Статьи

Как поставить под угрозу существование независимого телевидения за несколько недель - инструкция от российских властей.

Войну за Крым Владимир Путин выиграл, не сделав не единого выстрела. Но для того, чтобы быть успешным в другой войне – против российских независимых СМИ – ему даже не потребовалось вводить войска: для этого в современной России есть другие инструменты. Я и мои коллеги знаем это не понаслышке: единственный российский независимый телеканал «Дождь», на котором мы работаем, оказался на грани своего существования буквально за пару месяцев.

«Дождь» появился в 2010 году, когда в российском обществе – после первых двух сроков жесткого президентства Владимира Путина – был особенно сильный запрос на непредвзятую информацию и честную журналистику. Благодаря этому всего за четыре года своего существования «Дождь» стал одним из главных информационных ресурсов России.

Для этого нам не нужно было придумывать ничего хитрого –

мы просто вернули то, что исчезло с российского телевидения за последние 15 лет: передачи только в прямом эфире, острые интервью с политиками и общественными деятелями, прямые трансляции из разных точек мира – оттуда, где в этот момент что-то происходит интересное

Все эти четыре года к нам приходили лидеры российской оппозиции, которые в государственных СМИ находятся в «черных списках». И к нам же приходили представители власти и отвечали на острые и неудобные вопросы в прямом эфире, которых на государственном телевидении задавать не принято. К нам приходил тогдашний президент Медведев и пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков. Мы, в отличие от других, рассказывали о протестах в российских городах в 2011-2012 года – попросту установив камеры и транслируя митинги в прямом эфире. Именно нам после своего освобождения из тюрьмы дал своего первое телевизионное интервью Михаил Ходорковский. И именно «Дождь», единственным из российских СМИ освещал события в мятежном Киеве зимой 2013-2014 года в прямом эфире, давая слово представителям оппозиции и власти и транслируя столкновения в украинской столице. Аудитория «Дождя» каждый месяц росла: мы вещали в интернете, и нас транслировали крупнейшие российские кабельные и спутниковые сети.

Казалось бы, мы не делали ничего необычного – если не учитывать главное: это происходит в России, где сегодня информационная повестка дня Кремля не предполагает существования независимых СМИ. А потому необходим повод – чтобы начать кампанию против неугодного медиа.

В случае с «Дождем» этот повод был найден в январе, когда в одной из передач телеканала обсуждался вопрос, стоило ли сдать во время Великой Отечественной Войны Ленинград немецким войскам, чтобы избежать тысяч человеческих жизней. Вопрос этот неоднократно поднимался историками и даже содержится в одном из официальных российских школьных учебников, однако лишь в случае с «Дождем» реакция на него приобрела государственный масштаб.

Первыми об этом начали писать те пользователи социальных сетей – блогеры и журналисты – которые известны своей традиционной поддержкой официальной точки зрения. Следом – государственные СМИ, подготовившие серию репортажей о том, что телеканал «Дождь» ставит под сомнение итоги Великой Отечественной Войны и подвиг советского народа.

Далее кампания только набирала обороты. Меньше, чем за месяц Дождь был исключен практически из всех пакетов кабельного и спутникового вещания и потерял почти 90 процентов своей аудитории. И хотя руководители этих компаний говорили, что делают это, потому что их чувства оскорблены прозвучавшим вопросом о блокаде Ленинграде, непублично они поясняли, что сами находятся под давлением Кремля.

Несколько запросов в прокуратуру на «Дождь» написали депутаты Госдумы – они заинтересовались источниками финансирования телеканала. С проверками к нам уже приходили налоговая и трудовая инспекции. Собственник нашего помещения неожиданно объявил, что не намерен более продлевать договор аренды. Но главное – Дождь потерял своих рекламодателей: некоторые из них ушли из-за того, что аудитория канала стала меньше после его отключения из спутниковых и кабельных сетей, некоторые – попросту боятся давать рекламу оказавшемуся в «немилости» телеканалу.

Все это произошло за два месяца: из успешного бизнеса «Дождь» превратился в проект, который находится на грани выживания и существует только на средства, которые ему перечисляют его зрители

И теперь все зависит только от того, решит Кремль прекратить давление на «Дождь» или нет: это может показаться странным, но и судьба моего телеканала сегодня решается лишь в одном месте – как и все остальное в России.

Закроется «Дождь» или нет – неизвестно. Однако понятно, что кампания против него – один из элементов новой информационной повестки дня Кремля. В понимании современного российского руководства основной целью существования СМИ должна быть пропаганда. Пропаганда, которая будет находить нужные слова для объяснения таких непростых процессов, как, например, события в Украине или неизбежный экономический кризис.

Дмитрий Киселев, который осенью был назначен руководителем крупного созданного информационного агентства «Россия сегодня», говорит, что своей главной задачей видит донесение до российской аудитории государственной точки зрения. Он – символ новой российской журналистики. А на самом деле – новой российской пропаганды, которая не предполагает позиции, альтернативной государственной: сегодня это отчетливо видно на примере того, как в России СМИ рассказывают о событиях в Украине. Например, участники многотысячного антивоенного марша в Москве были по телевидению названы «пятой колонной», фашистами и предателями. Это не преувеличение. Это – цитаты.

В этой конструкции нет места независимым СМИ вроде «Дождя», мне и моим коллегам.

А потому за последние несколько месяцев Россия лишилась еще нескольких независимых изданий – таких, например, как интернет-сайта Lenta.ru, где сменился главный редактор и редакционная политика.

Все это Россия уже проходила: в начале нулевых, когда Владимир Путин стал президентом в первый раз. Тогда он пользовался небывалой поддержкой населения, и российское общество заключило с ним негласный контракт, закрыв глаза на уничтожение независимых СМИ в обмен на обещания возвращения России былой мощи

Теперь история повторяется: и былую мощь, как утверждают российские государственные телеканалы, Россия уже вернула себе – вместе с Крымом. А потому и появившиеся в последние годы независимые СМИ, которые могут задать на этот счет неловкие вопросы, сегодня неуместны: согласно одному из последних опросов, более 70 процентов россиян допускают цензуру в интересах государства.

Тихон Дзядко, заместитель главного редактора телеканала «Дождь»

Оригинал публикации - www.theguardian.com

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

Как поставить под угрозу существование независимого телевидения за несколько недель - инструкция от российских властей.

Войну за Крым Владимир Путин выиграл, не сделав не единого выстрела. Но для того, чтобы быть успешным в другой войне – против российских независимых СМИ – ему даже не потребовалось вводить войска: для этого в современной России есть другие инструменты. Я и мои коллеги знаем это не понаслышке: единственный российский независимый телеканал «Дождь», на котором мы работаем, оказался на грани своего существования буквально за пару месяцев.

«Дождь» появился в 2010 году, когда в российском обществе – после первых двух сроков жесткого президентства Владимира Путина – был особенно сильный запрос на непредвзятую информацию и честную журналистику. Благодаря этому всего за четыре года своего существования «Дождь» стал одним из главных информационных ресурсов России.

Для этого нам не нужно было придумывать ничего хитрого –

мы просто вернули то, что исчезло с российского телевидения за последние 15 лет: передачи только в прямом эфире, острые интервью с политиками и общественными деятелями, прямые трансляции из разных точек мира – оттуда, где в этот момент что-то происходит интересное

Все эти четыре года к нам приходили лидеры российской оппозиции, которые в государственных СМИ находятся в «черных списках». И к нам же приходили представители власти и отвечали на острые и неудобные вопросы в прямом эфире, которых на государственном телевидении задавать не принято. К нам приходил тогдашний президент Медведев и пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков. Мы, в отличие от других, рассказывали о протестах в российских городах в 2011-2012 года – попросту установив камеры и транслируя митинги в прямом эфире. Именно нам после своего освобождения из тюрьмы дал своего первое телевизионное интервью Михаил Ходорковский. И именно «Дождь», единственным из российских СМИ освещал события в мятежном Киеве зимой 2013-2014 года в прямом эфире, давая слово представителям оппозиции и власти и транслируя столкновения в украинской столице. Аудитория «Дождя» каждый месяц росла: мы вещали в интернете, и нас транслировали крупнейшие российские кабельные и спутниковые сети.

Казалось бы, мы не делали ничего необычного – если не учитывать главное: это происходит в России, где сегодня информационная повестка дня Кремля не предполагает существования независимых СМИ. А потому необходим повод – чтобы начать кампанию против неугодного медиа.

В случае с «Дождем» этот повод был найден в январе, когда в одной из передач телеканала обсуждался вопрос, стоило ли сдать во время Великой Отечественной Войны Ленинград немецким войскам, чтобы избежать тысяч человеческих жизней. Вопрос этот неоднократно поднимался историками и даже содержится в одном из официальных российских школьных учебников, однако лишь в случае с «Дождем» реакция на него приобрела государственный масштаб.

Первыми об этом начали писать те пользователи социальных сетей – блогеры и журналисты – которые известны своей традиционной поддержкой официальной точки зрения. Следом – государственные СМИ, подготовившие серию репортажей о том, что телеканал «Дождь» ставит под сомнение итоги Великой Отечественной Войны и подвиг советского народа.

Далее кампания только набирала обороты. Меньше, чем за месяц Дождь был исключен практически из всех пакетов кабельного и спутникового вещания и потерял почти 90 процентов своей аудитории. И хотя руководители этих компаний говорили, что делают это, потому что их чувства оскорблены прозвучавшим вопросом о блокаде Ленинграде, непублично они поясняли, что сами находятся под давлением Кремля.

Несколько запросов в прокуратуру на «Дождь» написали депутаты Госдумы – они заинтересовались источниками финансирования телеканала. С проверками к нам уже приходили налоговая и трудовая инспекции. Собственник нашего помещения неожиданно объявил, что не намерен более продлевать договор аренды. Но главное – Дождь потерял своих рекламодателей: некоторые из них ушли из-за того, что аудитория канала стала меньше после его отключения из спутниковых и кабельных сетей, некоторые – попросту боятся давать рекламу оказавшемуся в «немилости» телеканалу.

Все это произошло за два месяца: из успешного бизнеса «Дождь» превратился в проект, который находится на грани выживания и существует только на средства, которые ему перечисляют его зрители

И теперь все зависит только от того, решит Кремль прекратить давление на «Дождь» или нет: это может показаться странным, но и судьба моего телеканала сегодня решается лишь в одном месте – как и все остальное в России.

Закроется «Дождь» или нет – неизвестно. Однако понятно, что кампания против него – один из элементов новой информационной повестки дня Кремля. В понимании современного российского руководства основной целью существования СМИ должна быть пропаганда. Пропаганда, которая будет находить нужные слова для объяснения таких непростых процессов, как, например, события в Украине или неизбежный экономический кризис.

Дмитрий Киселев, который осенью был назначен руководителем крупного созданного информационного агентства «Россия сегодня», говорит, что своей главной задачей видит донесение до российской аудитории государственной точки зрения. Он – символ новой российской журналистики. А на самом деле – новой российской пропаганды, которая не предполагает позиции, альтернативной государственной: сегодня это отчетливо видно на примере того, как в России СМИ рассказывают о событиях в Украине. Например, участники многотысячного антивоенного марша в Москве были по телевидению названы «пятой колонной», фашистами и предателями. Это не преувеличение. Это – цитаты.

В этой конструкции нет места независимым СМИ вроде «Дождя», мне и моим коллегам.

А потому за последние несколько месяцев Россия лишилась еще нескольких независимых изданий – таких, например, как интернет-сайта Lenta.ru, где сменился главный редактор и редакционная политика.

Все это Россия уже проходила: в начале нулевых, когда Владимир Путин стал президентом в первый раз. Тогда он пользовался небывалой поддержкой населения, и российское общество заключило с ним негласный контракт, закрыв глаза на уничтожение независимых СМИ в обмен на обещания возвращения России былой мощи

Теперь история повторяется: и былую мощь, как утверждают российские государственные телеканалы, Россия уже вернула себе – вместе с Крымом. А потому и появившиеся в последние годы независимые СМИ, которые могут задать на этот счет неловкие вопросы, сегодня неуместны: согласно одному из последних опросов, более 70 процентов россиян допускают цензуру в интересах государства.

Тихон Дзядко, заместитель главного редактора телеканала «Дождь»

Оригинал публикации - www.theguardian.com

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *