Статьи

Одним из топ-спикеров Lviv Media Forum стал Джошуа Бентон – директор крупнейшей американской исследовательской лаборатории Nieman Journalism Lab от Гарвардского университета, изучающей тенденции в мире медиа. 

Джошуа рассказал, как в Штатах работает журналистика роботов и до чего дошла автоматизация медиа, как сделать визуализацию данных увлекательной, на чем зарабатывать и как вообще выживать в стремительно меняющейся среде.

Данные и автоматизация меняют журналистику

4 мая в Лос-Анджелесе произошло землетрясение, что для города довольно типично. Однако случилось оно в 4 утра, когда большинство репортеров еще досматривают последние сны. Тем не менее, главная газета Лос-Анджелеса Los-Angeles Times сумела опубликовать новость об этом всего через 4 минуты после происшествия. 

 

В новости содержался минимум необходимой информации  где и когда случилось землетрясение, где эпицентр, какова сила ударов и как оценивают разрушения в результате. Молниеносная скорость публикации материала объясняется тем, что его… писал робот. Не такой, какой может представиться при этом слове, а простой алгоритм, собирающий информацию из базы данных и пишущий на ее основе короткие тексты.

Материал, однако, подписан именем вполне себе реального репортера  тут роль сыграло журналистское эго молодого стажера, в то время работавшего в поте лица почти круглосуточно. Он быстро отредактировал появившуюся новость и поставил под ней свое имя. Но тот факт, что заметка была приготовлена роботом, остается фактом.

Другой пример – исследование New York Times, посвященное финансовому неравенству в разных штатах США. Его результаты показывают, насколько сложно изменить свое финансовое положения жителям США – людям, живущим в местах, обозначенных на карте красным и оранжевым, придется приложить куда больше усилий, чтобы выбраться из бедности, чем жителям других регионов. 

Но более интересно другое – то, как New York Times позаботился, чтобы жители разных регионов получили максимум пользы от этой информации. Они создали алгоритм, который автоматически определял местонахождение читателя и, в первую очередь, показывал ему данные, адаптированные под реалии его же региона. Благодаря этому получилось более 3 тысяч версий одного и того же материала. 

 

Еще один стоящий внимания пример автоматизации новостей – трансляции Кубка Мира по бейсболу в 2014 году. За всеми матчами в режиме реального времени следила программа, которая собирала данные о подачах и очках. И уже через несколько секунд после того, как какая-то из команд зарабатывала очередное очко, программа выкладывала в интернет видео с кадрами того, как это произошло.

Подобный робот есть сейчас и у крупнейшего американского информационного агентства Associated Press. Он пишет истории о всех бейсбольных матчах колледжей, генерируя их исключительно из собранным ним данных.

Журналистика роботов может пугать, однако она способна быстро создавать тысячи версий простых новостей, что не под силу человеку

Визуализация данных

Статьи со множеством данных и цифр кажутся жутко нудными. Но их можно спасти, если визуализировать бесконечные массивы цифр. Например, 3D-графики, которые можно вращать и как угодно перемещать, делают даже самые трудные темы доступнее и увлекательнее. Также всегда хорошо работает картография. 

 

Платформы побеждают издателей

Проблема традиционных изданий в том, что они не знают собственной аудитории – они видят своих читателей как недифференцированную массу людей. Иногда издатели знают, сколько людей их читают, но почти не имеют понятия – кто именно эти люди. Иначе обстоят дела с Facebook, Twitter, Google и другими технологическими компаниями, которые связаны с контент-бизнесом. Их алгоритмы поиска ревалентного для читателя контента куда более продвинутые и это дает им огромные преимущества.

В прошлом распространение прессы было привязано к месту проживания – если ты жил в Далласе, то читал Dallas Morning News. Если же хотел почитать SeattleTimes– очень жаль, не судьба. Ведь ты не живешь в Сиэтле, поэтому ты не можешь почитать Seattle Times. Распространение газет напрямую зависело от того, как далеко доезжает грузовик, развозящий прессу. 

Но цифровая эпоха диктует абсолютно новые правила и безжалостно убивает тех, кто их игнорирует. Первыми этим серьезно озаботились в New York Times – издание потратило 6 месяцев, чтобы найти ответ на вопрос: как идти в ногу со временем, модернизировать свои сервисы и начать зарабатывать в онлайне.

Их исследование подтвердило: возможности медиа по сбору данных очень ограничены – даже New York Times, одно из сильнейших изданий планеты, не достаточно хорошо свою аудиторию.

 

Так кто же ее знает? Марк Цуккерберг. Facebook знает о своих пользователях все: с кем вы общаетесь, какой контент вам нравится, где вы совершаете покупки. Он знает, какие сайты вы посещаете, благодаря кнопочке «лайк», которую вы нажимаете каждый день. Google извесно, что вы ищете, какое видео смотрите на YouTube, через Mac или Android. Он знает вашу GPS локацию и все ваши передвижения по миру, читает вашу почту, в конце концов. Эти данные дают компаниям невероятные возможности таргетировать на вас свои сервисы, эффективно использовать для рекламы и... забирать себе большую часть денег из мирового рекламного пирога.

Google отхватил – 47% мобильной рекламы, 22% – Facebook, а лучшие мировые издания, которые и генерируют для них контент – менее 1% (и это при том, что часто большая часть аудитории заходит к ним именно с мобильных девайсов). То есть, две американские компании забирают больше 70% доходов от всей мобильной рекламы в мире. Главное преимущество этих компаний  они могут превратить все данные в деньги. Поэтому вся власть (и прибыль) переходит от журналистов, которые производят контент, к компаниям, которые его распространяют.

 

Сейчас в журналистике наблюдается тренд к публикации контента не на своей платформе, а на чужих. Snapchat – очень популярное приложение в Америке – более 60% американцев в возрасте от 15 до 34 лет являются его активными пользователями. Приложение выпускает новости от гигантских мировых медиабрендов  CNN, Daily Mail, National Geographic, Yahoo. Соль в том, что найти этот же контент на других платформах нельзя. Он эксклюзивен и создан специально для Snapchat.

 

Facebook – огромный двигатель трафика для новостных компаний Запада, а для многих американских компаний – главный ресурс.

Facebook не любит, когда вы уходите с него на другие сайты – он хочет, чтобы вы провели всю свою жизнь на Facebook и умерли, читая Facebook

 

Facebook предлагал главным новостным ресурсам, таким как Buzz Feed, New York Times, National Geographic публиковать контент сразу в Facebook – они бы его красивенько оформили, он бы быстро загружался и не размещался на сайтах самих изданий. Возможно, это неплохая сделка, но есть множество причин, почему издателям она все же не выгодна. Ведь совершенно очевидно, кто будет в случае такой сделки править балом – не журналисты. 

 

Советы издателям

Так что ж могут сделать издатели? Они потеряли всю власть. Но есть несколько тактик, которые могут немного помочь выбраться из пропасти.

Работайте сообща

Многие издания усилили кооперацию – они поняли, что поодиночке не выжить, и решили делиться контентом и данными о своих читателях. Это помогает им лучше таргетировать аудиторию, продавать рекламу и вырабатывать более эффективные схемы монетизации. Примеры таких изданий – Guardian и Financial Times.

В прошлом контент всегда шел наряду с рекламой – баннеры на страницах газет, ролики на ТВ. Сейчас деньги делаются на расстоянии от контента – например, через Facebook. Поэтому, чтобы успевать в этой гонке, издательствам и новостным агентствам имеет смысл более тесно сотрудничать, иначе они не выдержат конкуренции.

Используйте нативную рекламу

Нет никакой необходимости делать рекламу, которая похожа на рекламу. Если реклама выглядит как нормальная история, у нее будет на 50% больше трафика

Издатели понимают, что нативная реклама – один из способов получить деньги, удержать аудиторию на сайте, и одновременно дать ценную информацию читателю.

Пользуйтесь открытыми платформами

Некоторые компании извлекают выгоду из использования открытых платформ – которые соединяют огромный охват аудитории и журналистский инстинкт делиться своим контентом. Medium – прекрасный тому пример.

Мобильные устройства

Удивительно, что не так давно, еще в 2007 году, никто не мог подумать, что мобильные устройства полностью изменят манеру потребления новостей. Экраны мобильных с каждым годом становятся все больше. Иногда наоборот меньше –  взять к примеру AppleWatch. Мобильные стали очень интимными устройствами – они всегда находятся с вами.

Когда Стив Джобс презентовал первый iPhone, первая газета, которую на нем показали, была New York Times. Она выглядела, как уменьшенная копия бумажного издания, втиснутая на небольшой экран, и была малочитабельной. Но со временем формат подачи новостей полностью изменился. 

 

К примеру, приложение Breaking News позволяет пользователям настраивать подачу новостей под свои потребности и интересы. Допустим, если вам не интересны новости о Майле Сайросе – отключите их в приложении. Или наоборот, попросите его рассказывать вам все о Майле Сайросе. New York Times тоже пробуют работать по такому принципу – у них можно настраивать тематические оповещения – бизнес, политика и т.д.

Проблема приложений для новостей все та же – на них трудно зарабатывать деньги, потому что всегда есть множество бесплатных альтернатив

Из прочих новостных приложений – Circa, которое разбивает длинные истории на маленькие параграфы, которые можно обновлять по одному. Reuters создали ТВ-приложение для айфона – выставляешь, сколько у тебя есть свободного времени – к примеру, 3 минуты, и приложение формирует видеодайджест ровно на эти 3 минуты.

В медиа произошел огромный скачок, который по-прежнему недооценивают издатели – переход от десктопов к мобильным устройствам. Революционный переход от печатных СМИ к диджитал занял 20 лет. Переход от ноутбуков к мобильным устройствам не менее революционен и важен с точки зрения того, кому принадлежит власть, как достичь аудитории и как подавать новости. Соцсети и технологические компании на сегодняшний день оказались в этом вопросе куда более подготовлены.

Места обитания новостей становятся все более персонализированными

За последнее время произошли огромные изменения в том, как платформы подают контент. Такие приложения, как Whats App интересны издателям тем, что публика проводит там много времени, болтая с друзьями. Иногда эти приложения действительно подходят по формату для медиа, иногда нет. Но важно другое – так или иначе, они изменяют фокус внимания аудитории.

Еще одна сфера возрастающего интереса – емейл-рассылки. Какой это год, спросите вы, 1998? Разве емейл еще не умер? Дело в том, что когда люди проводят недели, пытаясь не утонуть в бесконечном потоке информации, аккуратно написанный и тщательно обработанный дайджест самой важной информации, которую стоит знать о конкретном предмете или дне, приходится как нельзя кстати. Все это возвращает внимание издателей к емейл-рассылкам, и многие издания даже создают для них исключительный контент, который нигде больше не публикуется. То же произошло с подкастами, которые вновь набирают популярность.

Эти тренды «воскрешения» особенно интересны для издателей – они выводят трафик из Facebook, персонализируют общение с читателем и дарят немного надежды

Бизнес-модели для онлайн-медиа до сих пор суровы

Это график доходов американских газет от рекламы. Длительное время он рос, но потом случился полный обвал на рынке. За несколько лет рекламные доходы газет упали с 65 миллиардов долларов до 17 миллиардов. В этом году, скорее всего, упадет до 15. Никто в США не был готов к такому коллапсу, и меньше всего – издатели. 

Некоторые из них пытаются продвигать интернет подписку с платным контентом. Это неплохая идея и у некоторых изданий и вправду получается. Но опять-таки, на рынке слишком много бесплатного контента, и большинство изданий просто не выдерживает конкуренции.

 

Этот график показывает, как New York Times зарабатывает деньги – темно-синяя секция – электронные подписчики, так что можно сказать, что у издания получилось довольно неплохо. Но вы видите долю рекламы в электронном рынке, обозначенную красным – это точно не самый прибыльный бизнес. 

 

На этом графике показано время, которое американцы проводят в разных медиа и рекламные деньги, которые получает этот канал. 41% всей рекламы идет в ТВ, но только 37% американцев проводят свое время на этом ресурсе. Контраст между тем, сколько вливается в печать, и сколько – в мобильную рекламу потрясает. 

 

Таким образом, большинство новых медиа основывают свою бизнес модель на нативной рекламе, иногда – на мероприятиях, но до сих пор непонятно, удастся ли построить на этом что-то самодостаточное и широкомасштабное.

 

Продолжается и тенденция захвата малых медиа большими – только недавно Vox Media поглатили хорошо раскрученный сайт о технологиях.

Успех организации в огромной степени зависит от мотивированности тех, кто за ней стоит. Успешность онлайн-медиа зависит от того, насколько редакторская команда может вовлечь в процесс своих читателей.

Но нужно признать, что мы до сих пор на начальной стадии перехода в цифровую эпоху, хотя она и началась уже 3 десятка лет назад. Каждый год очень сильно отличается по тенденциям от предыдущего – иногда в лучшую, иногда в худшую сторону

 

 

 

 

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

Одним из топ-спикеров Lviv Media Forum стал Джошуа Бентон – директор крупнейшей американской исследовательской лаборатории Nieman Journalism Lab от Гарвардского университета, изучающей тенденции в мире медиа. 

Джошуа рассказал, как в Штатах работает журналистика роботов и до чего дошла автоматизация медиа, как сделать визуализацию данных увлекательной, на чем зарабатывать и как вообще выживать в стремительно меняющейся среде.

Данные и автоматизация меняют журналистику

4 мая в Лос-Анджелесе произошло землетрясение, что для города довольно типично. Однако случилось оно в 4 утра, когда большинство репортеров еще досматривают последние сны. Тем не менее, главная газета Лос-Анджелеса Los-Angeles Times сумела опубликовать новость об этом всего через 4 минуты после происшествия. 

 

В новости содержался минимум необходимой информации  где и когда случилось землетрясение, где эпицентр, какова сила ударов и как оценивают разрушения в результате. Молниеносная скорость публикации материала объясняется тем, что его… писал робот. Не такой, какой может представиться при этом слове, а простой алгоритм, собирающий информацию из базы данных и пишущий на ее основе короткие тексты.

Материал, однако, подписан именем вполне себе реального репортера  тут роль сыграло журналистское эго молодого стажера, в то время работавшего в поте лица почти круглосуточно. Он быстро отредактировал появившуюся новость и поставил под ней свое имя. Но тот факт, что заметка была приготовлена роботом, остается фактом.

Другой пример – исследование New York Times, посвященное финансовому неравенству в разных штатах США. Его результаты показывают, насколько сложно изменить свое финансовое положения жителям США – людям, живущим в местах, обозначенных на карте красным и оранжевым, придется приложить куда больше усилий, чтобы выбраться из бедности, чем жителям других регионов. 

Но более интересно другое – то, как New York Times позаботился, чтобы жители разных регионов получили максимум пользы от этой информации. Они создали алгоритм, который автоматически определял местонахождение читателя и, в первую очередь, показывал ему данные, адаптированные под реалии его же региона. Благодаря этому получилось более 3 тысяч версий одного и того же материала. 

 

Еще один стоящий внимания пример автоматизации новостей – трансляции Кубка Мира по бейсболу в 2014 году. За всеми матчами в режиме реального времени следила программа, которая собирала данные о подачах и очках. И уже через несколько секунд после того, как какая-то из команд зарабатывала очередное очко, программа выкладывала в интернет видео с кадрами того, как это произошло.

Подобный робот есть сейчас и у крупнейшего американского информационного агентства Associated Press. Он пишет истории о всех бейсбольных матчах колледжей, генерируя их исключительно из собранным ним данных.

Журналистика роботов может пугать, однако она способна быстро создавать тысячи версий простых новостей, что не под силу человеку

Визуализация данных

Статьи со множеством данных и цифр кажутся жутко нудными. Но их можно спасти, если визуализировать бесконечные массивы цифр. Например, 3D-графики, которые можно вращать и как угодно перемещать, делают даже самые трудные темы доступнее и увлекательнее. Также всегда хорошо работает картография. 

 

Платформы побеждают издателей

Проблема традиционных изданий в том, что они не знают собственной аудитории – они видят своих читателей как недифференцированную массу людей. Иногда издатели знают, сколько людей их читают, но почти не имеют понятия – кто именно эти люди. Иначе обстоят дела с Facebook, Twitter, Google и другими технологическими компаниями, которые связаны с контент-бизнесом. Их алгоритмы поиска ревалентного для читателя контента куда более продвинутые и это дает им огромные преимущества.

В прошлом распространение прессы было привязано к месту проживания – если ты жил в Далласе, то читал Dallas Morning News. Если же хотел почитать SeattleTimes– очень жаль, не судьба. Ведь ты не живешь в Сиэтле, поэтому ты не можешь почитать Seattle Times. Распространение газет напрямую зависело от того, как далеко доезжает грузовик, развозящий прессу. 

Но цифровая эпоха диктует абсолютно новые правила и безжалостно убивает тех, кто их игнорирует. Первыми этим серьезно озаботились в New York Times – издание потратило 6 месяцев, чтобы найти ответ на вопрос: как идти в ногу со временем, модернизировать свои сервисы и начать зарабатывать в онлайне.

Их исследование подтвердило: возможности медиа по сбору данных очень ограничены – даже New York Times, одно из сильнейших изданий планеты, не достаточно хорошо свою аудиторию.

 

Так кто же ее знает? Марк Цуккерберг. Facebook знает о своих пользователях все: с кем вы общаетесь, какой контент вам нравится, где вы совершаете покупки. Он знает, какие сайты вы посещаете, благодаря кнопочке «лайк», которую вы нажимаете каждый день. Google извесно, что вы ищете, какое видео смотрите на YouTube, через Mac или Android. Он знает вашу GPS локацию и все ваши передвижения по миру, читает вашу почту, в конце концов. Эти данные дают компаниям невероятные возможности таргетировать на вас свои сервисы, эффективно использовать для рекламы и... забирать себе большую часть денег из мирового рекламного пирога.

Google отхватил – 47% мобильной рекламы, 22% – Facebook, а лучшие мировые издания, которые и генерируют для них контент – менее 1% (и это при том, что часто большая часть аудитории заходит к ним именно с мобильных девайсов). То есть, две американские компании забирают больше 70% доходов от всей мобильной рекламы в мире. Главное преимущество этих компаний  они могут превратить все данные в деньги. Поэтому вся власть (и прибыль) переходит от журналистов, которые производят контент, к компаниям, которые его распространяют.

 

Сейчас в журналистике наблюдается тренд к публикации контента не на своей платформе, а на чужих. Snapchat – очень популярное приложение в Америке – более 60% американцев в возрасте от 15 до 34 лет являются его активными пользователями. Приложение выпускает новости от гигантских мировых медиабрендов  CNN, Daily Mail, National Geographic, Yahoo. Соль в том, что найти этот же контент на других платформах нельзя. Он эксклюзивен и создан специально для Snapchat.

 

Facebook – огромный двигатель трафика для новостных компаний Запада, а для многих американских компаний – главный ресурс.

Facebook не любит, когда вы уходите с него на другие сайты – он хочет, чтобы вы провели всю свою жизнь на Facebook и умерли, читая Facebook

 

Facebook предлагал главным новостным ресурсам, таким как Buzz Feed, New York Times, National Geographic публиковать контент сразу в Facebook – они бы его красивенько оформили, он бы быстро загружался и не размещался на сайтах самих изданий. Возможно, это неплохая сделка, но есть множество причин, почему издателям она все же не выгодна. Ведь совершенно очевидно, кто будет в случае такой сделки править балом – не журналисты. 

 

Советы издателям

Так что ж могут сделать издатели? Они потеряли всю власть. Но есть несколько тактик, которые могут немного помочь выбраться из пропасти.

Работайте сообща

Многие издания усилили кооперацию – они поняли, что поодиночке не выжить, и решили делиться контентом и данными о своих читателях. Это помогает им лучше таргетировать аудиторию, продавать рекламу и вырабатывать более эффективные схемы монетизации. Примеры таких изданий – Guardian и Financial Times.

В прошлом контент всегда шел наряду с рекламой – баннеры на страницах газет, ролики на ТВ. Сейчас деньги делаются на расстоянии от контента – например, через Facebook. Поэтому, чтобы успевать в этой гонке, издательствам и новостным агентствам имеет смысл более тесно сотрудничать, иначе они не выдержат конкуренции.

Используйте нативную рекламу

Нет никакой необходимости делать рекламу, которая похожа на рекламу. Если реклама выглядит как нормальная история, у нее будет на 50% больше трафика

Издатели понимают, что нативная реклама – один из способов получить деньги, удержать аудиторию на сайте, и одновременно дать ценную информацию читателю.

Пользуйтесь открытыми платформами

Некоторые компании извлекают выгоду из использования открытых платформ – которые соединяют огромный охват аудитории и журналистский инстинкт делиться своим контентом. Medium – прекрасный тому пример.

Мобильные устройства

Удивительно, что не так давно, еще в 2007 году, никто не мог подумать, что мобильные устройства полностью изменят манеру потребления новостей. Экраны мобильных с каждым годом становятся все больше. Иногда наоборот меньше –  взять к примеру AppleWatch. Мобильные стали очень интимными устройствами – они всегда находятся с вами.

Когда Стив Джобс презентовал первый iPhone, первая газета, которую на нем показали, была New York Times. Она выглядела, как уменьшенная копия бумажного издания, втиснутая на небольшой экран, и была малочитабельной. Но со временем формат подачи новостей полностью изменился. 

 

К примеру, приложение Breaking News позволяет пользователям настраивать подачу новостей под свои потребности и интересы. Допустим, если вам не интересны новости о Майле Сайросе – отключите их в приложении. Или наоборот, попросите его рассказывать вам все о Майле Сайросе. New York Times тоже пробуют работать по такому принципу – у них можно настраивать тематические оповещения – бизнес, политика и т.д.

Проблема приложений для новостей все та же – на них трудно зарабатывать деньги, потому что всегда есть множество бесплатных альтернатив

Из прочих новостных приложений – Circa, которое разбивает длинные истории на маленькие параграфы, которые можно обновлять по одному. Reuters создали ТВ-приложение для айфона – выставляешь, сколько у тебя есть свободного времени – к примеру, 3 минуты, и приложение формирует видеодайджест ровно на эти 3 минуты.

В медиа произошел огромный скачок, который по-прежнему недооценивают издатели – переход от десктопов к мобильным устройствам. Революционный переход от печатных СМИ к диджитал занял 20 лет. Переход от ноутбуков к мобильным устройствам не менее революционен и важен с точки зрения того, кому принадлежит власть, как достичь аудитории и как подавать новости. Соцсети и технологические компании на сегодняшний день оказались в этом вопросе куда более подготовлены.

Места обитания новостей становятся все более персонализированными

За последнее время произошли огромные изменения в том, как платформы подают контент. Такие приложения, как Whats App интересны издателям тем, что публика проводит там много времени, болтая с друзьями. Иногда эти приложения действительно подходят по формату для медиа, иногда нет. Но важно другое – так или иначе, они изменяют фокус внимания аудитории.

Еще одна сфера возрастающего интереса – емейл-рассылки. Какой это год, спросите вы, 1998? Разве емейл еще не умер? Дело в том, что когда люди проводят недели, пытаясь не утонуть в бесконечном потоке информации, аккуратно написанный и тщательно обработанный дайджест самой важной информации, которую стоит знать о конкретном предмете или дне, приходится как нельзя кстати. Все это возвращает внимание издателей к емейл-рассылкам, и многие издания даже создают для них исключительный контент, который нигде больше не публикуется. То же произошло с подкастами, которые вновь набирают популярность.

Эти тренды «воскрешения» особенно интересны для издателей – они выводят трафик из Facebook, персонализируют общение с читателем и дарят немного надежды

Бизнес-модели для онлайн-медиа до сих пор суровы

Это график доходов американских газет от рекламы. Длительное время он рос, но потом случился полный обвал на рынке. За несколько лет рекламные доходы газет упали с 65 миллиардов долларов до 17 миллиардов. В этом году, скорее всего, упадет до 15. Никто в США не был готов к такому коллапсу, и меньше всего – издатели. 

Некоторые из них пытаются продвигать интернет подписку с платным контентом. Это неплохая идея и у некоторых изданий и вправду получается. Но опять-таки, на рынке слишком много бесплатного контента, и большинство изданий просто не выдерживает конкуренции.

 

Этот график показывает, как New York Times зарабатывает деньги – темно-синяя секция – электронные подписчики, так что можно сказать, что у издания получилось довольно неплохо. Но вы видите долю рекламы в электронном рынке, обозначенную красным – это точно не самый прибыльный бизнес. 

 

На этом графике показано время, которое американцы проводят в разных медиа и рекламные деньги, которые получает этот канал. 41% всей рекламы идет в ТВ, но только 37% американцев проводят свое время на этом ресурсе. Контраст между тем, сколько вливается в печать, и сколько – в мобильную рекламу потрясает. 

 

Таким образом, большинство новых медиа основывают свою бизнес модель на нативной рекламе, иногда – на мероприятиях, но до сих пор непонятно, удастся ли построить на этом что-то самодостаточное и широкомасштабное.

 

Продолжается и тенденция захвата малых медиа большими – только недавно Vox Media поглатили хорошо раскрученный сайт о технологиях.

Успех организации в огромной степени зависит от мотивированности тех, кто за ней стоит. Успешность онлайн-медиа зависит от того, насколько редакторская команда может вовлечь в процесс своих читателей.

Но нужно признать, что мы до сих пор на начальной стадии перехода в цифровую эпоху, хотя она и началась уже 3 десятка лет назад. Каждый год очень сильно отличается по тенденциям от предыдущего – иногда в лучшую, иногда в худшую сторону

 

 

 

 

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *