Мир не увидит того события, которое вы снимали. Еще важнее то, что люди, которые там были – вам доверяли, давали вам доступ, чтобы вы задокументировали события, и показали их всему миру. И если вы провалились и не показали, то вы не только себе наносите вред, но и людям. Вы не выполняете функцию журналиста в данном случае. 

 

7. Определитесь, вы журналист или участник

На Майдане было много людей с камерами в оранжевых жилетках «Пресса», которые снимали-снимали, а потом откладывали камеры и начинали бросать камни. Они не просто себя подвергали опасности, но и других журналистов из мировых изданий, которые получали камни в ответ. Не говоря уже о вреде репутации журналистов в принципе.  
 
Сергей Тахмазова
Сергей Тахмазов, ТВ и кинооператор, эксперт по вопросам безопасности в военных конфликтах, волонтёр на Востоке Украины. Фото - скриншот из видеолекции Школы Журналистики УКУ.  
 

8. Продолжайте поднимать тему войны и поясняйте последствия

Многие устали от этой темы, но война продолжается и говорить о ней нужно. В прессе почти нет материалов о том, сколько стало могил на городских кладбищах, многие из погибших – совсем молодые парни. Мало говорят о помощи семьям погибших. Вообще не говорят о том, что у нас могут начаться большие теракты в городах. Когда освобождали Славянск, нашли там очень много взрывчатки, замаскированной под детские игрушки, зажигалки, пачки сигарет. К этому следует быть готовыми. Мы обязаны поднимать эти темы, чтобы государство тоже об этом не забывало. 

 

9. Создавайте архивные базы фотографий

Отснять материал очень просто. Но нужно приучить себя не только сохранять то, что опубликовано в медиа, но и прочие материалы. Через время все это станет историей, и чем больше будет документальных свидетельств, тем проще будет будущему поколению разобраться, что к чему. К тому же, мы не знаем, где еще пригодятся эти кадры – возможно, в судах или для установления личности погибших.
 

10. Не спорьте с российской пропагандой

Об этом говорил ещё Марк Твен: «Не спорьте с идиотами. Вы опуститесь до их уровня, и они растопчут вас своим опытом». 
 
 

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.
Школа журналистики УКУ при поддержке MYMEDIA провела Медиасимпозиум, посвященный работе журналистов в условиях конфликтов и информационных воен. Там студенты, журналисты и медиаэксперты представили несколько десятков своих исследований. 
 
MYMEDIA публикует советы, прозвучавшие на финальной экспертной дискуссии Медиасимпозиума. Они о том, как освещать войну, решать этические дилеммы, которые постоянно возникают перед журналистами, как не навредить себе, мирным жителям и военным. Это десять правил, которые военные корреспонденты выработали, побывав в горячих точках и тылу. 
 
Нолан Питерсон
Нолан Питерсон, военный корреспондент, ветеран войны в Ираке и Афганистане, полтора года освещает военный конфликт на востоке Украины. Фото - скриншот из видеолекции Школы Журналистики УКУ.  
 

1. Будьте готовы к дилеммам

Освещение конфликтов сопровождается таким количеством моральных вопросов, как ни один другой вид журналистики. Вам нужно постоянно балансировать между своими карьерными интересами, журналистской этикой и внутренними убеждениями.  Я не раз бывал в ситуациях, когда нужно было делать трудный выбор. Теоретические правила часто идут вразрез с практическими ситуациями, и перед вами предстанут вопросы, на которые нет однозначного ответа.
 
Писать ли о плохом? Ты входишь в контакт с военными, вызываешь их доверие, но затем наблюдаешь нарушение перемирия с украинской стороны. Или видишь, как солдаты пьют на позициях. Тебе нужно решить, писать об этом или нет. С одной стороны, это твоя прямая обязанность – информировать публику о таких вещах. Но есть и другие моменты. Для журналистов очень важен доступ к позициям военных, и карьера журналиста напрямую от него зависит.  Если вы напишете о том, что солдаты злоупотребляют алкоголем, они разозлятся и больше вас не пустят за ними наблюдать. Многие солдаты и без того не очень-то рады вас видеть и мало доверяют журналистам. 
 
Разглашать ли секретную информацию? Когда я был в Ираке и Афганистане, солдаты делились со мной историями, которыми не должны были делиться. Они мне доверяли, потому что я ветеран. Но если бы я разгласил эту секретную информацию, меня бы никогда больше не пригласили туда, и моя карьера военного корреспондента очень быстро закончилась бы. 
 
Печатать ли сенсационный снимок, если на нем видно позиции военных? Он может сделать вам карьеру, но убить военных, если на нем видно дома или другие опознавательные знаки на фоне. 
 
Публиковать ли снимки мертвых тел? Мне кажется неуважительным их показывать. Но это мои ценности, и они могут сильно отличаться от стандартов других репортёров и изданий.
 
Вмешиваться или не вмешиваться? Как бывшему военному, мне не раз хотелось вмешаться и сказать солдатам, что их тактика неправильна. Они могли, например, курить под открытым небом ночью. Имея дроны, вообще не проблема определить локацию, и завтра же их расстрелять. Как журналист я не имею права вмешиваться и давать военные советы, моя задача – наблюдать. Но ты ведь сам уже пару недель спишь с этими ребятами в одном подвале и тоже не очень-то хочешь быть убитым. Что делать? Делать из них лучших солдат или молчать, соблюдая журналистские стандарты и рискуя собственной жизнью? Нет однозначного ответа на эти вопросы, все зависит от личных ценностей и принципов. 

 

2. Имейте документальные подтверждения своих слов

Для меня, как преимущественно журналиста-писателя, видео и фото играют важную роль доказательства и подтверждения своих слов. Если я говорю, что российские сепаратисты нападают с танками на позиции украинских военных, мне нужно видео, которое подтвердит, что я говорю правду. Российская пропаганда часто обвиняет меня во лжи. Но это намного сложнее сделать, если у меня есть документальные доказательства.

 

3. Проходите специализированные тренинги

После многолетней военной службы я получил степень магистра в журналистике. В нашем университете была специализация военного корреспондента. Я считаю, что каждый журналист, который едет на фронт в качестве корреспондента, должен получить такую специализацию по двум причинам. Во-первых, вам нужны практические навыки: что делать, если вы получили ранение, как обеспечить свою безопасность на фронте, и самое главное – как не навредить солдатам, сделав какую-то глупость. Во-вторых, нужно разобраться в этических правилах. Как репортера, вас защищает международное право, и вам нужно знать правила, которые к вам относятся в зоне войны. 
 
В Украине я встретил много двадцатилетних корреспондентов, которые приехали из Америки освещать конфликт, потратив много денег, чтобы прославиться репортажами из горячей точки. Они не знали решительно ничего о безопасности на линии фронта. У них не было вообще никакой подготовки, и они совершенно не понимали, что делают. Такие корреспонденты – опасность для солдат. Это неправильно. 
 
Алексей Фурман
Алексей Фурман, украинскийфотограф, работаетзападныхизданий (The New York Times, The Washington Post, Al Jazeera America, The Guardian, Financial Times, Los Angeles Times, The Independent). Фото - скриншот из видеолекции Школы Журналистики УКУ.  
 
 

4. Снимайте войну в тылу

Многим журналистам кажется, что освещение конфликта – это обязательно поездка в военную зону, хотя это вовсе не так. Для того, чтобы показать человеческую цену войны, не обязательно ехать на фронт. Война намного шире. Часто работы, которые вы сделаете в мирном городе, покажут войну намного лучше, чем работы непосредственно с передовых. Можно и стоит вдохновляться работой военного корреспондента, но нужно помнить, что это очень опасная работа. 
 
Если ходить по улицам мирных городов, то войны можно не увидеть и подумать, что ее нет. Но она есть. Пойдите в госпиталь или волонтёрский штаб, и вы ее увидите. Я провел три дня в волонтёрском штабе одного из городов Западной Украины. Когда я оттуда вернулся, то день отходил от посттравматического синдрома. Я почувствовал войну намного сильнее, чем смог бы сделать это на фронте. 
 
Темы, которые показывают войну в тылу, и до сих пор мало описаны в прессе – это переселенцы с Востока, солдаты с посттравматическим синдромом, солдаты с травмами. 
 

5. Готовьтесь снимать войну за свои деньги

Я как-то обедал с фоторедактором Time, и предложил ему серию фотографий о жизни украинских военных, с которыми прожил две недели. Он просмотрел фотографии, и сказал: «Классная серия, но у нас сейчас беженцы, сори». Это говорит о том, что журналистам чаще придется снимать такие важные темы за свой счёт, потому что международные редакции все реже готовы выделять на это средства. 
 
Темы замороженной войны очень сложно протолкнуть в медиа, они не интересны ни читателям, ни редакциям. Когда я работал продюсером американского телеканала, наблюдал за интересом американской прессы к конфликту. Волна украинских новостей началась в марте 2014 года, во время аннексии Крыма. Потом она переместилась на Донбасс в апреле-мае, и вскоре сошла на нет примерно к концу июня. А потом, когда в середине июля сбили боинг МН17, люди опешили: там что, еще война? В Украине еще следят за тем, что происходит, и читают новости. Журналисты делают об этом материалы, но они практически не попадают в мировые СМИ. В мире есть более горячие проблемы: миграционный кризис в Европе, Сирия, волна терактов по европейским городам, в Турции обострение курдской проблемы.
 

6. Нельзя снимать, и не публиковать

Как-то разговаривал с одним фотожурналистом, который месяц жил с украинскими военными, документируя их жизнь, снимал события в Иловайске. Потом мы с ним встретились через 5 месяцев, и я спросил, как тот материал, который он снимал. Он ответил: «Я еще не смотрел». Меня поверг в шок этот ответ. Журналистика – это сбор, редактирование, и публикация информации. Если вы ее не публикуете, то вы не просто не получаете гонорар. Мир не увидит того события, которое вы снимали. Еще важнее то, что люди, которые там были – вам доверяли, давали вам доступ, чтобы вы задокументировали события, и показали их всему миру. И если вы провалились и не показали, то вы не только себе наносите вред, но и людям. Вы не выполняете функцию журналиста в данном случае. 

 

7. Определитесь, вы журналист или участник

На Майдане было много людей с камерами в оранжевых жилетках «Пресса», которые снимали-снимали, а потом откладывали камеры и начинали бросать камни. Они не просто себя подвергали опасности, но и других журналистов из мировых изданий, которые получали камни в ответ. Не говоря уже о вреде репутации журналистов в принципе.  
 
Сергей Тахмазова
Сергей Тахмазов, ТВ и кинооператор, эксперт по вопросам безопасности в военных конфликтах, волонтёр на Востоке Украины. Фото - скриншот из видеолекции Школы Журналистики УКУ.  
 

8. Продолжайте поднимать тему войны и поясняйте последствия

Многие устали от этой темы, но война продолжается и говорить о ней нужно. В прессе почти нет материалов о том, сколько стало могил на городских кладбищах, многие из погибших – совсем молодые парни. Мало говорят о помощи семьям погибших. Вообще не говорят о том, что у нас могут начаться большие теракты в городах. Когда освобождали Славянск, нашли там очень много взрывчатки, замаскированной под детские игрушки, зажигалки, пачки сигарет. К этому следует быть готовыми. Мы обязаны поднимать эти темы, чтобы государство тоже об этом не забывало. 

 

9. Создавайте архивные базы фотографий

Отснять материал очень просто. Но нужно приучить себя не только сохранять то, что опубликовано в медиа, но и прочие материалы. Через время все это станет историей, и чем больше будет документальных свидетельств, тем проще будет будущему поколению разобраться, что к чему. К тому же, мы не знаем, где еще пригодятся эти кадры – возможно, в судах или для установления личности погибших.
 

10. Не спорьте с российской пропагандой

Об этом говорил ещё Марк Твен: «Не спорьте с идиотами. Вы опуститесь до их уровня, и они растопчут вас своим опытом». 
 
 
Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *