Статьи

Интернет становится все доступней и популярней в Казахстане — 65% населения страны уже там, а молодежь и вовсе вся. Вместе с этим усиливается и контроль власти над интернетом. Социальные сети и форумы приравняли к СМИ, и уже есть первые случаи тюремных сроков за посты в них.

13 декабря 2016 года прокуратура прислала гражданскому активисту из Уральска Исатаю Утепову предупреждение за оскорбление в Фейсбуке президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Такие действия преследуются в уголовном порядке — ведь согласно закону, честь и достоинство президента неприкосновенны.

Сам Исатай Утепов не согласен с предупреждениями и «на своей странице в Facebook пишет то, что считает нужным». Исатай Утепов утверждает, что его и раньше вызывали в Департамент внутренних дел и в прокуратуру.

«Это может быть связано и с моей оффлайн-активностью. Помимо социальных сетей я занимался общественной деятельностью в рамках общественного объединения “Абырой” – вел проекты в области развития гражданского общества, экологии, продвижения демократических идей. Думаю, я на особом контроле у властей», —  объясняет Исатай.

Срок за несколько строк

Это не первый случай, когда казахстанцам приходится брать ответственность за публикации в социальных сетях. Для некоторых посты в Facebook обернулись реальными тюремными сроками.

В декабре 2015 года известный своими пророссийскими взглядами казахстанский блогер Ермек Тайчибеков получил четыре года тюрьмы общего режима по обвинению в возбуждении национальной вражды через публикации в Facebook. Там он выступал за более глубокую интеграцию Казахстана и России. В одном из постов предлагал объединение стран, входящих в Таможенный союз, не только в экономическое, но и политическое пространство, а также за укрепление России и русского языка в качестве единого государственного.

Пять с половиной лет тюрьмы по схожим обвинениям получил в декабре 2016 года Игорь Чуприна, житель Северо-Казахстанской области (граничащей с Россией). Он якобы публиковал в соцсети Вконтакте посты, содержащие призывы присоединиться к России.

Еще одно известное в Казахстане дело — о гражданских активистах Серикжане Мамбеталине и Ермеке Нарымбаеве. В декабре прошлого года их приговорили к двум и трем годам тюрьмы по статье «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни». Причиной стала публикация на своих Facebook-страницах отрывка из неизданной диссидентской книги «Ветер с улицы», который, как они утверждают, был скопирован из интернета. Позже Мамбеталин раскаялся и был отпущен под подписку о невыезде. Срок Нарымбаева был изменен на условный, и он покинул Казахстан, попросив политическое убежище в Украине.

Резонансным стало дело активистов из западного Казахстана — Макса Бокаева и Талгата Аяна, каждый из которых был приговорен к пяти годам колонии общего режима. Они активно выступали против непопулярной в Казахстане земельной реформы. Суд признал их виновными в возбуждении розни, нарушении порядка организации и проведения митинга и в распространении заведомо ложной информации. Сами активисты с обвинениями не согласны.

Социальная сеть для социально и политически активных

Если говорить в целом о трендах использования социальных сетей, то лидирует в рейтинге Вконтакте с аудиторией около двух миллионов человек, причем 77 процентов пользователей – люди младше 18 лет и те, кому от 18 до 24. На втором месте – Instagram – эта социальная сеть также больше популярна среди молодежи и зачастую используется для коммерческих целей. В занимающих третье, четвертое и пятое места в рейтинге Моем мире, Facebook и Одноклассниках сидит по большей части аудитория от 25 лет и старше.  В Facebook количество людей младше 18 лет не достигает и одного процента. Популярный на Западе Twitter в Казахстане совсем не прижился. Такие данные российского агентства Brand Analytics.

Но самая активная с точки зрения гражданской и политической позиции аудитория естественным образом сосредоточилась на Facebook. Лайками и репостами в Facebook можно помочь больному ребенку, осудить действия чиновника, собрать деньги для малоимущих и пожилых людей. Именно в Facebook активно ведут свои странички казахстанские гражданские активисты и оппозиционеры.

Долгое время входным барьером для регистрации на Facebook был его англоязычный интерфейс, но с появлением русскоязычной странички Facebook, задача казахстанским сетевикам была значительно облегчена.

Во многом такой тренд мог сложиться потому, что в прошлом в Казахстане блокировались некоторые сайты и блогинговые платформы – в частности, Blogger и Livejournal. Как следствие, блогеры и некоторые СМИ начали заводить аккаунты на Facebook.

Независимый интернет-сайт «Республика» долгое время был доступен только на Фейсбуке. Журналист Назира Даримбет, в прошлом корреспондент «Республики», рассказывает, как это было:

«С 2008 года, до момента закрытия, “Республика” работала, как Интернет-портал, чуть позже была открыта страница портала в Facebook. Часто случались блокировки и DDOS – атаки на сайт, а ФБ всегда был доступен, поэтому это было запасным плацдармом. В декабре 2012 года выпуск газеты “Голос Республики” и дублирующих ее интернет-изданий, в том числе сайта “Республики”, был приостановлен на территории Казахстана решением суда по обвинению в “распространении экстремизма''. Затем сайт был зарегистрирован в России, и получить доступ к нему можно было только через прокси-сервисы и анонимайзеры, другим выходом было читать нас на ФБ. Но, бывало, блокировали и страницу в социальной сети.

Позднее, в 2015 году, когда с блокировками столкнулись и другие казахстанские сайты, такие как ratel.kz и zona.kz, единственным выходом для них был Facebook. К тому же, надо отметить, что Facebook позволяет гораздо более оперативно распространять информацию. Конечно, никто никогда официально не называл это блокировкой, но на примере “Республики” мы сами, журналисты, могли это предположить, ведь доступ к сайту пропадал после публикации наиболее острых материалов. Кроме того, на все наши обращения в органы связи по вопросу проблем с доступом мы не получали никакого исчерпывающего ответа». 

Проблема с доступом к некоторых интернет-ресурсам, в том числе и к социальным медиа, возникают и сегодня. Так, 16 декабря (День независимости Казахстана), некоторые пользователи социальных сетей отмечали проблемы с доступом к Facebook и Youtube. В шутку этот день назвали Днем независимости от интернет-зависимости.

 

В этот день освободившийся из французской тюрьмы казахстанский оппозиционер Мухтар Аблязов дал интервью в прямом эфире сайту «Бәсе», продюсируемому из Киева. На своей странице в Facebook дочь Мухтара Аблязова – Мадина Аблязова – принесла извинения всем пользователям, у которых возникли проблемы с просмотром интервью ее отца.

Министр информации и коммуникаций Казахстана Даурен Абаев позже заявил, что отсутствие доступа к социальным сетям в Казахстане не связано с интервью бывшего банкира и оппозиционного политика Мухтара Аблязова.

А есть ли сила?

Популярность социальных медиа в Казахстане растет, растет и количество судебных кейсов за посты в них. Привели ли социальные сети к увеличению свобод в Казахстане? Я решила спросить мнение популярных блогеров сети Facebook.

Блогер Глеб Пономарев, у которого почти пять тысяч друзей, отмечает положительный тренд:

 «Изменения в плане роста гражданской активности есть. Сейчас можно поднять волнующий вас вопрос в социальных сетях, сделать его резонансным, и тем самым обратить на него внимание общественности и представителей власти. Также благодаря соцсетям можно защитить себя как потребителя. Если вам нахамили в магазине или в кафе зарядили счет за посещение уборной, всегда можно написать об этом в Facebook. В целом, Facebook превратился в удобный инструмент для контроля репутационного баланса. То есть при конфликте, например, с поставщиком услуг, всегда можно предупредить, что у тебя пять тысяч подписчиков, и пусть поставщик задумается. Это замечательно, ведь если человек столкнулся с какой-то несправедливостью, у него появляется гораздо больше шансов решить свою проблему через Facebook. Я думаю, не секрет, что информационное поле в социальных сетях мониторится так же, как и медиапространство, поэтому все горячие темы в Facebook автоматически попадают в поле зрения людей, принимающих решение».  

Активный блогер (у него около 3600 друзей) и специалист по маркетингу и пиару Иван Глущенко тоже отмечает положительный тренд, но не может назвать это ростом свобод:

«В последние годы социальные сети в Казахстане действительно стали оказывать влияние на некоторые аспекты жизни: к массово обсуждаемым постам прислушиваются акиматы, дорожная полиция, представители мировых и локальных брендов. На улицах чистится снег, заделываются выбоины на дорогах, находятся преступники, наказываются нерадивые сотрудники, налаживаются рабочие процессы. Вспоминается волна возмущения пользователей Facebook по поводу предположительного бездействия местных органов власти после обильного снегопада, который обрушился на Алматы и просто парализовал движение в городе. Народное возмущение не осталось без внимания – проблема с чисткой снега была решена. Но всё это, на мой взгляд, нельзя назвать "ростом свобод". Скорее, соцсети служат "волшебным катализатором", который сподвигает обсуждаемых  в соцсетях героев делать свою работу лучше, быстрее, качественнее».

У ранее упомянутого блогера Исатая Утепова противоположная точка зрения. Он считает, что соцсети сейчас взяты под особый контроль, поэтому о росте свобод говорить не приходится.

«Страницы особо активных мониторятся, в особенности в преддверии каких-то значимых событий или праздников, например, 16 декабря [День независимости в Казахстане, а также годовщина восстания нефтяников на западе Казахстана – Ред]. По результатам этих проверок затем ведутся соответствующие профилактические беседы в соответствующих органах».

Мнения казахстанских блогеров разнятся, но тем не менее в Казахстане было несколько резонансных кейсов, которые получили свое развитие во многом благодаря социальным сетям.

К примеру, четверо подозреваемых по делу об изнасиловании молодой девушки в Алматинской области были задержаны после получившего резонанс в социальных сетях видеообращения ее матери. Родные изнасилованной пожаловались на бездействия полицейских, пользователи социальных сетей поддержали призыв о помощи, активно делая репосты и выражая возмущение по поводу ситуации, после чего делу был дан ход. 28 ноября подозреваемые получили от восьми до десяти лет лишения свободы, сообщает радио «Азаттык».

Еще один пример – непопулярные поправки в казахстанский Земельный кодекс, которые должны были вступить в силу с 1 июля 2016 года, и общественная реакция на них. Новость о возможных планах правительства по продаже земель сельхозназначения и предоставлению их в аренду иностранцам вызвала большую волну недовольства. Люди также начали выходить на одиночные митинги и несанкционированные акции протеста. В результате, 5 мая президент объявил мораторий на земельную реформу до конца 2017 года, заявив на совещании в Ак Орде:

«Ни о какой продаже земли нашей сельскохозяйственной тем более речи не идет. Здесь была спекуляция полная. Для соответствующих адресных групп мы не довели эту суть. Механизмы и нормы закона не были широко обсуждены с привлечением общественности. И тревоги, и заботы людей во многом оправданы. Если наши люди, казахстанцы не понимают, не доверяют принятым решениям, значит неправильно. Мы же для людей делаем, значит, в обществе появились сомнения по ряду законодательных норм».

Позже мораторий был продлен еще на пять лет.

Вcе мы блогеры и журналисты?

По словам президента Казахстанского альянса блогеров Галыма Байтука, социальные сети действительно стали отдушиной для казахстанцев и привели к большей свободе выражения мнения по самым различным вопросам. Ярким доказательством этого стало повышенное внимание к ним со стороны властей.

«Сейчас все чаще встает вопрос о регулировании социальных сетей, власти вносят изменения в законы о СМИ, доступе к информации и клевете. Это говорит о том, что свобода в социальных сетях действительно растет. Кто-то говорит в открытую, кто-то – с фейковых аккаунтов. Нашим пользователям соцсетей очень интересно обсуждать, что происходит в государстве, что происходит в мире. Можно сказать, что казахстанские пользователи познают мир через соцсети. Поэтому, да, в социальных сетях стало очень много свободы, но при этом власти начали “закручивать гайки”. В общем, это такой довольно традиционный и естественный процесс». 

В мае этого года президент Нурсултан Назарбаев поручил создать Министерство информации и коммуникаций, одной из ключевых функций которых стал мониторинг информационного пространства, включая интернет-ресурсы и социальные сети.

Некоторые пользователи и правозащитники выражали опасение, что это приведет к усилению контроля над СМИ и социальными сетями. Руководитель прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева заявляла:

«Я боюсь, что, как бы ни были официально сформированы положения нового министерства информации и коммуникаций, какие-то внутренние секретные, полусекретные, служебные документы и кадровый состав этого министерства будут способствовать тому, что у нас начнется повальный политический сыск в интернете — уже другими силами, другим количеством разведчиков, наблюдателей общественного мнения».

Руководитель общественного фонда «Правовой медиа-центр» Диана Окремова выражала опасение, что основной упор министерства будет сделан на мониторинг соцсетей, сайтов: «Цель одна —  контролировать. Это тренд, который усиливается в последнее время».

Вообще, ответственность за публикации материалов, противоречащих законодательству, казахстанские блогеры, пользователи соцсетей и участники форумов несут уже давно. В 2009 году был принят закон, предусматривающий, что все интернет-ресурсы в Казахстане (в том числе порталы, форумы, блоги, чаты, WAP-порталы, интернет-телевидение) приравниваются к традиционным СМИ. То есть для них, как и для традиционных СМИ, действует запрет размещать на сайтах информацию, противоречащую национальному законодательству.

Но много вопросов до сих пор остаются открытыми. Считается ли блогером тот, кто публикует материалы у себя на странице или же тот, кто делает посты на чужих страницах? Несет ли ответственность за противоправный пост автор, сделавший публикацию на чужой странице, или же ответственность ложится на владельца страницы? Эти и другие вопросы обсуждались на прошедших в ноябре в Алматы общественных слушаниях по проекту нового закона о СМИ, сообщает радио «Азаттык». Хочется надеяться, что в новом законе они будут учтены.

Ксения Шилина живет и работает Казахстане. Она начала свою журналистскую карьеру еще в школе, публикуясь в местных и региональных СМИ. Несмотря на финансовое образование, после университета Ксения присоединилась к команде Казахского сервиса "Радио Свободная Европа/Радио Свобода". Сейчас она занимается пиаром, журналистикой, блогингом.

 

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

Интернет становится все доступней и популярней в Казахстане — 65% населения страны уже там, а молодежь и вовсе вся. Вместе с этим усиливается и контроль власти над интернетом. Социальные сети и форумы приравняли к СМИ, и уже есть первые случаи тюремных сроков за посты в них.

13 декабря 2016 года прокуратура прислала гражданскому активисту из Уральска Исатаю Утепову предупреждение за оскорбление в Фейсбуке президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Такие действия преследуются в уголовном порядке — ведь согласно закону, честь и достоинство президента неприкосновенны.

Сам Исатай Утепов не согласен с предупреждениями и «на своей странице в Facebook пишет то, что считает нужным». Исатай Утепов утверждает, что его и раньше вызывали в Департамент внутренних дел и в прокуратуру.

«Это может быть связано и с моей оффлайн-активностью. Помимо социальных сетей я занимался общественной деятельностью в рамках общественного объединения “Абырой” – вел проекты в области развития гражданского общества, экологии, продвижения демократических идей. Думаю, я на особом контроле у властей», —  объясняет Исатай.

Срок за несколько строк

Это не первый случай, когда казахстанцам приходится брать ответственность за публикации в социальных сетях. Для некоторых посты в Facebook обернулись реальными тюремными сроками.

В декабре 2015 года известный своими пророссийскими взглядами казахстанский блогер Ермек Тайчибеков получил четыре года тюрьмы общего режима по обвинению в возбуждении национальной вражды через публикации в Facebook. Там он выступал за более глубокую интеграцию Казахстана и России. В одном из постов предлагал объединение стран, входящих в Таможенный союз, не только в экономическое, но и политическое пространство, а также за укрепление России и русского языка в качестве единого государственного.

Пять с половиной лет тюрьмы по схожим обвинениям получил в декабре 2016 года Игорь Чуприна, житель Северо-Казахстанской области (граничащей с Россией). Он якобы публиковал в соцсети Вконтакте посты, содержащие призывы присоединиться к России.

Еще одно известное в Казахстане дело — о гражданских активистах Серикжане Мамбеталине и Ермеке Нарымбаеве. В декабре прошлого года их приговорили к двум и трем годам тюрьмы по статье «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни». Причиной стала публикация на своих Facebook-страницах отрывка из неизданной диссидентской книги «Ветер с улицы», который, как они утверждают, был скопирован из интернета. Позже Мамбеталин раскаялся и был отпущен под подписку о невыезде. Срок Нарымбаева был изменен на условный, и он покинул Казахстан, попросив политическое убежище в Украине.

Резонансным стало дело активистов из западного Казахстана — Макса Бокаева и Талгата Аяна, каждый из которых был приговорен к пяти годам колонии общего режима. Они активно выступали против непопулярной в Казахстане земельной реформы. Суд признал их виновными в возбуждении розни, нарушении порядка организации и проведения митинга и в распространении заведомо ложной информации. Сами активисты с обвинениями не согласны.

Социальная сеть для социально и политически активных

Если говорить в целом о трендах использования социальных сетей, то лидирует в рейтинге Вконтакте с аудиторией около двух миллионов человек, причем 77 процентов пользователей – люди младше 18 лет и те, кому от 18 до 24. На втором месте – Instagram – эта социальная сеть также больше популярна среди молодежи и зачастую используется для коммерческих целей. В занимающих третье, четвертое и пятое места в рейтинге Моем мире, Facebook и Одноклассниках сидит по большей части аудитория от 25 лет и старше.  В Facebook количество людей младше 18 лет не достигает и одного процента. Популярный на Западе Twitter в Казахстане совсем не прижился. Такие данные российского агентства Brand Analytics.

Но самая активная с точки зрения гражданской и политической позиции аудитория естественным образом сосредоточилась на Facebook. Лайками и репостами в Facebook можно помочь больному ребенку, осудить действия чиновника, собрать деньги для малоимущих и пожилых людей. Именно в Facebook активно ведут свои странички казахстанские гражданские активисты и оппозиционеры.

Долгое время входным барьером для регистрации на Facebook был его англоязычный интерфейс, но с появлением русскоязычной странички Facebook, задача казахстанским сетевикам была значительно облегчена.

Во многом такой тренд мог сложиться потому, что в прошлом в Казахстане блокировались некоторые сайты и блогинговые платформы – в частности, Blogger и Livejournal. Как следствие, блогеры и некоторые СМИ начали заводить аккаунты на Facebook.

Независимый интернет-сайт «Республика» долгое время был доступен только на Фейсбуке. Журналист Назира Даримбет, в прошлом корреспондент «Республики», рассказывает, как это было:

«С 2008 года, до момента закрытия, “Республика” работала, как Интернет-портал, чуть позже была открыта страница портала в Facebook. Часто случались блокировки и DDOS – атаки на сайт, а ФБ всегда был доступен, поэтому это было запасным плацдармом. В декабре 2012 года выпуск газеты “Голос Республики” и дублирующих ее интернет-изданий, в том числе сайта “Республики”, был приостановлен на территории Казахстана решением суда по обвинению в “распространении экстремизма''. Затем сайт был зарегистрирован в России, и получить доступ к нему можно было только через прокси-сервисы и анонимайзеры, другим выходом было читать нас на ФБ. Но, бывало, блокировали и страницу в социальной сети.

Позднее, в 2015 году, когда с блокировками столкнулись и другие казахстанские сайты, такие как ratel.kz и zona.kz, единственным выходом для них был Facebook. К тому же, надо отметить, что Facebook позволяет гораздо более оперативно распространять информацию. Конечно, никто никогда официально не называл это блокировкой, но на примере “Республики” мы сами, журналисты, могли это предположить, ведь доступ к сайту пропадал после публикации наиболее острых материалов. Кроме того, на все наши обращения в органы связи по вопросу проблем с доступом мы не получали никакого исчерпывающего ответа». 

Проблема с доступом к некоторых интернет-ресурсам, в том числе и к социальным медиа, возникают и сегодня. Так, 16 декабря (День независимости Казахстана), некоторые пользователи социальных сетей отмечали проблемы с доступом к Facebook и Youtube. В шутку этот день назвали Днем независимости от интернет-зависимости.

 

В этот день освободившийся из французской тюрьмы казахстанский оппозиционер Мухтар Аблязов дал интервью в прямом эфире сайту «Бәсе», продюсируемому из Киева. На своей странице в Facebook дочь Мухтара Аблязова – Мадина Аблязова – принесла извинения всем пользователям, у которых возникли проблемы с просмотром интервью ее отца.

Министр информации и коммуникаций Казахстана Даурен Абаев позже заявил, что отсутствие доступа к социальным сетям в Казахстане не связано с интервью бывшего банкира и оппозиционного политика Мухтара Аблязова.

А есть ли сила?

Популярность социальных медиа в Казахстане растет, растет и количество судебных кейсов за посты в них. Привели ли социальные сети к увеличению свобод в Казахстане? Я решила спросить мнение популярных блогеров сети Facebook.

Блогер Глеб Пономарев, у которого почти пять тысяч друзей, отмечает положительный тренд:

 «Изменения в плане роста гражданской активности есть. Сейчас можно поднять волнующий вас вопрос в социальных сетях, сделать его резонансным, и тем самым обратить на него внимание общественности и представителей власти. Также благодаря соцсетям можно защитить себя как потребителя. Если вам нахамили в магазине или в кафе зарядили счет за посещение уборной, всегда можно написать об этом в Facebook. В целом, Facebook превратился в удобный инструмент для контроля репутационного баланса. То есть при конфликте, например, с поставщиком услуг, всегда можно предупредить, что у тебя пять тысяч подписчиков, и пусть поставщик задумается. Это замечательно, ведь если человек столкнулся с какой-то несправедливостью, у него появляется гораздо больше шансов решить свою проблему через Facebook. Я думаю, не секрет, что информационное поле в социальных сетях мониторится так же, как и медиапространство, поэтому все горячие темы в Facebook автоматически попадают в поле зрения людей, принимающих решение».  

Активный блогер (у него около 3600 друзей) и специалист по маркетингу и пиару Иван Глущенко тоже отмечает положительный тренд, но не может назвать это ростом свобод:

«В последние годы социальные сети в Казахстане действительно стали оказывать влияние на некоторые аспекты жизни: к массово обсуждаемым постам прислушиваются акиматы, дорожная полиция, представители мировых и локальных брендов. На улицах чистится снег, заделываются выбоины на дорогах, находятся преступники, наказываются нерадивые сотрудники, налаживаются рабочие процессы. Вспоминается волна возмущения пользователей Facebook по поводу предположительного бездействия местных органов власти после обильного снегопада, который обрушился на Алматы и просто парализовал движение в городе. Народное возмущение не осталось без внимания – проблема с чисткой снега была решена. Но всё это, на мой взгляд, нельзя назвать "ростом свобод". Скорее, соцсети служат "волшебным катализатором", который сподвигает обсуждаемых  в соцсетях героев делать свою работу лучше, быстрее, качественнее».

У ранее упомянутого блогера Исатая Утепова противоположная точка зрения. Он считает, что соцсети сейчас взяты под особый контроль, поэтому о росте свобод говорить не приходится.

«Страницы особо активных мониторятся, в особенности в преддверии каких-то значимых событий или праздников, например, 16 декабря [День независимости в Казахстане, а также годовщина восстания нефтяников на западе Казахстана – Ред]. По результатам этих проверок затем ведутся соответствующие профилактические беседы в соответствующих органах».

Мнения казахстанских блогеров разнятся, но тем не менее в Казахстане было несколько резонансных кейсов, которые получили свое развитие во многом благодаря социальным сетям.

К примеру, четверо подозреваемых по делу об изнасиловании молодой девушки в Алматинской области были задержаны после получившего резонанс в социальных сетях видеообращения ее матери. Родные изнасилованной пожаловались на бездействия полицейских, пользователи социальных сетей поддержали призыв о помощи, активно делая репосты и выражая возмущение по поводу ситуации, после чего делу был дан ход. 28 ноября подозреваемые получили от восьми до десяти лет лишения свободы, сообщает радио «Азаттык».

Еще один пример – непопулярные поправки в казахстанский Земельный кодекс, которые должны были вступить в силу с 1 июля 2016 года, и общественная реакция на них. Новость о возможных планах правительства по продаже земель сельхозназначения и предоставлению их в аренду иностранцам вызвала большую волну недовольства. Люди также начали выходить на одиночные митинги и несанкционированные акции протеста. В результате, 5 мая президент объявил мораторий на земельную реформу до конца 2017 года, заявив на совещании в Ак Орде:

«Ни о какой продаже земли нашей сельскохозяйственной тем более речи не идет. Здесь была спекуляция полная. Для соответствующих адресных групп мы не довели эту суть. Механизмы и нормы закона не были широко обсуждены с привлечением общественности. И тревоги, и заботы людей во многом оправданы. Если наши люди, казахстанцы не понимают, не доверяют принятым решениям, значит неправильно. Мы же для людей делаем, значит, в обществе появились сомнения по ряду законодательных норм».

Позже мораторий был продлен еще на пять лет.

Вcе мы блогеры и журналисты?

По словам президента Казахстанского альянса блогеров Галыма Байтука, социальные сети действительно стали отдушиной для казахстанцев и привели к большей свободе выражения мнения по самым различным вопросам. Ярким доказательством этого стало повышенное внимание к ним со стороны властей.

«Сейчас все чаще встает вопрос о регулировании социальных сетей, власти вносят изменения в законы о СМИ, доступе к информации и клевете. Это говорит о том, что свобода в социальных сетях действительно растет. Кто-то говорит в открытую, кто-то – с фейковых аккаунтов. Нашим пользователям соцсетей очень интересно обсуждать, что происходит в государстве, что происходит в мире. Можно сказать, что казахстанские пользователи познают мир через соцсети. Поэтому, да, в социальных сетях стало очень много свободы, но при этом власти начали “закручивать гайки”. В общем, это такой довольно традиционный и естественный процесс». 

В мае этого года президент Нурсултан Назарбаев поручил создать Министерство информации и коммуникаций, одной из ключевых функций которых стал мониторинг информационного пространства, включая интернет-ресурсы и социальные сети.

Некоторые пользователи и правозащитники выражали опасение, что это приведет к усилению контроля над СМИ и социальными сетями. Руководитель прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева заявляла:

«Я боюсь, что, как бы ни были официально сформированы положения нового министерства информации и коммуникаций, какие-то внутренние секретные, полусекретные, служебные документы и кадровый состав этого министерства будут способствовать тому, что у нас начнется повальный политический сыск в интернете — уже другими силами, другим количеством разведчиков, наблюдателей общественного мнения».

Руководитель общественного фонда «Правовой медиа-центр» Диана Окремова выражала опасение, что основной упор министерства будет сделан на мониторинг соцсетей, сайтов: «Цель одна —  контролировать. Это тренд, который усиливается в последнее время».

Вообще, ответственность за публикации материалов, противоречащих законодательству, казахстанские блогеры, пользователи соцсетей и участники форумов несут уже давно. В 2009 году был принят закон, предусматривающий, что все интернет-ресурсы в Казахстане (в том числе порталы, форумы, блоги, чаты, WAP-порталы, интернет-телевидение) приравниваются к традиционным СМИ. То есть для них, как и для традиционных СМИ, действует запрет размещать на сайтах информацию, противоречащую национальному законодательству.

Но много вопросов до сих пор остаются открытыми. Считается ли блогером тот, кто публикует материалы у себя на странице или же тот, кто делает посты на чужих страницах? Несет ли ответственность за противоправный пост автор, сделавший публикацию на чужой странице, или же ответственность ложится на владельца страницы? Эти и другие вопросы обсуждались на прошедших в ноябре в Алматы общественных слушаниях по проекту нового закона о СМИ, сообщает радио «Азаттык». Хочется надеяться, что в новом законе они будут учтены.

Ксения Шилина живет и работает Казахстане. Она начала свою журналистскую карьеру еще в школе, публикуясь в местных и региональных СМИ. Несмотря на финансовое образование, после университета Ксения присоединилась к команде Казахского сервиса "Радио Свободная Европа/Радио Свобода". Сейчас она занимается пиаром, журналистикой, блогингом.

 

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *