Статьи

MYMEDIA составили список ключевых событий, которые сформировали  медиапространство независимой Украины, изменили его или стали знаковыми.

 

1991. Запуск газеты Post-Поступ

Львовский журналист Александр Кривенко начинает издавать одну из первых независимых газет — Post-Поступ. Она иронична, критична ко власти и всему советскому, поэтому большинство журналистов публикуются под псевдонимами. Там начинают свои карьеры Георгий Гонгадзе, основатель «Украинской Правды» (УП), его супруга и журналистка Мирослава Гонгадзе, соосновательница УП Алена Притула, редактор «Исторической Правды» Вахтанг Кипиани, писатель Юрий Андрухович.

1992. Появление коммерческих телеканалов

Заработал первый негосударственный телеканал — ICTV. Потом в Донецке в 1993 появился канал «Украина», в 1995 – «1+1», в 1996 – «Интер», а в 1997 – СТБ. Эти каналы до сир пор являются лидерами рынка и делят его между собой.

К 2010 году оформилась проблема, которую называют одной из главных угроз независимых СМИ в Украине – олигархизация. Центральные телеканалы выкупили бизнесмены с политическими интересами и влиянием. Имена владельцев длительное время официально не афишировались, хотя большинство были известны благодаря журналистским расследованиям. Лишь в 2015 году с принятием закона о прозрачности собственности СМИ, каналы официально раскрыли своих владельцев.

Сейчас телерынок делят между собой Игорь Коломойский  и Игорь Сукис (1+1), Дмитрий Фирташ, Валерий Хорошковский, Сергей Лёвочкин («Интер»), Виктор Пинчук и Елена Пнчук (ICTV, СТБ, «Новы канал») и Ринат Ахметов («Украина»). Здесь можно посмотреть инфографику.   

1992. Регистрация первого домена UA

Украинские СМИ выходят в интернет спустя пять лет после того, как в стране появляется интернет — в 1997-98 годах газеты «Зеркало недели», «День» и «Сегодня»выкладывают в сеть электронные версии своих изданий. Тогда же сайтом обзаводится первое информационное агентство — «Интерфакс-Украина».

Интернетом в то время пользовалось лишь 0,3% процента населения Украины, то есть около 150 тысяч человек. Для сравнения: в2016 году в сети уже 19,6 млн. украинцев или 44,1% населения.

1992. В Украину приходят западные доноры

Сразу же после распада СССР в Украину приходит Агентство США по международному развитию (USAID). Оно выделяет деньги на развитие рыночной экономики и демократизацию общества. Поддержка независимых медиа и свободы слова — один из его приоритетов. Лишь с 1992 по 2011 год USAID потратил на это $1,7 млн.

Постепенно в Украину приходят и другие доноры — NED, Internews, фонд «Відродження». Поддерживают независимые медиа и правительства Британии, Германии,  Норвегии, Швеции, Дании.  

Деньги идут на образовательные программы для журналистов, разработку информационного законодательства, отвечающего демократическим принципам, поддержку журналистских проектов и расследований.  

1996. Принята Конституция Украины

Конституция, которую утвердила Верховная Рада в 1996, закрепляла права граждан и журналистов на свободу слова и мысли. Это означало, что украинские журналисты, привыкшие к идеологическому контролю партии и к постоянному ущемлению прав в советской Украине, наконец получили гарантии свободы слова. Цензура запрещена статьей 15 Конституции, а также законами об информации, прессе, телерадиокомпаниях и информационных агентствах.

2000. Дело Георгия Гонгадзе

Убийство основателя издания «Украинская правда» является одним из самых громких криминальных дел и покушений на независимую журналистику в Украине.

Георгий критиковал власть, расследовал деятельность президента Леонида Кучмы и его окружения, за что не раз получал звонки с угрозами. 16 сентября 2000 года он исчез, а через полтора месяца в лесу под Киевом нашли его обезглавленное тело. Расследование длилось 13 лет, и лишь в 2013 году установили исполнителя убийства — бывшего высокопоставленного сотрудника МВД Алексея Пукача. Его приговорили к пожизненному заключению. Заказчики до сих пор не найдены. В 2015 следствие снова возобновили. Убийство связывают с экс-президентом Леонидом Кучмой.

2001. Открытие Могилянской школы журналистики

Это учебное заведение ввело новый формат журналистского образования в Украине — с акцентом на практическую подготовку, а не теорию. Студенты сами готовят настоящие теле- и радио сюжеты, пишут, монтируют и выдают программы в эфир под руководством преподавателей – практикующих журналистов и приглашенных профессоров западных университетов. Некоторые курсы от зарубежных преподавателей читаются на английском языке. 

В 2011 появляется мощный конкурент на рынке медийного образования – Школа журналиситки Украинского католического университета во Львове. Идея та же – learning by doing. Уже во время обучения студенты публикуют свои работы в лучших украинских СМИ, регулярно проходят стажировки за границей и в Украине, создают собственные медиапроекты. На протяжении всего года для них проводят мастер-классы лучших журналистов-практиков, редакторов и медиаменеджеров (в том числе зарубежных), устраивают выездные медиашколы. Они стали возможны благодаря тому, что Школа журналистики серьезно подошла к фандрейзингу —  поиску дополнительного финансирования у доноров и спонсоров. Этим у них на протяжении всего года занимаются несколько специально нанятых менеджеров.

На сегодняшний день эти два ВУЗа предлагают самое современное журналистское образование в Украине. 

2002. Появление «темников» Кучмы

Обнародовали документы, которые доказывали: администрация президента Кучмы рассылает национальным телеканалам подробные инструкции о том, какие политические события освещать, как именно, а какие — нет. Речь шла о грубой цензуре и формировании властями повестки дня.

На заре Оранжевой Революции в 2004 году 7 журналистов ТСН сообщили, что увольняются из-за невозможности «отказаться от темников и цензуры». Позже к ним присоединились и другие журналисты ведущих каналов страны, даже на тот момент государственного «Первого национального». Темники исчезли в 2004 году, с уходом Кучмы и приходом Виктора Ющенко ко власти.

2004. Рождение джинсы

На смену «темникам» пришла джинса и порождающая ее самоцензура. Редактор европейского офиса медиаорганизации Internews Дэниел Брюс датирует рождение джинсы 2004 годом. Именно тогда медиа начали предлагать политическим партиям и бизнесу «платный сервис»: материалы, которые выглядят как редакционные, а на самом деле являются рекламными, продвигают интересы заказчика и нарушают стандарты журналистики.

Медиакритик Отар Довженко вспоминает, что всерьез о джинсе в украинском медиапространстве заговорили с 2005 года. Тогда же общественные организации начали борьбу с ней: «Детектор медиа», Институт массовой информации, Академия украинской прессы и другие регулярно проводят мониторинги медиа, указывают на СМИ, которые больше всего джинсуют, и тех, кто это чаще всего заказывает.

2005. Повышение позиций в рейтинге свободы слова

За время правления Виктора Ющенко Украина в рейтинге свободы слова «Репортёров без границ» занимала самые высокие позиции за историю независимой Украины. Причем они стабильно росли — мы поднялись с 138 места в 2004 году на 87 в 2008.

 
Источник: 112.ua
 
 
Особых претензий к свободе слова во времена Ющенко не было и у ОБСЕ. Зато они нашлись у самих украинских журналистов. Те были недовольны созданием комиссии по вопросам морали. Ее целью было уберечь молодёжь от дурного влияния в информпространстве, но субъективность вопросов морали оставляли слишком широкое поле для манёвров. К примеру, тогда под запрет продажи «из-за порнографии» попали книги известных украинских прозаиков Олеся Ульяненка и Юрия Винничука. Ликвидировать комиссию удалось только в 2015 при президенте Порошенко.

После прихода к власти Виктора Януковича в 2010, рейтинг свободы слова резко ухудшился — Украина оказалась на 131 месте из 173.

2005. Начало эры политических ток-шоу

В сентябре 2005 Савик Шустер, ранее работавший на российском канале НТВ, запускает на ICTV политическое ток-шоу «Свобода слова» в новом для украинского ТВ формате. Уже через год оно получает премию «Телетриумф» как лучшее ток-шоу, в последующем собирает еще пять аналогичных наград, имеет стабильно высокие рейтинги и подталкивает другие телеканалы запускать собственные политические ток-шоу. Вскоре выходят «Свобода слава» з Андреем Куликовым и «Большая политика» с Евгением Киселевым. Ток-шоу развлекают страну затяжными политическими сериалами, отображая хаос украинской политической жизни – драки из Верховной Рады время от времени перемещаются в студии то к одному ведущему, то к другому.

2013. Рейдерский захват оппозиционного канала ТВі

Телеканал ТВі, появившийся в 2008 году, считался «единственным независимым оппозиционным телеканалом» до рейдерского захвата в 2013 году. На нем работали известнейшие оппозиционные журналисты: Мустафа Найем, Роман Скрипин, Евгений Киселев, Кирилл Лукеренко, Денис Бигус, Павел Шеремет, Анастасия Станко, Андрей Сайчук, Сакен Аймурзаев и другие.

В апреле 2013 журналистам внезапно представили нового владельца, старого объявили несуществующим. На следующий день уволили ведущего программы «Проти ночі» Павла Шеремета. Большинство журналистов объявили забастовку и отказались выходить в эфир. Так продолжалось больше недели, а потом Мустафе Найему, который был тогда председателем профсоюза ТВі, руководство выдвинуло ультиматум: либо он выходит в эфир, либо будет уволен. Найем уволился сам, а вслед за ним – еще 30 сотрудников телеканала. Через несколько месяцев уволившиеся журналисты стали основой проекта Hromadske.tv

2013. Покупка Сергеем Курченко UMH Group

Молодой миллионер Сергей Курченко, попавший в санкционный список США и бежавший после Майдана в Россию, за год до этого приобрел один из крупнейших медиахоллдингов Украины — UMH Group. Туда входили ведущие украинские журналы «Корреспондент», Forbes, газеты «Комсомольская правда в Украине» и «Аргументы и факты».

Тогдашний главный редактор Forbes Владимир Федорин объяснил решение Курченко, приближенного к Виктору Януковичу, желанием «заткнуть журналистам рот перед президентскими выборами, отбелить свою репутацию и использовать издание для решения вопросов, которые не имеют ничего общего с медиа-бизнесом». До конца 2013 года главные редакторы и многие журналисты этих изданий увольнялись «по собственному желанию», заявляя о случаях цензуры.

Места работы покинули одновременно 14 журналистов Forbes Украина, среди которых – Севгиль Мусаева-Боровик, нынешний главред «Украинской Правды», и Александр Акименко, основатель интернет-журнала Platfor.ma. Ушёл так же главред журнала «Корреспондент» Виталий Сыч, вскоре открыв собственное издание «Новое Время», куда перешли работать многие коллеги из «Корреспондента».

2013. Феномен Hromadske.UA

Вначале мало кто верил в идею создания успешного общественного телевидения без собственника, выходящего только в интернете, существующего на грантовые средства и поддержку неравнодушных телезрителей. Идея появилась у журналиста Романа Скрыпина и ее охотно поддержала команда только что уволившихся журналистов ТВі и других крупных украинских СМИ. Проекту помогла взлететь революция на Майдане 2013-2014, активное освещение которой сделало его едва ли не самым популярным украинским СМИ того времени.

Не смотря на дешевую студию и стримы с планшетов, в пиковые дни онлайн-трансляции смотрели одновременно более 100 тысяч человек, а в день количество просмотров иногда превышало миллион. Уникальным был и успех краудфандинговой компании – команде удалось собрать более миллиона гривен на платформе «Спільнокошт». Вскоре по всей Украине Hromadske.UA начала появляться сеть локальных инициатив Hromadske. Сейчас они есть почти во всех крупных городах.

Совместное управление платформой и финансами оказалось непростой задачей, команда успела сильно рассориться и переформатироваться, но все же Hromadske.tv стало значимым явлением украинского медиапространства.

2014. Революция Достоинства: рождение журналистики конфликтов

До Майдана журналистика конфликтов для украинских медийщиков существовала лишь в учебниках. Впервые в 2013-14 годах наши журналисты столкнулись с массовым избиением людей, баррикадами, захватом административных зданий, силовым разгоном демонстрантов, перестрелками, водометами, горящими покрышками, ранеными и погибшими. Все это требовало новых навыков: новости 24 часа в сутки, проверка фактов в экстремальных условиях и ускоренными темпами, освоение азов техники безопасности и первой медицинской помощи прямо под пулями и на горящих баррикадах.

Серьезным испытанием стали и вопросы этического характера: выбор между «журналист-наблюдатель» и «гражданин – участник протестов». Бросать камни или держать камеру? Петь гимн или снимать? И как вообще писать об этом всем беспристрастно? На последние вопросы журналисты ищут ответ по сей день.

2014. Аннексия Крыма: журналистика без правил

Крымские события учили журналистов доверять интуиции в вопросах безопасности – в Крыму впервые им довелось побывали в заложниках, подвергаться обыскам, угрозам о расправе и незаконному недопущению на всё еще украинскую территорию. Тем же украинским журналистам, которые остались на территории оккупированного Крыма, по сей день приходится привыкать к новой реальности и суровой цензуре: по российским законам, действующим на территории полуострова, можно попасть под арест за призывы вернуть Крым в Украину (призыв к сепаратизму), или просто  критику власти (экстремистская деятельность или клевета).  

2014. Военная журналистика по-украински

Военная журналистика родилась в Украине с самопровозглашением так называемых «народных республик» в Донецкой и Луганской областях. Тут журналисты получили солидный опыт работы под обстрелами, жизни с солдатами и волонтёрами, учились не раскрывать военные позиции в публикациях, выбираться из плена и отходить от послевоенного синдрома.


Фото - bbc.com
 

Крымский сценарий повторяется: сначала Владимир Путин уверяет, что воюют местные, и никаких российских войск в Украине нет. Хотя не раз публиковались доказательства присутствия российских войск на Донбассе и многократных обстрелов украинской территории со стороны РФ. И только в 2015 он таки признается, что они есть, но «не регулярные», а просто люди, которые «занимаются там решением определенных вопросов в военной сфере».

Российское отрицание своего присутствия и навязывание версии о «гражданской войне» вносит путаницу в термины и выносит дискуссию на международный уровень. Кто воюет на Востоке: террористы, сепаратисты или российские войска? Что происходит: украинский кризис, АТО, вооруженный конфликт, война с Россией или гражданская война? «ЛНР» и «ДНР» в кавычках или нет? Что это вообще за образования: «непризнанные государства», «самопровозглашенные республики» или «временно оккупированные территории»? Все эти термины параллельно встречаются в СМИ и являются маркерами восприятия конфликта.

2014. Начало дезинформационной войны

В том же 2014 году пришло осознание, что война, которая ведется в информационном поле против Украины, далеко не информационная, а дезинформационная. Она базируется не только на одностороннем освещении событий российскими СМИ, но и на явных мифах, искажении фактов, откровенной лжи и постановочных сюжетах.

Наркотики на Майдане, кровавая «хунта», сожженный заживо «Беркут», распятые мальчики, срубленные березы, вырытое «украми» Чёрное море, фейковые фотографии в качестве доказательств, актрисы, играющие различные роли в антиукраинских «новостных» сюжетах.

Это дало толчок развитию сопротивления с украинской стороны – родились такие проекты, как Stop Fake, разоблачающие фейковые информационные вбросы российских СМИ. Появились еженедельные мониторинги российской пропаганды, изучающие изменения в риторике и сообщениях. В Украине также основали весьма спорное Министерство информации, и появились такие скандальноизвестные волонтёрские организации, как «Миротворец». Последний опубликовал базу данных журналистов, в том числе из ведущих международных изданий, получавших аккредитацию в «ДНР», тем самым нарушив закон о персональных данных.

2014. Создание общественного вещания  

О необходимости создать общественного вещание, то есть запустить некоммерческие телевидение и радио, которые будут независимыми от власти и бизнеса, заговорили еще в средине 90-х. В 1997 году появился закон об общественном вещании, но он так и не вступил в силу. Потом были новые законопроекты и множество попыток принять их. В апреле 2014 года, под давлением ЕС, это наконец случилось. Понадобилось 17 лет. На тот момент среди европейских стран общественное вещание отсутствовало только в Украине и Беларуси.

Буквально сразу же начался (и пока не завершился) процесс трансформации «Первого Национального» канала и всех его региональных редакций в общественного вещателя. Название канала изменили на UA:Перший, запустили новые программы. Не смотря на это, рейтинг канала составляет менее 1% аудитории и является рекордно низким за всю его историю.

2016. Ликвидация государственных СМИ

В начале года заработал закон, который обязывает органы власти выйти из состава соучредителей медиа. На реорганизацию отвели три года. За это время редакции должны адаптироваться к новым реалиям и найти источники финансирования, которые заменят им дотации из бюджета.

Такой шаг был необходим, чтобы избавится от влияния власти на медиа. Украина стала одной из последних постсоветских стран, не считая России и Беларуси, которая провела эту реформу.

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

MYMEDIA составили список ключевых событий, которые сформировали  медиапространство независимой Украины, изменили его или стали знаковыми.

 

1991. Запуск газеты Post-Поступ

Львовский журналист Александр Кривенко начинает издавать одну из первых независимых газет — Post-Поступ. Она иронична, критична ко власти и всему советскому, поэтому большинство журналистов публикуются под псевдонимами. Там начинают свои карьеры Георгий Гонгадзе, основатель «Украинской Правды» (УП), его супруга и журналистка Мирослава Гонгадзе, соосновательница УП Алена Притула, редактор «Исторической Правды» Вахтанг Кипиани, писатель Юрий Андрухович.

1992. Появление коммерческих телеканалов

Заработал первый негосударственный телеканал — ICTV. Потом в Донецке в 1993 появился канал «Украина», в 1995 – «1+1», в 1996 – «Интер», а в 1997 – СТБ. Эти каналы до сир пор являются лидерами рынка и делят его между собой.

К 2010 году оформилась проблема, которую называют одной из главных угроз независимых СМИ в Украине – олигархизация. Центральные телеканалы выкупили бизнесмены с политическими интересами и влиянием. Имена владельцев длительное время официально не афишировались, хотя большинство были известны благодаря журналистским расследованиям. Лишь в 2015 году с принятием закона о прозрачности собственности СМИ, каналы официально раскрыли своих владельцев.

Сейчас телерынок делят между собой Игорь Коломойский  и Игорь Сукис (1+1), Дмитрий Фирташ, Валерий Хорошковский, Сергей Лёвочкин («Интер»), Виктор Пинчук и Елена Пнчук (ICTV, СТБ, «Новы канал») и Ринат Ахметов («Украина»). Здесь можно посмотреть инфографику.   

1992. Регистрация первого домена UA

Украинские СМИ выходят в интернет спустя пять лет после того, как в стране появляется интернет — в 1997-98 годах газеты «Зеркало недели», «День» и «Сегодня»выкладывают в сеть электронные версии своих изданий. Тогда же сайтом обзаводится первое информационное агентство — «Интерфакс-Украина».

Интернетом в то время пользовалось лишь 0,3% процента населения Украины, то есть около 150 тысяч человек. Для сравнения: в2016 году в сети уже 19,6 млн. украинцев или 44,1% населения.

1992. В Украину приходят западные доноры

Сразу же после распада СССР в Украину приходит Агентство США по международному развитию (USAID). Оно выделяет деньги на развитие рыночной экономики и демократизацию общества. Поддержка независимых медиа и свободы слова — один из его приоритетов. Лишь с 1992 по 2011 год USAID потратил на это $1,7 млн.

Постепенно в Украину приходят и другие доноры — NED, Internews, фонд «Відродження». Поддерживают независимые медиа и правительства Британии, Германии,  Норвегии, Швеции, Дании.  

Деньги идут на образовательные программы для журналистов, разработку информационного законодательства, отвечающего демократическим принципам, поддержку журналистских проектов и расследований.  

1996. Принята Конституция Украины

Конституция, которую утвердила Верховная Рада в 1996, закрепляла права граждан и журналистов на свободу слова и мысли. Это означало, что украинские журналисты, привыкшие к идеологическому контролю партии и к постоянному ущемлению прав в советской Украине, наконец получили гарантии свободы слова. Цензура запрещена статьей 15 Конституции, а также законами об информации, прессе, телерадиокомпаниях и информационных агентствах.

2000. Дело Георгия Гонгадзе

Убийство основателя издания «Украинская правда» является одним из самых громких криминальных дел и покушений на независимую журналистику в Украине.

Георгий критиковал власть, расследовал деятельность президента Леонида Кучмы и его окружения, за что не раз получал звонки с угрозами. 16 сентября 2000 года он исчез, а через полтора месяца в лесу под Киевом нашли его обезглавленное тело. Расследование длилось 13 лет, и лишь в 2013 году установили исполнителя убийства — бывшего высокопоставленного сотрудника МВД Алексея Пукача. Его приговорили к пожизненному заключению. Заказчики до сих пор не найдены. В 2015 следствие снова возобновили. Убийство связывают с экс-президентом Леонидом Кучмой.

2001. Открытие Могилянской школы журналистики

Это учебное заведение ввело новый формат журналистского образования в Украине — с акцентом на практическую подготовку, а не теорию. Студенты сами готовят настоящие теле- и радио сюжеты, пишут, монтируют и выдают программы в эфир под руководством преподавателей – практикующих журналистов и приглашенных профессоров западных университетов. Некоторые курсы от зарубежных преподавателей читаются на английском языке. 

В 2011 появляется мощный конкурент на рынке медийного образования – Школа журналиситки Украинского католического университета во Львове. Идея та же – learning by doing. Уже во время обучения студенты публикуют свои работы в лучших украинских СМИ, регулярно проходят стажировки за границей и в Украине, создают собственные медиапроекты. На протяжении всего года для них проводят мастер-классы лучших журналистов-практиков, редакторов и медиаменеджеров (в том числе зарубежных), устраивают выездные медиашколы. Они стали возможны благодаря тому, что Школа журналистики серьезно подошла к фандрейзингу —  поиску дополнительного финансирования у доноров и спонсоров. Этим у них на протяжении всего года занимаются несколько специально нанятых менеджеров.

На сегодняшний день эти два ВУЗа предлагают самое современное журналистское образование в Украине. 

2002. Появление «темников» Кучмы

Обнародовали документы, которые доказывали: администрация президента Кучмы рассылает национальным телеканалам подробные инструкции о том, какие политические события освещать, как именно, а какие — нет. Речь шла о грубой цензуре и формировании властями повестки дня.

На заре Оранжевой Революции в 2004 году 7 журналистов ТСН сообщили, что увольняются из-за невозможности «отказаться от темников и цензуры». Позже к ним присоединились и другие журналисты ведущих каналов страны, даже на тот момент государственного «Первого национального». Темники исчезли в 2004 году, с уходом Кучмы и приходом Виктора Ющенко ко власти.

2004. Рождение джинсы

На смену «темникам» пришла джинса и порождающая ее самоцензура. Редактор европейского офиса медиаорганизации Internews Дэниел Брюс датирует рождение джинсы 2004 годом. Именно тогда медиа начали предлагать политическим партиям и бизнесу «платный сервис»: материалы, которые выглядят как редакционные, а на самом деле являются рекламными, продвигают интересы заказчика и нарушают стандарты журналистики.

Медиакритик Отар Довженко вспоминает, что всерьез о джинсе в украинском медиапространстве заговорили с 2005 года. Тогда же общественные организации начали борьбу с ней: «Детектор медиа», Институт массовой информации, Академия украинской прессы и другие регулярно проводят мониторинги медиа, указывают на СМИ, которые больше всего джинсуют, и тех, кто это чаще всего заказывает.

2005. Повышение позиций в рейтинге свободы слова

За время правления Виктора Ющенко Украина в рейтинге свободы слова «Репортёров без границ» занимала самые высокие позиции за историю независимой Украины. Причем они стабильно росли — мы поднялись с 138 места в 2004 году на 87 в 2008.

 
Источник: 112.ua
 
 
Особых претензий к свободе слова во времена Ющенко не было и у ОБСЕ. Зато они нашлись у самих украинских журналистов. Те были недовольны созданием комиссии по вопросам морали. Ее целью было уберечь молодёжь от дурного влияния в информпространстве, но субъективность вопросов морали оставляли слишком широкое поле для манёвров. К примеру, тогда под запрет продажи «из-за порнографии» попали книги известных украинских прозаиков Олеся Ульяненка и Юрия Винничука. Ликвидировать комиссию удалось только в 2015 при президенте Порошенко.

После прихода к власти Виктора Януковича в 2010, рейтинг свободы слова резко ухудшился — Украина оказалась на 131 месте из 173.

2005. Начало эры политических ток-шоу

В сентябре 2005 Савик Шустер, ранее работавший на российском канале НТВ, запускает на ICTV политическое ток-шоу «Свобода слова» в новом для украинского ТВ формате. Уже через год оно получает премию «Телетриумф» как лучшее ток-шоу, в последующем собирает еще пять аналогичных наград, имеет стабильно высокие рейтинги и подталкивает другие телеканалы запускать собственные политические ток-шоу. Вскоре выходят «Свобода слава» з Андреем Куликовым и «Большая политика» с Евгением Киселевым. Ток-шоу развлекают страну затяжными политическими сериалами, отображая хаос украинской политической жизни – драки из Верховной Рады время от времени перемещаются в студии то к одному ведущему, то к другому.

2013. Рейдерский захват оппозиционного канала ТВі

Телеканал ТВі, появившийся в 2008 году, считался «единственным независимым оппозиционным телеканалом» до рейдерского захвата в 2013 году. На нем работали известнейшие оппозиционные журналисты: Мустафа Найем, Роман Скрипин, Евгений Киселев, Кирилл Лукеренко, Денис Бигус, Павел Шеремет, Анастасия Станко, Андрей Сайчук, Сакен Аймурзаев и другие.

В апреле 2013 журналистам внезапно представили нового владельца, старого объявили несуществующим. На следующий день уволили ведущего программы «Проти ночі» Павла Шеремета. Большинство журналистов объявили забастовку и отказались выходить в эфир. Так продолжалось больше недели, а потом Мустафе Найему, который был тогда председателем профсоюза ТВі, руководство выдвинуло ультиматум: либо он выходит в эфир, либо будет уволен. Найем уволился сам, а вслед за ним – еще 30 сотрудников телеканала. Через несколько месяцев уволившиеся журналисты стали основой проекта Hromadske.tv

2013. Покупка Сергеем Курченко UMH Group

Молодой миллионер Сергей Курченко, попавший в санкционный список США и бежавший после Майдана в Россию, за год до этого приобрел один из крупнейших медиахоллдингов Украины — UMH Group. Туда входили ведущие украинские журналы «Корреспондент», Forbes, газеты «Комсомольская правда в Украине» и «Аргументы и факты».

Тогдашний главный редактор Forbes Владимир Федорин объяснил решение Курченко, приближенного к Виктору Януковичу, желанием «заткнуть журналистам рот перед президентскими выборами, отбелить свою репутацию и использовать издание для решения вопросов, которые не имеют ничего общего с медиа-бизнесом». До конца 2013 года главные редакторы и многие журналисты этих изданий увольнялись «по собственному желанию», заявляя о случаях цензуры.

Места работы покинули одновременно 14 журналистов Forbes Украина, среди которых – Севгиль Мусаева-Боровик, нынешний главред «Украинской Правды», и Александр Акименко, основатель интернет-журнала Platfor.ma. Ушёл так же главред журнала «Корреспондент» Виталий Сыч, вскоре открыв собственное издание «Новое Время», куда перешли работать многие коллеги из «Корреспондента».

2013. Феномен Hromadske.UA

Вначале мало кто верил в идею создания успешного общественного телевидения без собственника, выходящего только в интернете, существующего на грантовые средства и поддержку неравнодушных телезрителей. Идея появилась у журналиста Романа Скрыпина и ее охотно поддержала команда только что уволившихся журналистов ТВі и других крупных украинских СМИ. Проекту помогла взлететь революция на Майдане 2013-2014, активное освещение которой сделало его едва ли не самым популярным украинским СМИ того времени.

Не смотря на дешевую студию и стримы с планшетов, в пиковые дни онлайн-трансляции смотрели одновременно более 100 тысяч человек, а в день количество просмотров иногда превышало миллион. Уникальным был и успех краудфандинговой компании – команде удалось собрать более миллиона гривен на платформе «Спільнокошт». Вскоре по всей Украине Hromadske.UA начала появляться сеть локальных инициатив Hromadske. Сейчас они есть почти во всех крупных городах.

Совместное управление платформой и финансами оказалось непростой задачей, команда успела сильно рассориться и переформатироваться, но все же Hromadske.tv стало значимым явлением украинского медиапространства.

2014. Революция Достоинства: рождение журналистики конфликтов

До Майдана журналистика конфликтов для украинских медийщиков существовала лишь в учебниках. Впервые в 2013-14 годах наши журналисты столкнулись с массовым избиением людей, баррикадами, захватом административных зданий, силовым разгоном демонстрантов, перестрелками, водометами, горящими покрышками, ранеными и погибшими. Все это требовало новых навыков: новости 24 часа в сутки, проверка фактов в экстремальных условиях и ускоренными темпами, освоение азов техники безопасности и первой медицинской помощи прямо под пулями и на горящих баррикадах.

Серьезным испытанием стали и вопросы этического характера: выбор между «журналист-наблюдатель» и «гражданин – участник протестов». Бросать камни или держать камеру? Петь гимн или снимать? И как вообще писать об этом всем беспристрастно? На последние вопросы журналисты ищут ответ по сей день.

2014. Аннексия Крыма: журналистика без правил

Крымские события учили журналистов доверять интуиции в вопросах безопасности – в Крыму впервые им довелось побывали в заложниках, подвергаться обыскам, угрозам о расправе и незаконному недопущению на всё еще украинскую территорию. Тем же украинским журналистам, которые остались на территории оккупированного Крыма, по сей день приходится привыкать к новой реальности и суровой цензуре: по российским законам, действующим на территории полуострова, можно попасть под арест за призывы вернуть Крым в Украину (призыв к сепаратизму), или просто  критику власти (экстремистская деятельность или клевета).  

2014. Военная журналистика по-украински

Военная журналистика родилась в Украине с самопровозглашением так называемых «народных республик» в Донецкой и Луганской областях. Тут журналисты получили солидный опыт работы под обстрелами, жизни с солдатами и волонтёрами, учились не раскрывать военные позиции в публикациях, выбираться из плена и отходить от послевоенного синдрома.


Фото - bbc.com
 

Крымский сценарий повторяется: сначала Владимир Путин уверяет, что воюют местные, и никаких российских войск в Украине нет. Хотя не раз публиковались доказательства присутствия российских войск на Донбассе и многократных обстрелов украинской территории со стороны РФ. И только в 2015 он таки признается, что они есть, но «не регулярные», а просто люди, которые «занимаются там решением определенных вопросов в военной сфере».

Российское отрицание своего присутствия и навязывание версии о «гражданской войне» вносит путаницу в термины и выносит дискуссию на международный уровень. Кто воюет на Востоке: террористы, сепаратисты или российские войска? Что происходит: украинский кризис, АТО, вооруженный конфликт, война с Россией или гражданская война? «ЛНР» и «ДНР» в кавычках или нет? Что это вообще за образования: «непризнанные государства», «самопровозглашенные республики» или «временно оккупированные территории»? Все эти термины параллельно встречаются в СМИ и являются маркерами восприятия конфликта.

2014. Начало дезинформационной войны

В том же 2014 году пришло осознание, что война, которая ведется в информационном поле против Украины, далеко не информационная, а дезинформационная. Она базируется не только на одностороннем освещении событий российскими СМИ, но и на явных мифах, искажении фактов, откровенной лжи и постановочных сюжетах.

Наркотики на Майдане, кровавая «хунта», сожженный заживо «Беркут», распятые мальчики, срубленные березы, вырытое «украми» Чёрное море, фейковые фотографии в качестве доказательств, актрисы, играющие различные роли в антиукраинских «новостных» сюжетах.

Это дало толчок развитию сопротивления с украинской стороны – родились такие проекты, как Stop Fake, разоблачающие фейковые информационные вбросы российских СМИ. Появились еженедельные мониторинги российской пропаганды, изучающие изменения в риторике и сообщениях. В Украине также основали весьма спорное Министерство информации, и появились такие скандальноизвестные волонтёрские организации, как «Миротворец». Последний опубликовал базу данных журналистов, в том числе из ведущих международных изданий, получавших аккредитацию в «ДНР», тем самым нарушив закон о персональных данных.

2014. Создание общественного вещания  

О необходимости создать общественного вещание, то есть запустить некоммерческие телевидение и радио, которые будут независимыми от власти и бизнеса, заговорили еще в средине 90-х. В 1997 году появился закон об общественном вещании, но он так и не вступил в силу. Потом были новые законопроекты и множество попыток принять их. В апреле 2014 года, под давлением ЕС, это наконец случилось. Понадобилось 17 лет. На тот момент среди европейских стран общественное вещание отсутствовало только в Украине и Беларуси.

Буквально сразу же начался (и пока не завершился) процесс трансформации «Первого Национального» канала и всех его региональных редакций в общественного вещателя. Название канала изменили на UA:Перший, запустили новые программы. Не смотря на это, рейтинг канала составляет менее 1% аудитории и является рекордно низким за всю его историю.

2016. Ликвидация государственных СМИ

В начале года заработал закон, который обязывает органы власти выйти из состава соучредителей медиа. На реорганизацию отвели три года. За это время редакции должны адаптироваться к новым реалиям и найти источники финансирования, которые заменят им дотации из бюджета.

Такой шаг был необходим, чтобы избавится от влияния власти на медиа. Украина стала одной из последних постсоветских стран, не считая России и Беларуси, которая провела эту реформу.

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *