Статьи

Как войти в доверие к солдатам, чего не стоит писать на Facebook и как вести себя, если ты попал в плен? Об этом на мастер-классе от Школы журналистики УКУ и MYMEDIA рассказал Павел Каныгин, репортёр российской «Новой Газеты», который с начала военных действий работал в зоне АТО и не раз успел побывать в плену у ДНР.

1.       Выстраивайте доверительные отношения со своими героями. Я всегда писал всё именно так, как мне говорили рассказчики, не передёргивая. Потом им приносили мои материалы, они убеждались в том, что я нормальный журналист и соглашались на следующие встречи.

2.       Не приезжайте к солдатам с пустыми руками. Тебе нужен репортаж, а ему нечего есть. Там нет волонтёров, некому привозить еду. Ты журналист, но в этой ситуации ты в первую очередь человек. Люди намного охотнее с тобой общаются, если ты им помогаешь – видят, что ты не урод. Ты приносишь им еду и сигареты и собираешь свой материал. Это выигрышная ситуация для обеих сторон.

 

3.       От соблюдения журналистских стандартов в горячих точках зависит безопасность журналиста. Журналистика в конфликтных зонах мало чем отличается от обычной. Отличия только в том, что стандарты гражданской журналистики – сохранять беспристрастие, давать слово всем сторонам, не занимать ничьей позиции – приобретают жизненно важное значение, когда ты находишься на территории конфликта. Иначе ты рискуешь оказаться в ситуации, когда жизни будет угрожать опасность.

4.       Не стоит высказывать оценочные суждения, даже на Facebook. Когда я освещал «референдум» в Артёмовске, я совершил постыдную ошибку – начал давать оценки событиям. Я думал, что Facebook никто не читает. У меня пара тысяч подписчиков, в основном все из России... И вот на «референдуме» я увидел, что на столе лежат бюллетени и их можно взять себе на память. Скинул фото на Facebook, написал что-то типа «Ахаха, какой же это референдум?». Это был стёб, но всё равно оценочный. Конечно, их там в Артемовске это сильно взбесило. Как выяснилось, они всё про себя читают, даже эти полубандитские группировки знают, как заходить в Google и Facebook. Они увидели,что я насмехаюсь над их святым днём и мне пришлось пробыть шесть часов в плену и получить в глаз. Если бы я закрыл свой Facebook, такой ситуации бы не было. Если ты не можешь держать эмоцию в себе, то нужно нажать кнопочку в Facebook– только для друзей.

5.       Нельзя обращать внимание на лайки.

Когда журналист обращает внимание на лайки, он перестаёт быть журналистом и становится заложником своих лайкеров. Как Аркадий Бабченко, который стал зависим украинского сегмента своей аудитории

Если вы будете просто давать объективную картину, вы заимеете читателей и по ту, и по другую сторону. Читатель всегда находит ту информацию, которая ему нужна, и он будет читать всё.

6.       Похитители из ДНР боятся гласности и московских «начальников». Если журналист попал в плен – нужно сразу придавать гласности.  Когда я попал в плен на Донбассе, мои коллеги повели себя очень правильно – они не стали идти ни с кем на переговоры, а сразу объявили в медиа о похищении. Нет ничего хуже для товарищей из ДНР, чем ситуация, когда они оказываются в роли нелегитимных похитителей, которые творят беспредел. Они хотят, чтобы с ними важные дяди в Минске здоровались за ручку. А когда выясняется, что они похищают журналистов, это давит им на больное место.

ДНРвовцы трусливы – они знают, что когда они бьют людей, их никто не увидит.  Их главный страх – когда их злодеяния начинают как-то фиксировать медиа. Когда они меня били, то думали, что никаких следов не останется и нельзя будет придраться. Они были уверены, что посадят меня в подвал на 30 дней и мои синяки сойдут. А когда я выйду и начну рассказывать, что меня били,  они скажут, что я наркоман, и даже покажут справку. Но не сработало – они переоценили свои силы.

 

7.       Чем дольше заложник находится в плену, тем менее охотно похититель его отпускает. Он начинает взвешивать: больше попрошу выкуп, ну раз я уже ввязался, надо ждать дальше…

Практика показала, что в большинстве случаев заложник выходит либо через сутки после похищения, либо ему приходится ждать длительный период

8.       Попадая в плен, в первую очередь узнайте, какие цели преследуют похитители. Это деньги, обмен, или ещё что-то? Вам нужно предложить варианты. Можно даже торговаться. Чем скорее этот разговор состоится, тем лучше. 

9.       Нельзя вступать в спор с вооружёнными людьми. Нужно сдерживаться. Если вы будете спорить с вооружённым человеком, он отстрелит вам голову.

10.   Записывайте на диктофон всё, что говорится. Даже если запись будет длиться очень долго. Детали в репортаже очень важны и их всегда очень много. Особенно в зоне АТО,когда происходит что-то очень быстрое, резкое и динамичное. Не обязательно потом прослушивать всё. Но при включенном диктофоне даже лучше запоминается. Когда прослушиваешь, по-новому смотришь на детали, на которые в момент разговора не обращаешь внимания.

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

Как войти в доверие к солдатам, чего не стоит писать на Facebook и как вести себя, если ты попал в плен? Об этом на мастер-классе от Школы журналистики УКУ и MYMEDIA рассказал Павел Каныгин, репортёр российской «Новой Газеты», который с начала военных действий работал в зоне АТО и не раз успел побывать в плену у ДНР.

1.       Выстраивайте доверительные отношения со своими героями. Я всегда писал всё именно так, как мне говорили рассказчики, не передёргивая. Потом им приносили мои материалы, они убеждались в том, что я нормальный журналист и соглашались на следующие встречи.

2.       Не приезжайте к солдатам с пустыми руками. Тебе нужен репортаж, а ему нечего есть. Там нет волонтёров, некому привозить еду. Ты журналист, но в этой ситуации ты в первую очередь человек. Люди намного охотнее с тобой общаются, если ты им помогаешь – видят, что ты не урод. Ты приносишь им еду и сигареты и собираешь свой материал. Это выигрышная ситуация для обеих сторон.

 

3.       От соблюдения журналистских стандартов в горячих точках зависит безопасность журналиста. Журналистика в конфликтных зонах мало чем отличается от обычной. Отличия только в том, что стандарты гражданской журналистики – сохранять беспристрастие, давать слово всем сторонам, не занимать ничьей позиции – приобретают жизненно важное значение, когда ты находишься на территории конфликта. Иначе ты рискуешь оказаться в ситуации, когда жизни будет угрожать опасность.

4.       Не стоит высказывать оценочные суждения, даже на Facebook. Когда я освещал «референдум» в Артёмовске, я совершил постыдную ошибку – начал давать оценки событиям. Я думал, что Facebook никто не читает. У меня пара тысяч подписчиков, в основном все из России... И вот на «референдуме» я увидел, что на столе лежат бюллетени и их можно взять себе на память. Скинул фото на Facebook, написал что-то типа «Ахаха, какой же это референдум?». Это был стёб, но всё равно оценочный. Конечно, их там в Артемовске это сильно взбесило. Как выяснилось, они всё про себя читают, даже эти полубандитские группировки знают, как заходить в Google и Facebook. Они увидели,что я насмехаюсь над их святым днём и мне пришлось пробыть шесть часов в плену и получить в глаз. Если бы я закрыл свой Facebook, такой ситуации бы не было. Если ты не можешь держать эмоцию в себе, то нужно нажать кнопочку в Facebook– только для друзей.

5.       Нельзя обращать внимание на лайки.

Когда журналист обращает внимание на лайки, он перестаёт быть журналистом и становится заложником своих лайкеров. Как Аркадий Бабченко, который стал зависим украинского сегмента своей аудитории

Если вы будете просто давать объективную картину, вы заимеете читателей и по ту, и по другую сторону. Читатель всегда находит ту информацию, которая ему нужна, и он будет читать всё.

6.       Похитители из ДНР боятся гласности и московских «начальников». Если журналист попал в плен – нужно сразу придавать гласности.  Когда я попал в плен на Донбассе, мои коллеги повели себя очень правильно – они не стали идти ни с кем на переговоры, а сразу объявили в медиа о похищении. Нет ничего хуже для товарищей из ДНР, чем ситуация, когда они оказываются в роли нелегитимных похитителей, которые творят беспредел. Они хотят, чтобы с ними важные дяди в Минске здоровались за ручку. А когда выясняется, что они похищают журналистов, это давит им на больное место.

ДНРвовцы трусливы – они знают, что когда они бьют людей, их никто не увидит.  Их главный страх – когда их злодеяния начинают как-то фиксировать медиа. Когда они меня били, то думали, что никаких следов не останется и нельзя будет придраться. Они были уверены, что посадят меня в подвал на 30 дней и мои синяки сойдут. А когда я выйду и начну рассказывать, что меня били,  они скажут, что я наркоман, и даже покажут справку. Но не сработало – они переоценили свои силы.

 

7.       Чем дольше заложник находится в плену, тем менее охотно похититель его отпускает. Он начинает взвешивать: больше попрошу выкуп, ну раз я уже ввязался, надо ждать дальше…

Практика показала, что в большинстве случаев заложник выходит либо через сутки после похищения, либо ему приходится ждать длительный период

8.       Попадая в плен, в первую очередь узнайте, какие цели преследуют похитители. Это деньги, обмен, или ещё что-то? Вам нужно предложить варианты. Можно даже торговаться. Чем скорее этот разговор состоится, тем лучше. 

9.       Нельзя вступать в спор с вооружёнными людьми. Нужно сдерживаться. Если вы будете спорить с вооружённым человеком, он отстрелит вам голову.

10.   Записывайте на диктофон всё, что говорится. Даже если запись будет длиться очень долго. Детали в репортаже очень важны и их всегда очень много. Особенно в зоне АТО,когда происходит что-то очень быстрое, резкое и динамичное. Не обязательно потом прослушивать всё. Но при включенном диктофоне даже лучше запоминается. Когда прослушиваешь, по-новому смотришь на детали, на которые в момент разговора не обращаешь внимания.

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *