Статьи
  • Главная
  • Статьи
  • Грузия
  • Нино Орджоникидзе: Документалистика напрямую не изменяет общество, но заставляет людей думать

«Моя амбиция – исследовать мир с помощью инструментов кинематографа и рассказывать истории, которые, в противном случае, останутся не услышанными», – говорит Нино Орджоникидзе, грузинский режиссер документального кино и преподаватель. 

Ее фильм «Учитель английского» попал в программу украинского фестиваля документального кино Docudays UA – он о небольшом грузинском поселке, история которого показывает, как Революция Роз изменила Грузию. Это лучший фильм Нино, как она сама сознается. 

Кроме работы над документальными фильмами в собственной продакш-компании Artefact Production, Нино преподает документалистику и тележурналистику в Грузинском университет общественных дел и является ментором проекта Chai Khana, созданного при поддержке MYMEDIA – помогает молодым журналистам из Грузии, Армении и Азербайджана создавать документальные фильмы

Накануне премьеры фильма в Киеве, Нино рассказала MYMEDIA о грузинской киноиндустрии и документалистике, о тенденциях на постсоветском пространстве, а также том, почему документалистика лучше журналистики, каким должен быть настоящий педагог и каково это – учить молодое поколение фильммейкингу.  

Документалистика: индустрия

Если вы стремитесь к популярности и большой аудитории – докуметалистика не для вас. Она не создана для популярности, телешоу и новости куда популярнее. Если же ваша цель – эксперимент в кино и художественное изучение мира, то документалистика прекрасно вам подходит.

Я воспринимаю создание документального кино, как рассказ истории, которая может влиять на людей и иметь социальное значение. Но в то же время, мне кажется, у режиссеров должно быть амбиций менять чужой рассудок. Не думаю, что мы лучше знаем, что именно следует менять. 

Сейчас часто делают документальные фильмы о национальных конфликтах, но, опять-таки, я считаю, что документалистика не та сфера, которая может напрямую что-то изменить или решить конфликт. Режиссеры – не правительственные деятели и не политики, они работают с человеческими мыслями. Не думаю, что документальный фильм может стать причиной большой политической перемены, но это отличный инструмент, чтобы заставить людей задуматься. Мне кажется, все вообще начинается с осознания и мысли. Тогда, возможно, последуют и изменения. А, возможно, и нет. 

Моя личная амбиция – исследовать мир с помощью инструментов кинематографа и рассказывать истории, которые, в противном случае, останутся не услышанными. Мне кажется, что кино должно вызывать сопереживание герою, сначала внутри себя, а затем и у зрителя. Чтобы отойти от политической повестки и других поверхностных вещей, и увидеть то, что действительно имеет значение. 

Самый главный источник вдохновения для меня – реальность. Мы много путешествуем, пытаемся находить неизъезженные маршруты, ездим по маленьким деревням Грузии и общаемся с местными жителями – для меня важно, как можно больше общаться с незнакомыми людьми. Идеи для новых сюжетов рождаются именно от встреч с людьми. Источниками вдохновения могут стать и такие простые вещи, как рынок или вокзал. Медиа в меньшей степени меня вдохновляют. 

Постсоветское пространство полно вдохновения – здесь происходит очень много интересных процессов. Для документалистов это как Дикий Запад, где еще так мало режиссеров и рассказанных историй 

На международных форумах все истории о постсоветском пространстве – это истории   о переходном периоде, бесконечных конфликтах и социальных нуждах. Но мировой рынок уже изрядно подустал от этих тем – он ищет новых ракурсов и свежих взглядов. И в нашем регионе, правда, есть много тем, которые пока мало освещены и требуют куда больше внимания.

Например, темы образования, жизни пенсионеров и окружающей среды очень мало поднимаются местными документалистами. Всем кажется, что в регионе столько острых проблем, что экология уходит на второй план, а это неправильно. Ведь мы умираем из-за проблем с экологией, они ежедневно на нас влияют, но у нас недостаточно времени задуматься об этом. 

Часто популярными становятся темы, на которые дают финансирование международные фонды и доноры. Например, сейчас из-за этого очень модно говорить о гендерных проблемах, и я в принципе ничего не имею против, но к этим темам уже намного сложнее найти оригинальный подход и свежий взгляд. Поэтому я считаю, что доноры не должны диктовать создателям фильмов темы, их должны находить те, кто снимает кино.  

Кроме проблем с финансированием, перед индустрией документального кино в Грузии есть и другие вызовы: недостаток поддержки со стороны государства и нехватка кадров, особенно узкопрофильных экспертов. Например, хороших звукооператоров у нас можно найти всего пару-тройку. 

Еще один вызов – низкая организационная культура в Грузии. Мы все здесь – многофункциональные профессионалы среднего уровня, которые все пытаются решить самостоятельно, начиная от вождения и проект-менеджмента, заканчивая бухгалтерским учетом. Что в целом неплохо, потому как помогает понять суть процессов, но абсолютно не подходит для реализации действительно масштабных проектов. Нам еще предстоит поучиться навыкам узкопрофильности у Запада. 

Документалистика: образование 

До недавних пор в вузах, где учили кинематографу, был такой недостаток ресурсов, что студенты выпускались, никогда не держав камеру в руках. То же самое на факультетах журналистики – тележурналисты переходили с курса на курс, накапливая только теоретические знания о том, что можно снимать. В этой сфере нужна практика – теорию в современных условиях можно без проблем добыть в интернете: там открытый доступ к необходимым базам данных и профессиональной литературе. 

В наше время преподавание было сфокусировано на учителе: «Вот, что я знаю, так слушайте меня, и все, что я скажу – истина». Это неправильная методика. Весь процесс должен фокусироваться на учениках, а преподаватель должен убедиться, что вокруг происходит обучение, а не поучение. 

Главное для педагога – всегда прислушиваться к отзывам студентов и коллег. Не думаю, что когда-либо мы достигнем уровня, когда уже некуда расти. Даже если вы профессор, вам придется прислушиваться к потребностям времени и ваших студентов. 

Документалистика – это индустрия, в которой все меняется с ошеломляющей скоростью. Инструменты сторителлинга развиваются очень быстро, нужно успевать к ним адаптироваться. Образовательные учреждения должны бежать впереди этого, а не плестись где-то в хвосте. 

Но к сожалению – и не только в Грузии или на постсоветском пространстве, а во всем мире – вузы, наоборот, монолитны и не очень открыты к переменам. Я же считаю, что они должны быть площадками для экспериментов, стимулировать индустрию изменятся и развиваться. Они должны рождать перемены, а не суровые правила, которые все должны исполнять. 

Документалистика: профессия

Мне кажется, преподавание и обучение – это вовсе не о том, как держать в руках камеру – рано или поздно ты и так этому обучишься, попав в индустрию, даже если никогда не умел. Главное, что можно получить от преподавателя – вдохновение. Если ты вдохновлен и мотивирован, ты действительно можешь многого добиться. Именно это мне дали мои преподаватели. Одним из них научил меня языку кино и его магии, второй – показал, каким должен быть настоящий учитель и как им стать. 

Мне было пятнадцать лет, когда я стала изучать кинематограф. И все же десять лет я проработала тележурналистом – диктором и репортером на грузинском телевидении, параллельно с изучением журналистики не забывала и о кинематографе.  

После Революции Роз телевидение перестало быть популярно в Грузии – его начали слишком сильно контролировать. Именно поэтому я полностью и погрузилась в кинематограф

Тогда я и поняла, насколько лучше, по сравнению с обычными новостями, документалистика освещает реальность. Как с точки зрения повествования, так и эксперимента, и влияния на зрителя и реальность в целом. Телевидение, новости и текущие события живут пару дней, в лучшем случае – недель. Но документальный фильм, если он действительно хорош, и если вам удалось его раскрутить, имеет несравнимо большую ценность. В документальном фильме автор намного свободнее, и этот жанр намного интереснее с позиции взаимодействия с реальностью. 

Мне было бы сложно назвать наиболее удачные фильмы – их не так много, пять. Но мой последний фильм – «Учитель английского» – очень для меня важен. В нем нам удалось найти удачный подход для рассказа очень важной истории современности. Мы показали политическую ситуацию, политические процессы и изменения, которые затронули Грузию, не прибегая к разговорам политиками. Мы показываем эти изменения не прямо, а через историю одного поселка, при этом выбирая интересную манеру подачи. 

Важен для меня и фильм о женщине из Панкисского ущелья, которая возглавила очень маскулинное по своей природе общество. Как и в случае с «Учителем английского», в этом фильме для меня ценно визуальное решение – фильм построен очень интересно. Думаю, поэтому он и имел неплохой успех по всему миру. 

Что же касается роли преподавателя, то я вижу себя скорее помощником, чем ментором. Уверена, у студентов могут быть идеи лучше моих, поэтому мы просто обмениваемся ими, и я помогаю сделать продукт более качественным, захватывающим и интересным. Но я не определяю, какими будут их истории – им самим виднее, какая центральная мысль фильма и в чем его задача. Я только помогаю им облагородить историю и сделать их лучшими рассказчиками – даю инструменты, помогаю понять визуальную грамматику.

Я многому учусь от студентов. Каждый раз, когда они приносят новую историю, я открываю через нее новый мир. Иногда у них получаются просто фантастические истории – у них чудесное видение. Я со своей стороны пытаюсь вдохновить их на собственное видение, а не разделять мое. 

Когда работаешь над фильмом, герои преследуют тебя постоянно и становятся твоей семьей. Иногда мне приходится работать параллельно с 12 студентами, которые одновременно работают на 12 историями. Тогда я очень устаю – приходится проживать множество жизней героев не только из Грузии, но и из Армении и Азербайджана, при том что сама я никогда там не была. Благодаря героям своих студентов мне довелось узнать об этих странах очень много. 

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

«Моя амбиция – исследовать мир с помощью инструментов кинематографа и рассказывать истории, которые, в противном случае, останутся не услышанными», – говорит Нино Орджоникидзе, грузинский режиссер документального кино и преподаватель. 

Ее фильм «Учитель английского» попал в программу украинского фестиваля документального кино Docudays UA – он о небольшом грузинском поселке, история которого показывает, как Революция Роз изменила Грузию. Это лучший фильм Нино, как она сама сознается. 

Кроме работы над документальными фильмами в собственной продакш-компании Artefact Production, Нино преподает документалистику и тележурналистику в Грузинском университет общественных дел и является ментором проекта Chai Khana, созданного при поддержке MYMEDIA – помогает молодым журналистам из Грузии, Армении и Азербайджана создавать документальные фильмы

Накануне премьеры фильма в Киеве, Нино рассказала MYMEDIA о грузинской киноиндустрии и документалистике, о тенденциях на постсоветском пространстве, а также том, почему документалистика лучше журналистики, каким должен быть настоящий педагог и каково это – учить молодое поколение фильммейкингу.  

Документалистика: индустрия

Если вы стремитесь к популярности и большой аудитории – докуметалистика не для вас. Она не создана для популярности, телешоу и новости куда популярнее. Если же ваша цель – эксперимент в кино и художественное изучение мира, то документалистика прекрасно вам подходит.

Я воспринимаю создание документального кино, как рассказ истории, которая может влиять на людей и иметь социальное значение. Но в то же время, мне кажется, у режиссеров должно быть амбиций менять чужой рассудок. Не думаю, что мы лучше знаем, что именно следует менять. 

Сейчас часто делают документальные фильмы о национальных конфликтах, но, опять-таки, я считаю, что документалистика не та сфера, которая может напрямую что-то изменить или решить конфликт. Режиссеры – не правительственные деятели и не политики, они работают с человеческими мыслями. Не думаю, что документальный фильм может стать причиной большой политической перемены, но это отличный инструмент, чтобы заставить людей задуматься. Мне кажется, все вообще начинается с осознания и мысли. Тогда, возможно, последуют и изменения. А, возможно, и нет. 

Моя личная амбиция – исследовать мир с помощью инструментов кинематографа и рассказывать истории, которые, в противном случае, останутся не услышанными. Мне кажется, что кино должно вызывать сопереживание герою, сначала внутри себя, а затем и у зрителя. Чтобы отойти от политической повестки и других поверхностных вещей, и увидеть то, что действительно имеет значение. 

Самый главный источник вдохновения для меня – реальность. Мы много путешествуем, пытаемся находить неизъезженные маршруты, ездим по маленьким деревням Грузии и общаемся с местными жителями – для меня важно, как можно больше общаться с незнакомыми людьми. Идеи для новых сюжетов рождаются именно от встреч с людьми. Источниками вдохновения могут стать и такие простые вещи, как рынок или вокзал. Медиа в меньшей степени меня вдохновляют. 

Постсоветское пространство полно вдохновения – здесь происходит очень много интересных процессов. Для документалистов это как Дикий Запад, где еще так мало режиссеров и рассказанных историй 

На международных форумах все истории о постсоветском пространстве – это истории   о переходном периоде, бесконечных конфликтах и социальных нуждах. Но мировой рынок уже изрядно подустал от этих тем – он ищет новых ракурсов и свежих взглядов. И в нашем регионе, правда, есть много тем, которые пока мало освещены и требуют куда больше внимания.

Например, темы образования, жизни пенсионеров и окружающей среды очень мало поднимаются местными документалистами. Всем кажется, что в регионе столько острых проблем, что экология уходит на второй план, а это неправильно. Ведь мы умираем из-за проблем с экологией, они ежедневно на нас влияют, но у нас недостаточно времени задуматься об этом. 

Часто популярными становятся темы, на которые дают финансирование международные фонды и доноры. Например, сейчас из-за этого очень модно говорить о гендерных проблемах, и я в принципе ничего не имею против, но к этим темам уже намного сложнее найти оригинальный подход и свежий взгляд. Поэтому я считаю, что доноры не должны диктовать создателям фильмов темы, их должны находить те, кто снимает кино.  

Кроме проблем с финансированием, перед индустрией документального кино в Грузии есть и другие вызовы: недостаток поддержки со стороны государства и нехватка кадров, особенно узкопрофильных экспертов. Например, хороших звукооператоров у нас можно найти всего пару-тройку. 

Еще один вызов – низкая организационная культура в Грузии. Мы все здесь – многофункциональные профессионалы среднего уровня, которые все пытаются решить самостоятельно, начиная от вождения и проект-менеджмента, заканчивая бухгалтерским учетом. Что в целом неплохо, потому как помогает понять суть процессов, но абсолютно не подходит для реализации действительно масштабных проектов. Нам еще предстоит поучиться навыкам узкопрофильности у Запада. 

Документалистика: образование 

До недавних пор в вузах, где учили кинематографу, был такой недостаток ресурсов, что студенты выпускались, никогда не держав камеру в руках. То же самое на факультетах журналистики – тележурналисты переходили с курса на курс, накапливая только теоретические знания о том, что можно снимать. В этой сфере нужна практика – теорию в современных условиях можно без проблем добыть в интернете: там открытый доступ к необходимым базам данных и профессиональной литературе. 

В наше время преподавание было сфокусировано на учителе: «Вот, что я знаю, так слушайте меня, и все, что я скажу – истина». Это неправильная методика. Весь процесс должен фокусироваться на учениках, а преподаватель должен убедиться, что вокруг происходит обучение, а не поучение. 

Главное для педагога – всегда прислушиваться к отзывам студентов и коллег. Не думаю, что когда-либо мы достигнем уровня, когда уже некуда расти. Даже если вы профессор, вам придется прислушиваться к потребностям времени и ваших студентов. 

Документалистика – это индустрия, в которой все меняется с ошеломляющей скоростью. Инструменты сторителлинга развиваются очень быстро, нужно успевать к ним адаптироваться. Образовательные учреждения должны бежать впереди этого, а не плестись где-то в хвосте. 

Но к сожалению – и не только в Грузии или на постсоветском пространстве, а во всем мире – вузы, наоборот, монолитны и не очень открыты к переменам. Я же считаю, что они должны быть площадками для экспериментов, стимулировать индустрию изменятся и развиваться. Они должны рождать перемены, а не суровые правила, которые все должны исполнять. 

Документалистика: профессия

Мне кажется, преподавание и обучение – это вовсе не о том, как держать в руках камеру – рано или поздно ты и так этому обучишься, попав в индустрию, даже если никогда не умел. Главное, что можно получить от преподавателя – вдохновение. Если ты вдохновлен и мотивирован, ты действительно можешь многого добиться. Именно это мне дали мои преподаватели. Одним из них научил меня языку кино и его магии, второй – показал, каким должен быть настоящий учитель и как им стать. 

Мне было пятнадцать лет, когда я стала изучать кинематограф. И все же десять лет я проработала тележурналистом – диктором и репортером на грузинском телевидении, параллельно с изучением журналистики не забывала и о кинематографе.  

После Революции Роз телевидение перестало быть популярно в Грузии – его начали слишком сильно контролировать. Именно поэтому я полностью и погрузилась в кинематограф

Тогда я и поняла, насколько лучше, по сравнению с обычными новостями, документалистика освещает реальность. Как с точки зрения повествования, так и эксперимента, и влияния на зрителя и реальность в целом. Телевидение, новости и текущие события живут пару дней, в лучшем случае – недель. Но документальный фильм, если он действительно хорош, и если вам удалось его раскрутить, имеет несравнимо большую ценность. В документальном фильме автор намного свободнее, и этот жанр намного интереснее с позиции взаимодействия с реальностью. 

Мне было бы сложно назвать наиболее удачные фильмы – их не так много, пять. Но мой последний фильм – «Учитель английского» – очень для меня важен. В нем нам удалось найти удачный подход для рассказа очень важной истории современности. Мы показали политическую ситуацию, политические процессы и изменения, которые затронули Грузию, не прибегая к разговорам политиками. Мы показываем эти изменения не прямо, а через историю одного поселка, при этом выбирая интересную манеру подачи. 

Важен для меня и фильм о женщине из Панкисского ущелья, которая возглавила очень маскулинное по своей природе общество. Как и в случае с «Учителем английского», в этом фильме для меня ценно визуальное решение – фильм построен очень интересно. Думаю, поэтому он и имел неплохой успех по всему миру. 

Что же касается роли преподавателя, то я вижу себя скорее помощником, чем ментором. Уверена, у студентов могут быть идеи лучше моих, поэтому мы просто обмениваемся ими, и я помогаю сделать продукт более качественным, захватывающим и интересным. Но я не определяю, какими будут их истории – им самим виднее, какая центральная мысль фильма и в чем его задача. Я только помогаю им облагородить историю и сделать их лучшими рассказчиками – даю инструменты, помогаю понять визуальную грамматику.

Я многому учусь от студентов. Каждый раз, когда они приносят новую историю, я открываю через нее новый мир. Иногда у них получаются просто фантастические истории – у них чудесное видение. Я со своей стороны пытаюсь вдохновить их на собственное видение, а не разделять мое. 

Когда работаешь над фильмом, герои преследуют тебя постоянно и становятся твоей семьей. Иногда мне приходится работать параллельно с 12 студентами, которые одновременно работают на 12 историями. Тогда я очень устаю – приходится проживать множество жизней героев не только из Грузии, но и из Армении и Азербайджана, при том что сама я никогда там не была. Благодаря героям своих студентов мне довелось узнать об этих странах очень много. 

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *