Статьи

Изменения. Всегда тяжелые, но приводящие либо к хорошему, либо к плохому. Моя история относится ко второму случаю. Изменения заставили меня меньше говорить, возненавидеть людей, с которыми жил, а после и вовсе покинуть свой дом.

Донецк и его отношение к Евромайдану

Я – житель Донецка. Был им до июля 2014 года, хотя перестал жить в нем ещё со времен Евромайдана. Свобода, демократия – слова, которые побуждали к действию тысячи людей. Десятки тысяч. Сотни! А может и миллионы за последний год. Но проявление этого возбуждения были не только положительными.

Тут, в моем родном городе, эти слова вызывают ужас. Их просто не понимают. Люди тут восстали против «Хунты». А ведь трое из пяти не знают вообще, что это такое. Люди обвиняли «бэндеровцев» в убийствах и «продаже нашей страны гейропе и США». Нашли на Евромайдане фашистов. Никто не видел эту свастику на руках «Правого сектора», никто не видел, как они отдают честь «нацистским вождям». И вообще Евромайдан – попытка оппозиции свергнуть власть, и начать очищение Украины от «русских».

На подобных «Антимайданах» на площади «вождя мирового пролетариата» звучал такой бред, который и слушать противно, не то что понимать. Вот, например, выражение одной женщины, вызванной из толпы сказать свое мнение на только что продекламированную речь «неизвестного вождя», одного из сотен на тех собраниях: «Мы работаем! А они бездельничают! Мы их кормим, а они пытаются свергнуть нашу власть! Да у нас шахтеры умирают из-за того, что они Дом профсоюзов заняли!».  

Это было начало изменений. Вечно боящийся свободы и демократии, которую творили на Евромайдане, в Донецке стали придумывать новые байки, дабы зацепиться хоть за что-нибудь

Евромайдан добился своего – силовики оставили улицы Киева, Янукович сбежал. Донецк проигрывает по всем фронтам. И тут рождается новая идея. Реванш за проигранный Евромайдан. Свергнутые «донецкие» в сотрудничестве со «стратегами» «братского» народа  придумывают  план «ДНР», который должен был плавно перерасти в проект «Новороссия».

Моисея

Начало было интригующим – те же сборы «секты», говорившие сначала о децентрализации, потом об автономии в составе Украины по типу АР Крым. Эти собрания были действительно интересными. Как по мне, если там были здравомыслящие люди, они оттуда ушли именно во время этих митингов. Речи, которые там звучали, подрывали всякую логику.

«Мы стоим не за вражду с Украиной, а за мир Украины и России». Во-первых, причем там была Россия до сих пор не понятно, во-вторых, они выступают за мир между странами. Это, конечно, хорошо, но если они хотят быть при Украине, то где хоть один флаг Украины?

Потом были заявления об автономии и торговли с Россией. Мне одноклассник на вопрос: «А что мы кушать будем? За что продукты у Украины закупать будем?», ответил: «Я уверен, что мы договоримся с Россией». Исходя из логики этих людей лучше закупать продукты, а также платить за доставку из России, чем получать это все бесплатно из Украины.

После неудачных попыток тех жалких митингов примерно трех-пяти тысяч человек выходит в народ злосчастный план «ДНР» – создание  псевдостраны под эгидой «старшей сестры» России.  Появился первый флаг. Первое шествие. Первый штурм Дон ОГА. Захват. Страшно, когда те, кто не отсеялись после бредовых речей «неизвестных вождей», идут крушить. Они разрушители.

Сравнивали себя с Евромайданом, мол «им можно, а нам нельзя?». Нет, они не имели права так говорить, потому что Евромайдан стоял за Свободу, а они стояли против неё. Они не хотели сбрасывать с себя путы рабов. Рабами быть легче

Ещё со времен СССР, когда человеку говорили, а он делал, воспитались эти «идеалы». Их не было в Киеве. Им не было места в тех великих людях. Они крушили их ценой своей крови, а донецкая секта испугалась это сделать. Им легче быть рабами. И ради этого они пошли далеко.

Если задуматься, то наша история напоминает историю Моисея и еврейского народа. Так вот идет 23 год блуждания, и остатки тех, кто помнит рабство, возжелали вернуться в Египет. И идут ради этого на все. В то время как молодежь активно поддерживает Моисея.

И те «старики» решили отделиться окончательно. План «ДНР» начинает действовать. Пошла третья волна изменений. Вооруженные люди оккупируют центр Славянска, а после и весь Славянск. Начинается АТО. В сторону украинской власти летят «хунта», «фашисты», «каратели».

Ну да пусть. Их не так много. Далеко не весь Донецк был за этот план. Особенно молодежь. Но лишь малая её часть отважилась высказать свою позицию, из-за чего появлялись жертвы, из-за чего были массовые бойни. Это показало, что Донецк прогнил не полностью. Люди стали покидать города, захваченные так называемой Донецкой народной республикой. Больше не было ни митингов, ни шествий – у боевиков в Дон ОГА появилось боевое оружие.

День, когда я возненавидел Донецк

Я же защищал принципы Майдана. В школе у меня было немало проблем, когда я приходил в вышиванке, и кричал «Слава Украине» после очередного выступления завуча в актовом зале.

Это было в мае, после референдума, когда нас собрали в актовом зале, и завуч начала рассказывать суть происходящего, и что школа «вне политики», хотя она сама была распространителем пророссийской идеологии. После выступления, часть учащихся, среди которых был я, встали и стали петь гимн Украине, а после прокричали «Слава Украине», так режущее слух остальной массе, которая смотрела на нас осуждающе, и даже пытались сорвать акцию.

Во второй раз это повторилось, когда мы смотрели, как сдирали со стены главного холла школы плакаты «Украина – наш дом». Они висели ещё с марта. Под ними учителя продали Украину, участвуя в проведении референдума. И не под угрозами, как об этом говорили. Директор в этот день была особенно рада. 11 мая – день, когда я возненавидел свою школу.

Это верно может подвергнуться сомнению, мол парень 17 лет не знает, что такое ненависть, он просто ещё слишком молод. Я – оптимист, но эти события раскрыли во мне чувство ненависти.

Я был у сестры в тот день, мы были в 2 школах, проводивших референдум. Мы смотрели, как много было людей. Их было действительно очень много. Но это была категория людей старше 35 лет. Молодых людей было мало. Особенно много было пенсионеров. Пожилых людей, которые шли голосовать с мыслью о том, что они возвращаются в СССР.

Понимаете все иронию? Им по факту все равно, что будут делать их дети и внуки. Как будут жить их потомки. Их волнует то, что они умрут в СССР. 11 мая я слышал это выражение несколько раз. И эти пенсионеры были счастливы

Выбор

Музыка, радость. «За светлое будущее!». Они получили его. Они заслужили это «светлое будущее» в подвалах. «Светлое будущее» их детей, узнавших всю жуть войны. Они сами просили этого. Это был их выбор.

Я расстроился, когда вошел в родную школу. Под плакатами на уже известную тему «Украина – наш дом» были расположены регистрационные столы, покрытые флагами ДНР. Я никогда не забуду взгляда моей первой учительницы, когда она увидела моё. Я никогда не забуду радости директора, которая размахивала флагом ДНР. Они словно стали другими. Я не знал этих людей. Люди, которые носили флаг Украины, с легкостью продали его.

Их не заставляли там сидеть. Они сами вызвались проводить референдум. Учителя младших классов. Мне страшно представить, что там происходит сейчас.

В последний месяц жизни в Донецке мы с семьей почти все время сидели дома, я ездил на тренировки и обратно. Я был настолько рад тому, что закончил год в этйо школе, не спалив её дотла. Ведь было сильное желание, но здравый смысл и мысль о том, что я украинец, а украинец не сделал бы такого. Мысль о том, что я не один из них, останавливала не раз.

Когда, по пути  на тренировку, меня останавливали уроды в масках, ниже меня на голову, эти «кощеи» не могли удержать биту бейсбольную нормально, ведь она их перевешивала, и требовали показать рюкзак из-за герба Украины на моей фуражке. Как хотелось прибить их их же битами. И возможность была. И силы были. Лишь мысль: я – украинец, я – козак, который отвечает за свои деяния, который думает, а потом делает. Который верен закону, который не подвергнет опасности своих.

6 июля Славянск был освобожден. И начинается четвертая волна изменений. Боевики заполняют город. Они занимают студенческие общежития, выгоняя из них жителей. Наша семья покидает Донецк. Лишь отец остается. Все произошло в мгновение ока. Новость об освобождении Славянска, звонок папы, и на утро мы собираем вещи. Я не совсем понимал, что происходит. Хотя была одна единственная мысль, которая четко читалась: «Прощай, проклятый город».

Родители говорили, что это не на долго, что вернемся через 2 недели – месяц. Но я не маленький и понимал – мы уезжаем навсегда. Я не жалел об этом. Я был рад тому, что не придется видеть людей, которые тебя ненавидят

Это одно из главных изменений в моей жизни. Радостные изменения. Я, на удивление, очень легко отпустил прошлое, а прошлое в Донецке было бурным.

Я счастлив

И четвертая волна изменений следовала в августе 2014 года. 24 августа – парад. Я теперь абсолютно уверен – я их ненавижу. Такое желание было собраться, и идти в военкомат. Честно. Меня разрывает это чувство. Желание идти и воевать за Украину, и жить ради Украины. Выучиться, помогать развивать Украину, родить новых козаков на славу Украине. Да и возраст тоже служит рычагом. В общем, воин лишь в мыслях. Четвертая волна связана с входом в войну России. Негласно, ясное дело, но большую часть территорий отвоевала армия РФ, а не «Новороссии».

Мы уезжаем из Мариуполя, куда мы уехали из Донецка. В Волынскую область. Кто бы мог подумать в сентябре 2013 года, что я буду оканчивать школу на Волыни? Да даже и мысли такой не было. Даже намека. Ничего

И тут я, в лесах, среди «бэндеровцев», пою гимн Украины каждый понедельник на школьной линейке. Не боюсь выражать свои мысли и эмоции. Я вообще мечтал о жизни в сельской местности, в частном доме, чтобы была печка, которую можно будет топить по желанию. Правда насчет печки я был не прав – их 3, и топить их надо регулярно. Но это ничто по сравнению с тем, что произошло бы со мной там.

Я понимаю, что один из них! Такая жуть передается из уст в уста на Донбассе про этих людей. И я с радостью примкнул к ним. И теперь я тоже «распинаю детей» и любимым блюдом на ужин является «печень ребенка Донбасса». А «пальчики младенцев» как хороши! Особенно на шампуре. Обязательно попробуйте как-нибудь.

Мой не дом

Последний год был свидетелем рождения нации, к которой я принадлежу. Он принес массу изменений, для моего «дома» они были настолько негативными, что и представить нельзя

Нет, я рад этим изменениям, потому что теперь я точно знаю, кто был лицемером, а кто честно подтвердил свои взгляды. Хотя бы на примере моего бывшего класса – подавляющее большинство как детей, так и родителей осуждают Украину, но выпускники будут переводиться в школы на территории Украины. Не лицемерие ли это? И я об этом знаю, и не буду тратить на этих людей ни капли своего внимания.

Эти изменения показали, что такое свобода и демократия, их защитников и противников. И они должны были случиться, ибо без них я не представляю будущего нашей страны. А главное, они  показали, что Донецк – мой не дом. И это было главное изменение в моей жизни.

Люди всему виной. Если бы люди думали, ничего не было бы. Если бы люди учились, ничего не было бы. Но я до сих пор верю, что там остались те, кто верные Украине, и будут восстанавливать Украинский Донецк. 

Верю, что в один ужасно-прекрасный день, воин, стоявший на главной площади города с украинским флагом, под ливнем боли и слез, скажет: «Все. Закончилось!». Я выдохну, и сквозь зубы и слёзы скажу: «Закончилось!».

Робота переможця конкурсу статтей та есе «Свобода. Демократія. Зміни» в рамках медіашколи для молоді FreedomUkraine, організованої Академією української преси за підтримки програми MYMEDIA.

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

Изменения. Всегда тяжелые, но приводящие либо к хорошему, либо к плохому. Моя история относится ко второму случаю. Изменения заставили меня меньше говорить, возненавидеть людей, с которыми жил, а после и вовсе покинуть свой дом.

Донецк и его отношение к Евромайдану

Я – житель Донецка. Был им до июля 2014 года, хотя перестал жить в нем ещё со времен Евромайдана. Свобода, демократия – слова, которые побуждали к действию тысячи людей. Десятки тысяч. Сотни! А может и миллионы за последний год. Но проявление этого возбуждения были не только положительными.

Тут, в моем родном городе, эти слова вызывают ужас. Их просто не понимают. Люди тут восстали против «Хунты». А ведь трое из пяти не знают вообще, что это такое. Люди обвиняли «бэндеровцев» в убийствах и «продаже нашей страны гейропе и США». Нашли на Евромайдане фашистов. Никто не видел эту свастику на руках «Правого сектора», никто не видел, как они отдают честь «нацистским вождям». И вообще Евромайдан – попытка оппозиции свергнуть власть, и начать очищение Украины от «русских».

На подобных «Антимайданах» на площади «вождя мирового пролетариата» звучал такой бред, который и слушать противно, не то что понимать. Вот, например, выражение одной женщины, вызванной из толпы сказать свое мнение на только что продекламированную речь «неизвестного вождя», одного из сотен на тех собраниях: «Мы работаем! А они бездельничают! Мы их кормим, а они пытаются свергнуть нашу власть! Да у нас шахтеры умирают из-за того, что они Дом профсоюзов заняли!».  

Это было начало изменений. Вечно боящийся свободы и демократии, которую творили на Евромайдане, в Донецке стали придумывать новые байки, дабы зацепиться хоть за что-нибудь

Евромайдан добился своего – силовики оставили улицы Киева, Янукович сбежал. Донецк проигрывает по всем фронтам. И тут рождается новая идея. Реванш за проигранный Евромайдан. Свергнутые «донецкие» в сотрудничестве со «стратегами» «братского» народа  придумывают  план «ДНР», который должен был плавно перерасти в проект «Новороссия».

Моисея

Начало было интригующим – те же сборы «секты», говорившие сначала о децентрализации, потом об автономии в составе Украины по типу АР Крым. Эти собрания были действительно интересными. Как по мне, если там были здравомыслящие люди, они оттуда ушли именно во время этих митингов. Речи, которые там звучали, подрывали всякую логику.

«Мы стоим не за вражду с Украиной, а за мир Украины и России». Во-первых, причем там была Россия до сих пор не понятно, во-вторых, они выступают за мир между странами. Это, конечно, хорошо, но если они хотят быть при Украине, то где хоть один флаг Украины?

Потом были заявления об автономии и торговли с Россией. Мне одноклассник на вопрос: «А что мы кушать будем? За что продукты у Украины закупать будем?», ответил: «Я уверен, что мы договоримся с Россией». Исходя из логики этих людей лучше закупать продукты, а также платить за доставку из России, чем получать это все бесплатно из Украины.

После неудачных попыток тех жалких митингов примерно трех-пяти тысяч человек выходит в народ злосчастный план «ДНР» – создание  псевдостраны под эгидой «старшей сестры» России.  Появился первый флаг. Первое шествие. Первый штурм Дон ОГА. Захват. Страшно, когда те, кто не отсеялись после бредовых речей «неизвестных вождей», идут крушить. Они разрушители.

Сравнивали себя с Евромайданом, мол «им можно, а нам нельзя?». Нет, они не имели права так говорить, потому что Евромайдан стоял за Свободу, а они стояли против неё. Они не хотели сбрасывать с себя путы рабов. Рабами быть легче

Ещё со времен СССР, когда человеку говорили, а он делал, воспитались эти «идеалы». Их не было в Киеве. Им не было места в тех великих людях. Они крушили их ценой своей крови, а донецкая секта испугалась это сделать. Им легче быть рабами. И ради этого они пошли далеко.

Если задуматься, то наша история напоминает историю Моисея и еврейского народа. Так вот идет 23 год блуждания, и остатки тех, кто помнит рабство, возжелали вернуться в Египет. И идут ради этого на все. В то время как молодежь активно поддерживает Моисея.

И те «старики» решили отделиться окончательно. План «ДНР» начинает действовать. Пошла третья волна изменений. Вооруженные люди оккупируют центр Славянска, а после и весь Славянск. Начинается АТО. В сторону украинской власти летят «хунта», «фашисты», «каратели».

Ну да пусть. Их не так много. Далеко не весь Донецк был за этот план. Особенно молодежь. Но лишь малая её часть отважилась высказать свою позицию, из-за чего появлялись жертвы, из-за чего были массовые бойни. Это показало, что Донецк прогнил не полностью. Люди стали покидать города, захваченные так называемой Донецкой народной республикой. Больше не было ни митингов, ни шествий – у боевиков в Дон ОГА появилось боевое оружие.

День, когда я возненавидел Донецк

Я же защищал принципы Майдана. В школе у меня было немало проблем, когда я приходил в вышиванке, и кричал «Слава Украине» после очередного выступления завуча в актовом зале.

Это было в мае, после референдума, когда нас собрали в актовом зале, и завуч начала рассказывать суть происходящего, и что школа «вне политики», хотя она сама была распространителем пророссийской идеологии. После выступления, часть учащихся, среди которых был я, встали и стали петь гимн Украине, а после прокричали «Слава Украине», так режущее слух остальной массе, которая смотрела на нас осуждающе, и даже пытались сорвать акцию.

Во второй раз это повторилось, когда мы смотрели, как сдирали со стены главного холла школы плакаты «Украина – наш дом». Они висели ещё с марта. Под ними учителя продали Украину, участвуя в проведении референдума. И не под угрозами, как об этом говорили. Директор в этот день была особенно рада. 11 мая – день, когда я возненавидел свою школу.

Это верно может подвергнуться сомнению, мол парень 17 лет не знает, что такое ненависть, он просто ещё слишком молод. Я – оптимист, но эти события раскрыли во мне чувство ненависти.

Я был у сестры в тот день, мы были в 2 школах, проводивших референдум. Мы смотрели, как много было людей. Их было действительно очень много. Но это была категория людей старше 35 лет. Молодых людей было мало. Особенно много было пенсионеров. Пожилых людей, которые шли голосовать с мыслью о том, что они возвращаются в СССР.

Понимаете все иронию? Им по факту все равно, что будут делать их дети и внуки. Как будут жить их потомки. Их волнует то, что они умрут в СССР. 11 мая я слышал это выражение несколько раз. И эти пенсионеры были счастливы

Выбор

Музыка, радость. «За светлое будущее!». Они получили его. Они заслужили это «светлое будущее» в подвалах. «Светлое будущее» их детей, узнавших всю жуть войны. Они сами просили этого. Это был их выбор.

Я расстроился, когда вошел в родную школу. Под плакатами на уже известную тему «Украина – наш дом» были расположены регистрационные столы, покрытые флагами ДНР. Я никогда не забуду взгляда моей первой учительницы, когда она увидела моё. Я никогда не забуду радости директора, которая размахивала флагом ДНР. Они словно стали другими. Я не знал этих людей. Люди, которые носили флаг Украины, с легкостью продали его.

Их не заставляли там сидеть. Они сами вызвались проводить референдум. Учителя младших классов. Мне страшно представить, что там происходит сейчас.

В последний месяц жизни в Донецке мы с семьей почти все время сидели дома, я ездил на тренировки и обратно. Я был настолько рад тому, что закончил год в этйо школе, не спалив её дотла. Ведь было сильное желание, но здравый смысл и мысль о том, что я украинец, а украинец не сделал бы такого. Мысль о том, что я не один из них, останавливала не раз.

Когда, по пути  на тренировку, меня останавливали уроды в масках, ниже меня на голову, эти «кощеи» не могли удержать биту бейсбольную нормально, ведь она их перевешивала, и требовали показать рюкзак из-за герба Украины на моей фуражке. Как хотелось прибить их их же битами. И возможность была. И силы были. Лишь мысль: я – украинец, я – козак, который отвечает за свои деяния, который думает, а потом делает. Который верен закону, который не подвергнет опасности своих.

6 июля Славянск был освобожден. И начинается четвертая волна изменений. Боевики заполняют город. Они занимают студенческие общежития, выгоняя из них жителей. Наша семья покидает Донецк. Лишь отец остается. Все произошло в мгновение ока. Новость об освобождении Славянска, звонок папы, и на утро мы собираем вещи. Я не совсем понимал, что происходит. Хотя была одна единственная мысль, которая четко читалась: «Прощай, проклятый город».

Родители говорили, что это не на долго, что вернемся через 2 недели – месяц. Но я не маленький и понимал – мы уезжаем навсегда. Я не жалел об этом. Я был рад тому, что не придется видеть людей, которые тебя ненавидят

Это одно из главных изменений в моей жизни. Радостные изменения. Я, на удивление, очень легко отпустил прошлое, а прошлое в Донецке было бурным.

Я счастлив

И четвертая волна изменений следовала в августе 2014 года. 24 августа – парад. Я теперь абсолютно уверен – я их ненавижу. Такое желание было собраться, и идти в военкомат. Честно. Меня разрывает это чувство. Желание идти и воевать за Украину, и жить ради Украины. Выучиться, помогать развивать Украину, родить новых козаков на славу Украине. Да и возраст тоже служит рычагом. В общем, воин лишь в мыслях. Четвертая волна связана с входом в войну России. Негласно, ясное дело, но большую часть территорий отвоевала армия РФ, а не «Новороссии».

Мы уезжаем из Мариуполя, куда мы уехали из Донецка. В Волынскую область. Кто бы мог подумать в сентябре 2013 года, что я буду оканчивать школу на Волыни? Да даже и мысли такой не было. Даже намека. Ничего

И тут я, в лесах, среди «бэндеровцев», пою гимн Украины каждый понедельник на школьной линейке. Не боюсь выражать свои мысли и эмоции. Я вообще мечтал о жизни в сельской местности, в частном доме, чтобы была печка, которую можно будет топить по желанию. Правда насчет печки я был не прав – их 3, и топить их надо регулярно. Но это ничто по сравнению с тем, что произошло бы со мной там.

Я понимаю, что один из них! Такая жуть передается из уст в уста на Донбассе про этих людей. И я с радостью примкнул к ним. И теперь я тоже «распинаю детей» и любимым блюдом на ужин является «печень ребенка Донбасса». А «пальчики младенцев» как хороши! Особенно на шампуре. Обязательно попробуйте как-нибудь.

Мой не дом

Последний год был свидетелем рождения нации, к которой я принадлежу. Он принес массу изменений, для моего «дома» они были настолько негативными, что и представить нельзя

Нет, я рад этим изменениям, потому что теперь я точно знаю, кто был лицемером, а кто честно подтвердил свои взгляды. Хотя бы на примере моего бывшего класса – подавляющее большинство как детей, так и родителей осуждают Украину, но выпускники будут переводиться в школы на территории Украины. Не лицемерие ли это? И я об этом знаю, и не буду тратить на этих людей ни капли своего внимания.

Эти изменения показали, что такое свобода и демократия, их защитников и противников. И они должны были случиться, ибо без них я не представляю будущего нашей страны. А главное, они  показали, что Донецк – мой не дом. И это было главное изменение в моей жизни.

Люди всему виной. Если бы люди думали, ничего не было бы. Если бы люди учились, ничего не было бы. Но я до сих пор верю, что там остались те, кто верные Украине, и будут восстанавливать Украинский Донецк. 

Верю, что в один ужасно-прекрасный день, воин, стоявший на главной площади города с украинским флагом, под ливнем боли и слез, скажет: «Все. Закончилось!». Я выдохну, и сквозь зубы и слёзы скажу: «Закончилось!».

Робота переможця конкурсу статтей та есе «Свобода. Демократія. Зміни» в рамках медіашколи для молоді FreedomUkraine, організованої Академією української преси за підтримки програми MYMEDIA.

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *