Статьи

Антиукраинская истерия в российских СМИ в долгосрочной перспективе ударит по интересам Кремля в Украине.

С 1654-го года Россия, как и всякая уважающая себя империя, пытается создать в Украине морально-идеологическую базу для удержания в своих границах новоприобретённой колонии. Помимо традиционных силовых мер, Москва всегда пыталась дать ответ на вопрос «Зачем?» и украинцам, и своим гражданам.

Для покорения самых ближних территорий (от Новгородской республики до Беларуси с Украиной) Москва использовала тезис о «собирание русских земель», растерянных Рюриковичами, и православную религию в качестве религиозного довода. Впрочем, с Украиной ситуация была особая: игнорировать очевидные различия между населением территории современной Украины и населением тогдашнего Московского царства (язык, культура, образ жизни) тех времен было решительно невозможно, и возникла необходимость создания для Украины особой доктрины. В то же время, здесь было слишком дорого вести исключительно завоевательно-усмирительную политику с «зачистками» аулов, как на Кавказе, поэтому привязывание украинцев к русским с помощью идеологии и точечного применения репрессий несло гораздо меньше издержек.

Решение было найдено само собой: всё официальное позиционирование украинского народа в отношении к русскому народу в составе Российской империи стало описываться в концепции »младший брат»

Собственно, с постепенным внедрением этой концепции в умах русских людей возник стереотип об украинцах как о таких же русских, которые только немного странноваты и чуточку глупее. То есть они как бы есть, эти странные «хохлы» с вышиванками и своей смешной «мовой», но на самом деле, конечно, их нет, и вся эта их сельская псевдо-культура – вздор от безделья. Концепция «младшего брата» с одной стороны приравнивала т.н. «малороссов» к т.н. «великороссам», как бы давая равные права на участие в историческом пути России, с другой стороны – благодаря множеству барьеров и слабой работе социальных лифтов не позволяла украинцам окончательно ассимилироваться с русскими за столетия пребывания в Российской империи.

Главным результатом концепции «младший брат» стало то, что Москве удалось убедить и собственное население, и множество украинцев в том, что они не имеют собственной полноценной культуры и не способны построить собственное государство.

Особого внимания заслуживает освещение истории Украины. Российским историкам удалось создать картину мира, в которой почти каждый украинский политический деятель, который посмел в открытую выступить против Москвы, имеет имидж «предателя». Мазепа, Петлюра, Бандера – среднестатистический россиянин рефлективно морщится услышав эти фамилии, хотя вряд ли способен конструктивно объяснить, почему он не любит этих людей и в чём они провинились.

В то же время, большинство россиян понятия не имеют, кто такой тот же тот же Вячеслав Чорновол, к которому подкопаться несколько сложнее. В российской литературе много полемики и споров по поводу «белых» и «красных», но очень сложно найти хоть одно позитивное упоминание о «петлюровцах», не говоря уже о «бандеровцах» более поздних времен. Российские историки любят много писать об антипольских казацких восстаниях 17-го века или о героизме украинских красных партизан в борьбе с гитлеровцами, но всячески умалчивают о Крутах и Холодном яру.

Выходит, что украинцы либо героически сражались плечом к плечу с русскими (и, что примечательно, всегда русские неизменно играли ключевую роль в войне), либо не сражались вообще.

Итог всей этой исторической пропаганды весьма красноречив: множество россиян убеждены, что во всей украинской истории был лишь один великий деятель – Богдан Хмельницкий, главным достижением которого было присоединение Малороссии к Московскому царству

Впрочем, концепция «младшего брата» распространяется не только на историю. На житейском уровне среди россиян распространен стереотип, что украинцы – это исключительно сельские жители (в лучшем случае переехали в город совсем недавно). То есть, украинец – это обязательно такой жлоб в шароварах, который «шокает» и «гакает», пьет горилку и постоянно есть сало, и не способен ни на что, кроме строительных работ или там свиноводства. А украинский язык – это не более чем диалект, испорченный ополяченный русский язык, на котором не создаются серьезные литературные произведения и которым пользуются только в глубокой провинции.

Это соображение отрицает существование украинской интеллигенции и среднего класса, и даёт каждому образованному россиянину моральное право на то, чтобы чувствовать себя интеллектуально выше «хохлов». Концепция «младшего брата» подразумевает, что украинцы не способны на что-то, выходящее за пределы местячковой хуторянской культуры. Каждый, кто делает что-то исключительное, выделяется и нарекается «русским».

Королёв запускает людей в космос? Он, безусловно, русский. Гоголь пишет шедевры на русском языке? Без сомнений, он тоже русский. Патон строит мосты? Богомолец лечит людей? Остроградский формулирует теоремы? Они тоже все русские, само собой, потому что украинцы на всё это не способны, а если и способны, то только под наблюдением российских кураторов. Южмаш, Завод имени Малышева, ДнепроГЭС, 5 АЭС и многое другое – украинцы, конечно, ни капли крови и пота не пролили, ни одного чертежа не создали для создания этих объектов. Это всё появилось исключительно благодаря просвещенной Москве, да.

В итоге, концепция «младшего брата» привела к важному следствию на сегодняшний день: и украинцы, и русские получили некую идею того, как можно оправдать оккупацию украинских территорий Россией (либо открытую с помощью войск, либо скрытую с помощью создания ряда непризнанных республик). Эта концепция давала, даёт и будет давать те нужные слова, которые придется подбирать чиновнику, объясняющему вологодской женщине зачем её сын поперся воевать в Украину и умер там в бою. Также с помощью неё всегда можно объяснить многим колеблющимся украинцам, что «русские пришли защищать», что они «православные братья» и что их оккупация лучше, чем если бы пришли негры-американцы и геи-европейцы.

В то же время, несмотря на всё это, Россия всегда всячески отрицала само существование украинской нации. Что и понятно: обуздать людей, которые осознают себя отдельной нацией, всегда сложнее, чем безликое население, которое «вроде бы и русские, а вроде и не совсем»

Концепция «младшего брата» позволяла, с одной стороны, более-менее объяснить различия между народами и как-то уладить противоречия, с другой стороны, надёжно психологически привязывала украинцев к России.

Самое интересное, что конкретно сейчас Путин своими руками разрушает концепцию «младшего брата» в умах и россиян, и украинцев.

Вся эта «антифашистская» вакханалия на российских СМИ бездумно рушит в пух и прах выдержавшую догму о необходимости «совместного» пути украинцев и русских. В неистовом угаре патриотической истерии российские политтехнологи и СМИ явно перестарались, определив в «злостных нацистов» и «натовских прихлебателей» всех, кто поддерживал Майдан, т.е. миллионы украинцев без всяких преувеличений.

Как так получилось? Ответ простой: ошиблись. Поставили не на ту донецкую криминальную лошадку, которая своей лихой мастью смогла объединить против себя немногочисленных националистов и весь средний класс Украины, создав для Кремля кошмарную ситуацию, которая сулит большими проблемами в долгосрочной перспективе.

Сейчас сложно найти адекватного украинца, который бы сейчас поддерживал действия России в Украине. Только идиот не замечает, что в борьбе за Украину Кремль пользуется преимущественно услугами продажных политиков, коррумпированных ментов, титушек и прочих негодяев. Российские СМИ вываливают на украинцев чудовищную смесь из отборной лжи и оскорбительной пропаганды.

За какие-то несколько месяцев Путин настроил против России даже тех украинцев, кто всегда был более чем лоялен к ней. За какие-то полгода даже те, кто прожил большую часть жизни в СССР, готовы взяться за оружие для того, чтобы украинские территории не были захвачены путинскими завоевателями

Теперь очень сложно кого-то здесь убедить, что мы есть «младший брат» для России – с братьями так не поступают, и вообще совместная жизнь с таким «старшим братом» ничего хорошего не обещает.

Более того, усиленная антиукраинская пропаганда имеет еще и серьезный эффект на самих жителей РФ. Прямо сейчас для россиян создается новый образ врага, причем, как бы кто ни старался, из-за топорности исполнителей основная ненависть направляется в итоге не на Правый Сектор и на отдельных бандеровцев, а на украинцев вообще. На украинский язык. На украинский флаг. Соответственно, теперь меняется и восприятие украинцев как народа. Ведь теперь русский, встретив украинца где-нибудь заграницей, не может с уверенностью сказать, что тот не сражался с коктейлем Молотова в руках против ребят, которых поддерживал Кремль.

Это коренным образом меняет абсолютно всё. Усилиями СМИ слово «бандеровец» теперь не отголосок давней войны – это почти что синоним слова «украинец», и относится это слово ко всем, кто как-либо поддерживал Майдан. То есть, к большинству населения Украины.

Бандеровец – это сила. Пусть злая и жестокая с точки зрения россиян. Пусть неправильная и антирусская. Но – всё же это сила. Враг, с которым необходимо считаться. Враг, который может дать сдачи. Это не безобидный глупый хохол, которому хоть ссы в глаза – ему всё Божья роса. Это тот, с которым опасно жить под одной крышей и к которому стрёмно лезть с указаниями о том, как ему жить.

Если теперь произойдёт для Кремля чудо и Украина вернётся в сферу влияния России – как теперь вернуть назад концепцию «младшего брата»? Как теперь объяснить миллионам украинцев, что они должны покориться и принять кремлевские правила игры, как принимали раньше? Как миллионы россиян смирятся с тем, что им предстоит жить под одной крышей с народом фашистов, которые якобы убивали людей только лишь за использование русского языка? Как разрешить все эти идеологические противоречия, вызванные чрезмерно разгоревшейся пропагандой, которая была нужна для разрешения тактических проблем Путина?

А никак.

Идиоты в Кремле сейчас в истерике сами рушат всё то, что создавали столетиями их куда более талантливые предшественники.

И с каждым днём Украина отдаляется от них всё дальше.

Публикация подготовлена для блога radagor.livejournal.com и предоставлена для конкурса журналистских материалов об информационных войнах, организованном общественной организацией «Телекритика» и проектом MYMEDIA при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Дании (Danida).

Републикация конкурсных материалов всячески приветствуется, при условии размещения активной гиперссылки на ресурс mymedia.org.ua. 

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

Антиукраинская истерия в российских СМИ в долгосрочной перспективе ударит по интересам Кремля в Украине.

С 1654-го года Россия, как и всякая уважающая себя империя, пытается создать в Украине морально-идеологическую базу для удержания в своих границах новоприобретённой колонии. Помимо традиционных силовых мер, Москва всегда пыталась дать ответ на вопрос «Зачем?» и украинцам, и своим гражданам.

Для покорения самых ближних территорий (от Новгородской республики до Беларуси с Украиной) Москва использовала тезис о «собирание русских земель», растерянных Рюриковичами, и православную религию в качестве религиозного довода. Впрочем, с Украиной ситуация была особая: игнорировать очевидные различия между населением территории современной Украины и населением тогдашнего Московского царства (язык, культура, образ жизни) тех времен было решительно невозможно, и возникла необходимость создания для Украины особой доктрины. В то же время, здесь было слишком дорого вести исключительно завоевательно-усмирительную политику с «зачистками» аулов, как на Кавказе, поэтому привязывание украинцев к русским с помощью идеологии и точечного применения репрессий несло гораздо меньше издержек.

Решение было найдено само собой: всё официальное позиционирование украинского народа в отношении к русскому народу в составе Российской империи стало описываться в концепции »младший брат»

Собственно, с постепенным внедрением этой концепции в умах русских людей возник стереотип об украинцах как о таких же русских, которые только немного странноваты и чуточку глупее. То есть они как бы есть, эти странные «хохлы» с вышиванками и своей смешной «мовой», но на самом деле, конечно, их нет, и вся эта их сельская псевдо-культура – вздор от безделья. Концепция «младшего брата» с одной стороны приравнивала т.н. «малороссов» к т.н. «великороссам», как бы давая равные права на участие в историческом пути России, с другой стороны – благодаря множеству барьеров и слабой работе социальных лифтов не позволяла украинцам окончательно ассимилироваться с русскими за столетия пребывания в Российской империи.

Главным результатом концепции «младший брат» стало то, что Москве удалось убедить и собственное население, и множество украинцев в том, что они не имеют собственной полноценной культуры и не способны построить собственное государство.

Особого внимания заслуживает освещение истории Украины. Российским историкам удалось создать картину мира, в которой почти каждый украинский политический деятель, который посмел в открытую выступить против Москвы, имеет имидж «предателя». Мазепа, Петлюра, Бандера – среднестатистический россиянин рефлективно морщится услышав эти фамилии, хотя вряд ли способен конструктивно объяснить, почему он не любит этих людей и в чём они провинились.

В то же время, большинство россиян понятия не имеют, кто такой тот же тот же Вячеслав Чорновол, к которому подкопаться несколько сложнее. В российской литературе много полемики и споров по поводу «белых» и «красных», но очень сложно найти хоть одно позитивное упоминание о «петлюровцах», не говоря уже о «бандеровцах» более поздних времен. Российские историки любят много писать об антипольских казацких восстаниях 17-го века или о героизме украинских красных партизан в борьбе с гитлеровцами, но всячески умалчивают о Крутах и Холодном яру.

Выходит, что украинцы либо героически сражались плечом к плечу с русскими (и, что примечательно, всегда русские неизменно играли ключевую роль в войне), либо не сражались вообще.

Итог всей этой исторической пропаганды весьма красноречив: множество россиян убеждены, что во всей украинской истории был лишь один великий деятель – Богдан Хмельницкий, главным достижением которого было присоединение Малороссии к Московскому царству

Впрочем, концепция «младшего брата» распространяется не только на историю. На житейском уровне среди россиян распространен стереотип, что украинцы – это исключительно сельские жители (в лучшем случае переехали в город совсем недавно). То есть, украинец – это обязательно такой жлоб в шароварах, который «шокает» и «гакает», пьет горилку и постоянно есть сало, и не способен ни на что, кроме строительных работ или там свиноводства. А украинский язык – это не более чем диалект, испорченный ополяченный русский язык, на котором не создаются серьезные литературные произведения и которым пользуются только в глубокой провинции.

Это соображение отрицает существование украинской интеллигенции и среднего класса, и даёт каждому образованному россиянину моральное право на то, чтобы чувствовать себя интеллектуально выше «хохлов». Концепция «младшего брата» подразумевает, что украинцы не способны на что-то, выходящее за пределы местячковой хуторянской культуры. Каждый, кто делает что-то исключительное, выделяется и нарекается «русским».

Королёв запускает людей в космос? Он, безусловно, русский. Гоголь пишет шедевры на русском языке? Без сомнений, он тоже русский. Патон строит мосты? Богомолец лечит людей? Остроградский формулирует теоремы? Они тоже все русские, само собой, потому что украинцы на всё это не способны, а если и способны, то только под наблюдением российских кураторов. Южмаш, Завод имени Малышева, ДнепроГЭС, 5 АЭС и многое другое – украинцы, конечно, ни капли крови и пота не пролили, ни одного чертежа не создали для создания этих объектов. Это всё появилось исключительно благодаря просвещенной Москве, да.

В итоге, концепция «младшего брата» привела к важному следствию на сегодняшний день: и украинцы, и русские получили некую идею того, как можно оправдать оккупацию украинских территорий Россией (либо открытую с помощью войск, либо скрытую с помощью создания ряда непризнанных республик). Эта концепция давала, даёт и будет давать те нужные слова, которые придется подбирать чиновнику, объясняющему вологодской женщине зачем её сын поперся воевать в Украину и умер там в бою. Также с помощью неё всегда можно объяснить многим колеблющимся украинцам, что «русские пришли защищать», что они «православные братья» и что их оккупация лучше, чем если бы пришли негры-американцы и геи-европейцы.

В то же время, несмотря на всё это, Россия всегда всячески отрицала само существование украинской нации. Что и понятно: обуздать людей, которые осознают себя отдельной нацией, всегда сложнее, чем безликое население, которое «вроде бы и русские, а вроде и не совсем»

Концепция «младшего брата» позволяла, с одной стороны, более-менее объяснить различия между народами и как-то уладить противоречия, с другой стороны, надёжно психологически привязывала украинцев к России.

Самое интересное, что конкретно сейчас Путин своими руками разрушает концепцию «младшего брата» в умах и россиян, и украинцев.

Вся эта «антифашистская» вакханалия на российских СМИ бездумно рушит в пух и прах выдержавшую догму о необходимости «совместного» пути украинцев и русских. В неистовом угаре патриотической истерии российские политтехнологи и СМИ явно перестарались, определив в «злостных нацистов» и «натовских прихлебателей» всех, кто поддерживал Майдан, т.е. миллионы украинцев без всяких преувеличений.

Как так получилось? Ответ простой: ошиблись. Поставили не на ту донецкую криминальную лошадку, которая своей лихой мастью смогла объединить против себя немногочисленных националистов и весь средний класс Украины, создав для Кремля кошмарную ситуацию, которая сулит большими проблемами в долгосрочной перспективе.

Сейчас сложно найти адекватного украинца, который бы сейчас поддерживал действия России в Украине. Только идиот не замечает, что в борьбе за Украину Кремль пользуется преимущественно услугами продажных политиков, коррумпированных ментов, титушек и прочих негодяев. Российские СМИ вываливают на украинцев чудовищную смесь из отборной лжи и оскорбительной пропаганды.

За какие-то несколько месяцев Путин настроил против России даже тех украинцев, кто всегда был более чем лоялен к ней. За какие-то полгода даже те, кто прожил большую часть жизни в СССР, готовы взяться за оружие для того, чтобы украинские территории не были захвачены путинскими завоевателями

Теперь очень сложно кого-то здесь убедить, что мы есть «младший брат» для России – с братьями так не поступают, и вообще совместная жизнь с таким «старшим братом» ничего хорошего не обещает.

Более того, усиленная антиукраинская пропаганда имеет еще и серьезный эффект на самих жителей РФ. Прямо сейчас для россиян создается новый образ врага, причем, как бы кто ни старался, из-за топорности исполнителей основная ненависть направляется в итоге не на Правый Сектор и на отдельных бандеровцев, а на украинцев вообще. На украинский язык. На украинский флаг. Соответственно, теперь меняется и восприятие украинцев как народа. Ведь теперь русский, встретив украинца где-нибудь заграницей, не может с уверенностью сказать, что тот не сражался с коктейлем Молотова в руках против ребят, которых поддерживал Кремль.

Это коренным образом меняет абсолютно всё. Усилиями СМИ слово «бандеровец» теперь не отголосок давней войны – это почти что синоним слова «украинец», и относится это слово ко всем, кто как-либо поддерживал Майдан. То есть, к большинству населения Украины.

Бандеровец – это сила. Пусть злая и жестокая с точки зрения россиян. Пусть неправильная и антирусская. Но – всё же это сила. Враг, с которым необходимо считаться. Враг, который может дать сдачи. Это не безобидный глупый хохол, которому хоть ссы в глаза – ему всё Божья роса. Это тот, с которым опасно жить под одной крышей и к которому стрёмно лезть с указаниями о том, как ему жить.

Если теперь произойдёт для Кремля чудо и Украина вернётся в сферу влияния России – как теперь вернуть назад концепцию «младшего брата»? Как теперь объяснить миллионам украинцев, что они должны покориться и принять кремлевские правила игры, как принимали раньше? Как миллионы россиян смирятся с тем, что им предстоит жить под одной крышей с народом фашистов, которые якобы убивали людей только лишь за использование русского языка? Как разрешить все эти идеологические противоречия, вызванные чрезмерно разгоревшейся пропагандой, которая была нужна для разрешения тактических проблем Путина?

А никак.

Идиоты в Кремле сейчас в истерике сами рушат всё то, что создавали столетиями их куда более талантливые предшественники.

И с каждым днём Украина отдаляется от них всё дальше.

Публикация подготовлена для блога radagor.livejournal.com и предоставлена для конкурса журналистских материалов об информационных войнах, организованном общественной организацией «Телекритика» и проектом MYMEDIA при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Дании (Danida).

Републикация конкурсных материалов всячески приветствуется, при условии размещения активной гиперссылки на ресурс mymedia.org.ua. 

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *