Статьи

Православная церковь в Беларуси пытается одновременно выступать на стороне государства и отстаивать свои ценности. Последнее может быть эффективным только при условии участия в общественном диалоге.

Белорусская Православная Церковь (БПЦ) канонически входит в состав Русской Православной Церкви; она административно связана с РПЦ и зависит от характерных для последней культурных и экклесиологических образцов. Белорусский Экзархат — название, более точно определяющее статус и степень автономности БПЦ, чьи специфические черты обусловлены исторической поликонфессиональностью белорусского общества и особенностями существующего в Беларуси политического режима.
 
По Уставу РПЦ[i], Республика Беларусь является канонической территорией Русской Православной Церкви и юрисдикция РПЦ распространяется на “проживающих здесь верующих православного исповедания”. Количество этих верующих установить непросто, поскольку ни церковь, ни государство не ведут статистики, оперируя приблизительными или вовсе не имеющими ничего общего с реальностью данными.
 
В анкету переписи населения, проходившей в 2009 году, не был включен вопрос о религиозной принадлежности. Уполномоченный по делам религий и национальностей Леонид Гуляко объяснял этот факт буквой закона[ii]: «никто не обязан сообщать о своем отношении к религии» [iii]. Однако в том, что касается национальности, государство проявило меньшую деликатность: хотя закон «О национальных меньшинствах в Республике Беларусь» [iv]и содержит аналогичное положение, вопрос о национальной принадлежности в переписи все же присутствовал, а значит, отсутствие вопроса о религиозной принадлежности имело иные причины
 
Поскольку нет данных, основанных на переписи, государственные чиновники, регулирующие конфессиональную сферу, утверждают, что «аппарат Уполномоченного не дает официальной статистики конфессионального состава населения страны», уточняя при этом, что «основным источником информации о конфессиональном составе страны становятся социологические исследования» [v].
 
По данным таких исследований, верующие составляют 50% населения, из них к православным себя относят 80% к католикам —14%, к протестантам — 2%, и 4% приходится на другие религии
Это в пересчете по отношению ко всему населению Беларуси (приблизительно, 10 млн жителей) дает более скромные результаты: 40% православных, 8% католиков и 1% протестантов (более подробные данные о числе верующих см. в подверстке на с. ХХ).
 

Статистика: сколько в Беларуси православных?

 
Данные государственных аналитических центров, в зависимости от избираемой ими методологии, могут значительно различаться. Так, недавний опрос президентского информационно-аналитического центра показал следующие значения: 93,5% населения относит себя к определенной конфессии, среди них 81% — к православной (в пересчете на все население — 75,7%), 10,5% (8,9%) — к католической и 2% (1,87%) — к иным, при этом только 11,5% от всех респондентов «ведут себя активно в религиозном плане».
 
Для того чтобы установить количество активных верующих, которых также называют «истинно верующими», Институт социологии Академии наук в 2011 году провел исследование, в результате которого выяснилось, что «истинно верующих» в Беларуси 20 проц., среди них православных — 57,3 проц., католиков — 34,5 проц., а протестантов — 3,1 проц.; в пересчете на всё население — 14,3 проц., 8,6 проц. и 0,7 проц. соответственно.
 
Низкие показатели активной религиозной принадлежности подтверждаются и внешними источниками: по исследованию Gallup, Беларусь входит в число 11 стран, в которых религия играет наименьшую роль в повседневной жизни граждан. 
 
По результатам опроса Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ), в 2010-м православные составляли 78,8 проц., католики 11,1 проц., а протестанты 0,7 проц. от всего населения Беларуси (Религиозность и мораль беларусов // Исследование НИСЭПИ. 2010. 01 сент. (http://www.iiseps.org/analitica/143). Приведенные цифры в целом соответствуют данным прогосударственного аналитического центра; у этих двух институтов в значительной мере совпадают и оценки религиозной активности.
 
Социологи обращают внимание на то, что православные существенно уступают в культовой активности католикам и протестантам
Среди православных посещают храм от нескольких раз в месяц до нескольких раз в неделю 22,2 проц. верующих. В то время как для католиков и протестантов этот показатель соответственно составляет 55 проц. и 90,9 проц., то есть в пересчете на все население активные верующие — это 17,5 проц. православных, 6 проц. католиков, 0,64 проц. протестантов, что в целом соответствует результатам по исследованию «истинно верующих».
 
О размере конфессий можно судить и по числу зарегистрированных общин, что является официальной информацией. В общей структуре религиозных общин, по данным на 2012 год, Белорусская православная церковь, имеющая 1567 приходов, составляет 48 проц., римско-католическая с 479 приходами — 14,9 проц., а протестанты, в совокупности имеющие порядка 953 приходов, — около 30 проц. (процентный подсчет приведен по данным Аппарата Уполномоченного по делам религий и национальностей. Приложение 2 «Количество религиозных общин в Республике Беларусь (по состоянию на 1 января 2012 г., официальный сайт Уполномоченного по делам религий и национальностей). Таким образом, по данному параметру православное большинство выглядит не столь убедительно.
 
В Минске, где проживает более 2 млн жителей, численное преимущество православных общин еще менее значительно: БПЦ принадлежит 26 проц. религиозных общин, РКЦ — 14 проц., 3 проц. общин принадлежат греко-католической церкви, а протестантские общины составляют 43 проц., с преобладанием пятидесятников и баптистов (Официальный сайт Уполномоченного по делам религий и национальностей).
 

Конфессии перед законом: равные и более равные

 
Конституция Республики Беларусь предусматривает право «самостоятельно определять свое отношение к религии, единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выражать и распространять убеждения, связанные с отношением к религии, участвовать в отправлении религиозных культов, ритуалов, обрядов, не запрещенных законом» [vii]. Однако в принятой в 2002 году новой редакции закона «О свободе совести и религиозных организациях», которая развивает и детализирует данную конституционную норму, одновременно вводятся существенные ограничения, противоречащие международным стандартам в области свободы совести; эти ограничения затрагивают и православное большинство.
 
Во-первых, закон требует обязательной регистрации религиозных организаций [viii], без которой любая религиозная деятельность является незаконной. Более того, Уголовным кодексом предусмотрена ответственность за организацию деятельности или участие в деятельности незарегистрированных организаций, в том числе религиозных [ix]. Хотя данная норма практически не используется для возбуждения уголовных дел, прокуратура регулярно выносит предупреждения [x].
 
В связи с незарегистрированной деятельностью есть случаи преследования и православных организаций, например, в 2006-м они коснулись группы православных верующих из Гомеля [xi], принадлежащих к братству, входящему в состав Преображенского содружества малых православных братств [xii], которые проводили собрания на дому. По закону братства могут быть основаны только религиозным объединением (то есть епархией), а не гражданами, таким образом, любая деятельность подобных братств без регистрации незаконна, но при этом самостоятельно зарегистрироваться они не могут.
 
Многие приходские молодежные братства, даже имея благословение архиерея на свою деятельность, предпочитают избегать лишних хлопот и действуют без государственной регистрации, тем более что не видят в ней преимуществ. Обычно такая деятельность православных молодежных братств хотя и является незаконной и даже подпадает под уголовную ответственность, тем не менее не привлекает внимания соответствующих органов [xiii].
 
Проблема с регистрацией касается и автономных православных общин, не входящих в состав формально признанного религиозного объединения, например в Белорусскую Православную Церковь, которая подчиняется Московскому Патриархату; автономные общины не могут добиться государственной регистрации [xiv], не могут они также и создать религиозное объединение, альтернативное БПЦ (МП).
 
Во-вторых, сами общины — автономные либо входящие в состав религиозного объединения — ограничены в правах, в частности не могут учреждать средства массовой информации [xv], создавать учебные заведения [xvi], приглашать иностранных священнослужителей для религиозной деятельности [xvii]. Этим правом обладают только религиозные объединения [xviii].
 
Иностранные граждане, даже те, кто постоянно проживает на территории Беларуси, не имеют права учреждать религиозные организации [xix]. Религиозное образование для иностранцев регулируется специальным положением [xx]. Действует специальное положение о порядке приглашения нностранных гражданам в Республику Беларусь для занятия религиозной деятельностью:об их прибытии может ходатайствовать только религиозное объединение (общины этого права лишены), разрешение выдается на период сроком до одного года, но в выдаче такого разрешения может быть отказано, и даже при его наличии религиозная деятельность иностранцев жестко контролируется и ограничивается.
 
БПЦ приглашает иностранных преподавателей и специалистов, а также обучает иностранных студентов в духовных учебных заведениях, но для нее вопрос об иностранных священнослужителях не слишком важен, несмотря на дополнительные, порой обременительные, бюрократические процедуры, — в отличие от католиков, поскольку значительная часть (158 из 450) римско-католических священнослужителей — это граждане Польши [xxi], которых нередко лишают права осуществлять служение [xxii].
 
Ограничения касаются и религиозной деятельности вне культовых зданий (например, протестанты получают административные взыскания за проведение богослужений в частных домах [xxiii]), а также строительства самих культовых зданий [xxiv]. Санкцию на строительство новых церковных зданий религиозные организации должны получать у государственных властей, которые нередко без видимых причин отказывают в предоставлении земельных участков для данной цели [xxv]. Проблемы такого рода часто возникают у протестантских общин.
 
В качестве примера приведем случай с церковью «Новая жизнь» (религиозная община, входящая в Религиозное объединение общин христиан Полного Евангелия). С 1992-го по 2000 год она регулярно проводила богослужения в арендованном актовом зале Дворца культуры Минского тракторного завода. В 1999-м был принят Декрет Президента № 36 «О некоторых мерах по предупреждению чрезвычайных происшествий при проведении массовых мероприятий» от 9 сентября 1999 года, в соответствии с которым вводился разрешительный порядок проведения спортивных, культурных, религиозных и других массовых мероприятий, проходивших в не предназначенных для этих целей местах или под открытым небом. Были также внесены изменения в законодательство о массовых мероприятиях, в Кодекс об административных правонарушениях, в Закон «О свободе совести и религиозных организациях», в соответствии с которыми на проведение религиозных мероприятий в арендуемых помещениях, в квартирах и домах, прочих помещениях и местах некультового характера необходимо получать разрешение местных исполнительных органов.
 
В результате в 2000-м общине отказали в продлении договора аренды, а на проведение собраний в других местах власти разрешения не давали. Попытки решить ситуацию другими способами, в частности приобрести земельный участок для строительства культового здания, привели лишь к нескончаемым тяжбам с государством, которые продолжаются по сей день [xxvi].
 
Белорусская православная церковь тоже испытывает явный недостаток церковных зданий, вопреки утверждениям уполномоченного по делам религий, что обеспеченность культовыми зданиями в БПЦ достигает 92 проц. [xxvii]. В некоторых областях 30—40 проц. новых храмов строится без предварительного согласования, однако такое согласование все же происходит задним числом. Власти недовольны таким положением дел [xxviii], но все же не решаются разрушать или изымать незаконные здания у православных, как это делается в случае с протестантскими общинами, дабы не создавать открытого конфликта с БПЦ, которую государство позиционирует в качестве «особой» конфессии (см. ниже).
 
После взрыва в метро 11 апреля 2011 года, а также после «молчаливых» протестов, правоохранительные органы стали более жестко контролировать проведение массовых религиозных праздников 
На входе в храмы стоят милиционеры с металлоискателями, проверяющие содержимое корзинок с крашеными яйцами, неподалеку от храмов неизменно дежурят автозаки, пропускной режим организован в местах паломничеств или массовых религиозных мероприятий.
 
Наряду с вопросами свободы совести, Конституция Республики Беларусь предусматривает, что «религии и вероисповедания равны перед законом», а «взаимоотношения государства и религиозных организаций регулируются законом с учетом их влияния на формирование духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа» [xxxi]. Закон «О свободе совести и религиозных организациях» конкретизирует эту последнюю формулировку следующим образом: в преамбуле за православной церковью признается «определяющ[ая] рол[ь]... в историческом становлении и развитии духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа», за католической — «духовн[ая], культурн[ая] и историческ[ая] рол[ь] ... на территории Беларуси», а за евангелическо-лютеранской церковью, иудаизмом и исламом — «неотделимость... от общей истории народа Беларуси».
 
Эта риторика, выстраивающая иерархию «народ—территория—история», подразумевает — хотя и не провозглашает в явном виде — главенствующую роль православной церкви
Закон гласит, что «государство может строить свои взаимоотношения с религиозными объединениями путем заключения с ними соглашений в соответствии с гражданским законодательством Республики Беларусь» [xxxii]. На этом основании между Республикой Беларусь (в лице Совета министров) и республиканским религиозным объединением «Белорусская Православная Церковь» в 2003 году было заключено рамочное соглашение о сотрудничестве, по существу представляющее собой декларацию о намерениях [xxxiii]. 
 
 В 1998-м во время визита в Беларусь Госсекретаря Ватикана кардинала Торчизио Бертоне президент Александр Лукашенко сделал ряд сенсационных заявлений: он пригласил папу римского посетить Беларусь и пообещал скорое заключение конкордата между Беларусью и Ватиканом, который должен был стать аналогом соглашения с БПЦ [xxxiv]. Тема конкордата обсуждается и сегодня, однако, хотя данный документ якобы был разработан еще в 2009-м и готов к подписанию, до сих пор он существует только в проекте, содержание которого неизвестно[xxxv].
 
Характер соглашения с БПЦ можно понять по приоритетным направлениями сотрудничества, которые определяются в документе: «общественная нравственность, воспитание и образование, культура и творческая деятельность, охрана, восстановление и развитие исторического и культурного наследия, здравоохранение, социальное обеспечение, милосердие, благотворительность, поддержка института семьи, материнства и детства, попечение о лицах, находящихся в местах лишения свободы, воспитательная, социальная и психологическая работа с военнослужащими, охрана окружающей среды» [xxxvi]. Сотрудничество же по этим направлениям заключается в принятии совместных программ с отраслевыми министерствами и ведомствами [xxxvii].
 
В качестве примера рассмотрим, что представляет собой основанное на соглашении между государством и БПЦ сотрудничество с органами пограничной службы [xxxviii]: за десять лет вдоль всей границы Республики Беларусь было проведено три крестных хода (в 2008-м, 2009-м, 2012 году); 22 июня, в день начала Великой Отечественной войны, проводятся военно-патриотические спортивные слеты православной молодежи; воздвигнуто три храма на территории пограничных отрядов и групп. «Все это время пограничная служба находится под защитой Архистратига Михаила, — говорится на официальном сайте Государственного пограничного комитета Республики Беларусь в десятую годовщину подписания соглашения, — а Белорусская Православная Церковь помогает укреплять моральный дух пограничников, переживать трудности, способствует укреплению их нравственных начал» [xxxix]. Церковь сотрудничает и с другими силовыми структурами: с МВД и с вооруженными силами (действует четыре полковых храма, священнослужители присутствуют при принятии присяги [xl]; однако в Беларуси не существует института военных капелланов).
 
Что же касается заключенных, то в данной области сотрудничество затруднено[xli]. Согласно закону «О свободе совести», лица, находящиеся в местах предварительного заключения и отбывания наказания, имеют право на то, чтобы по их просьбе проводились религиозные обряды, ритуалы и церемонии, а также могут иметь, получать и пользоваться религиозной литературой и предметами культа. Однако в случае административного ареста посещения священнослужителей вообще не предусматриваются [xlii]; а для находящихся в СИЗО и ИВС правила внутреннего распорядка гласят, что «допускается приглашение» священнослужителей, но только «с разрешения органа, ведущего уголовный процесс» [xliii]. Соответствующего разрешения чаще всего не дают (в том числе если речь идет и о православных священниках [xliv]).
 
БПЦ сотрудничает и с Белорусской национальной телерадиокомпанией [xlv]. На белорусском телевидении выходят еженедельные программы «Існасць» (в переводе на русский «Сущность»), «Таямніца душы» («Тайна души»), «Благовест», транслируются рождественские и пасхальные богослужения, по двунадесятым и великим праздникам непременно передается «Слово Митрополита Филарета», а по телеканалу ОНТ (Общенациональное телевидение) каждое воскресенье выходит пятнадцатиминутная передача «Воскресная проповедь». Однако эти передачи идут не в самое лучшее время — в ранние утренние часы по субботам и воскресеньям. Обе сотрудничающие стороны особенно гордятся тем, что передачи не прерываются на рекламу, но это, скорее, свидетельствует о том, насколько сами программы и эфирное время, на которое они приходятся, не пользуются спросом у рекламодателей. Существуют также короткие теле-программы и на региональном уровне.
 
Были и попытки создания «православного радио», но они ни к чему не привели: такое радио появилось лишь в интернете, но и здесь вместо религиозного вещания транслируется обычная поп-музыка, которая прерывается заставками «Голос православной Беларуси — Радио София» и ей подобными
Государство оказывает БПЦ и финансовую поддержку, хотя в основном приходы Белорусской православной церкви живут за счет индивидуальных пожертвований, помощи со стороны бизнеса, иностранных проектов (главным образом, экуменического характера — сотрудничество с иностранными приходами и фондами отдельных общин и участие в проектах, которые координирует миссия «Христианское социальное служение» [xlix]), а также за счет хозяйственной (с экономической точки зрения «серой») деятельности самих приходов.
 
Наибольшего масштаба достигает деятельность известного во всей православной Европе Свято-Елизаветинского монастыря, аналога российского «Софрино», с обширным международным рынком сбыта и сотнями рабочих мест. Государственное финансирование касается отдельных храмов, например Дома милосердия или храма-памятника в честь Всех святых в Минске. В 2011-м на реконструкцию Жировичского монастыря с комплексом Минских Духовных школ и строительство духовно-просветительского центра в Минске было выделено около 1 млн евро [l]; в 2012 году на эти же цели была выделена примерно такая же сумма [li].
 
Религиозные организации, в их числе и православная церковь, освобождены от уплаты налогов на землю, недвижимость и имеют ряд других налоговых льгот. В случае же если православные религиозные организации допускают злоупотребления, например торгуют изделиями из драгоценных металлов, власти ограничиваются разъяснительной работой.
 
Государство предоставляет БПЦ все эти мнимые и реальные привилегии, поскольку,
 
по словам президента Лукашенко, «мы никогда не отделяли себя от Церкви, ведь государство и Церковь решают одну и ту же задачу... Мы..., по сути, выбрали ее главным идеологом белорусской государственности» [liv]; «в свою очередь и государство вправе рассчитывать на содействие со стороны представителей духовенства» [lv]
Фактически в Беларуси сложилась патерналистская схема церковно-государственных отношений, где центральную роль играет именно государство, которое ожидает, что Церковь будет поддерживать проводимую им политику. Пока та молчит или «подыгрывает» режиму, власти ее привечают, когда же она пытается высказывать мнение, противоречащее политике «белорусской государственности», «главным идеологом» которой она якобы является, государство ее попросту игнорирует.
 

Закон человеческий и Закон Божий: школа и церковь

 
Особый интерес вызывает сотрудничество между Белорусской православной церковью и Министерством образования, испугавшее многих сторонников светского образования, в том числе и среди государственных чиновников высокого ранга. В 2006 году огромный резонанс вызвала статья заместителя главы администрации президента Анатолия Рубинова, который высказал озабоченность «излишн[ей] активность[ю] церкви, стремление[м] проникнуть в среднее и высшее образование» [lvi].
 
По словам самих представителей БПЦ, вводить какие бы то ни было уроки религии в школе не планировалось, а речь шла лишь о «духовно-нравственном воспитании». Об этом прямо заявил разработчик соглашений со стороны православной церкви, юрист Андрей Алешко: «Законодательство не позволяет вводить в школе какие-либо религиозные предметы, каким является Закон Божий. Мы говорим лишь только о предметах по духовно-нравственному воспитанию. При этом законы об образовании и о свободе совести четко определяют условия такого образования: полная добровольность и письменное согласие родителей, внеучебное время» [lvii].
 
Первая программа сотрудничества между БПЦ и минобразования, разработанная на 2004—2006 годы, предусматривала «изучение возможности открытия в городе Минске православной гимназии» [lviii], однако спустя более десяти лет после принятия программы подобная гимназия так и не появилась. А в вузах не был введен курс по выбору по основам теологии [lix]. Что касается «изучения вопроса о возможности открытия кафедр теологии в высших учебных заведениях Республики Беларусь» [lx], то оно было осуществлено довольно оригинальным способом.
 
В 2004 году был закрыт Европейский гуманитарный университет (ЕГУ), где находился уникальный для Беларуси богословский факультет, ректором которого был глава БПЦ митрополит Филарет. Правда, в отличие от других факультетов ЕГУ, которые просто прекратили свое существование на территории Беларуси [lxi], богословский факультет был без изменения включен в состав Белорусского государственного университета, получив название Института теологии [lxii]. Таким образом, перед министерством образования встала задача, как вписать в рамки существующей системы образования богословскую дисциплину.
 
До 2008-го продолжал действовать стандарт, принятый в 1998 году и ориентированный на негосударственный вуз, который готовил специалистов по квалификации «теолог-религиовед, преподаватель теологии и религиоведения» [lxiii]. Разработанный в рамках государственной образовательной системы и принятый в 2008-м новый стандарт предназначен для подготовки специалистов более широкого профиля — «Теолог-религиовед. Преподаватель этики, эстетики и религиоведения» [lxiv]. Подготовка таких специалистов ведется в Институте теологии БГУ, а также в Витебском государственном университете на историческом факультете, однако в последнем нет даже специализированной теологической кафедры [lxv].
 
Несмотря на присутствие теологии в высшей школе, в Республике Беларусь не существует соответствующего стандарта для обучения в аспирантуре по данной специальности, нет также и совета по защите диссертаций по теологии [lxvi], таким образом, эта дисциплина имеет в образовательной и научной системе Республики Беларусь маргинальный статус.
 
Десять лет сотрудничества и совместных программ завершились созданием новых документов, которые, казалось бы, способствуют продолжению взаимодействия и выводят его на новый уровень — но только уровень ниже прежнего. Речь идет о принятии нового Кодекса «Об образовании» [lxvii], а также о последовавшем за ним «Положении о порядке, условиях, содержании и формах взаимодействия учреждений образования с религиозными организациями в вопросах воспитания обучающихся» [lxviii].
 
Теперь образовательным учреждениям разрешено взаимодействовать только с зарегистрированными религиозными организациями (исключительно во внеучебное время, в рамках плана воспитательной работы и только на основании письменных заявлений учащихся (или их законных представителей), которые входят в состав республиканского религиозного объединения, заключившего соответствующее соглашение о взаимодействии в вопросах воспитания учащихся с министерством образования в рамках соглашения о сотрудничестве религиозной организации с Республикой Беларусь.
 
Тем самым подобное взаимодействие доступно лишь православной церкви, поскольку у католиков нет республиканского объединения, а заключение соответствующего соглашения с государством крупными протестантскими религиозными объединениями - баптистами, пятидесятниками, да еще и в условиях отсутствия такого соглашения с католиками - невозможно по причинам их “нетрадиционности”, т.е. отсутствия в преамбуле Закона.
 
Новые нормативные акты сводят к минимуму собственно религиозный компонент в содержании внеучебных мероприятий: бесед, экскурсий, праздников. Вместо него предлагается гражданское, нравственное и патриотическое воспитание, профилактика правонарушений и влияния на молодежь «неблагонадежных» религиозных организаций, пропаганда здорового образа жизни и пр. Положение запрещает, помимо прочего, миссионерскую деятельность, сбор пожертвований, распространение материалов религиозного содержания, кроме специально утвержденных, проведение в образовательных учреждениях богослужений, религиозных обрядов, ритуалов, церемоний, размещение в них религиозных символов и культового имущества.
 
И все же, несмотря на столь узкую сферу взаимодействия между образовательными учреждениями и БПЦ, каких-то результатов удалось добиться. Так, в 2007 году в Бобруйске открылась первая православная гимназия, состоящая из одного класса начальной школы [lxix] с двумя часами православных предметов в неделю: «Основы православной веры» и «История и культура православия».
 
С 2003-го несколько православных классов начальной школы № 137 в Минске посещают занятия в Доме милосердия [lxx], где, кроме общеобразовательных предметов, ученикам преподаются «Основы православной культуры», проводятся беседы со священнослужителем и различные религиозные мероприятия [lxxi]. В минской школе № 175 в группе продленного дня для пяти детей проводится православный факультатив, в школе № 159 в одном из классов проводится факультатив по основам православной веры и истории религий [lxxii], в начальной школе при гимназии №33 г. Минска факультатив “ОПК на традициях белорусского народа” преподается раз в неделю учащимся 1-4 классов священнослужителями находящегося рядом прихода. В минской гимназии № 11 действует духовно-образовательный проект «Логос» [lxxiii], в рамках которого проводятся различные внеклассные мероприятия, например видеолекторий [lxxiv] или паломничества. В некоторых школах Минска и в регионах директора приглашают священнослужителей, чтобы провести беседы с учениками.
 
Действуют факультативы и в ряде школ, преимущественно в начальных классах, и в некоторых регионах Беларуси. Интенсивную религиозную деятельность можно наблюдать только в Минском Суворовском училище, где оборудован храм и за каждой ротой закреплен священник [lxxv].
 
Масштабы сотрудничества пока трудно назвать впечатляющими, похоже, Беларусь по присутствию религии в школе занимает одно из последних мест в Европе
Несмотря на огромное количество документов, программ и выступлений на эту тему, и клерикализация школам явно не грозит. Проведенное в 2011 году исследование на тему, как минские школьники и их родители относятся к перспективе преподавания факультативного курса о религии, показало, что жители белорусской столицы воспринимают эту идею довольно скептически и отдают предпочтение курсу, носящему неконфессиональный характер [lxxvi].

 

Церковь в безуспешных попытках общественного диалога

 

Описывая положение Белорусской православной церкви в обществе, исследовательница Ольга Бреская констатирует: «Церковь не смогла стать автономным участником публичной жизни за последние десятилетия независимости Беларуси», что, на ее взгляд, объясняется патерналистской политикой государства, а также отсутствием сильных религиозных сообществ внутри церкви, способных лоббировать свои интересы в публичном пространстве [lxxvii].
 
Тем не менее было бы ошибочно утверждать, что православная церковь не присутствует в публичной сфере и не заявляет свою позицию по актуальным для нее или для некоторых сообществ, связанных с православием, вопросам, таким как ИНН, демография, аборты и репродуктивные технологии, общественная нравственность.
 
Распространенные в постсоветское время в Русской православной церкви движения против ИНН нашли отклик и в определенных православных кругах Беларуси, в основном связанных с маргинальными политическими движениями, с Почаевским монастырем (это особенно касается жителей Западного Полесья: именно оттуда происходили многие «пензенские затворники» [lxxviii]), а также с бывшим епископом Диомидом [lxxix]. Такие группы, разной степени организации и по-разному связанные с официальной церковью, участвовали в «чине всенародного покаяния» [lxxx],, проводили различного рода конференции (по благословению митрополита Филарета и при поддержке священнослужителей БПЦ) [lxxxi], крестные ходы и молитвенные стояния (что нередко вызывает недовольство у церковного руководства) [lxxxii], обращались в светские суды (как в случае с жителями Могилева) [lxxxiii], а также в Конституционный суд, добившись от последнего не только ответа на обращение «Об идентификационном номере в паспорте гражданина» [lxxxiv], но и решения «О назначении пенсии по возрасту работающим гражданам, по религиозным убеждениям не имеющим паспорта» [lxxxv].
 
Несмотря на то что движение против ИНН имеет маргинальный характер и зачастую направлено против официальной церкви, БПЦ все же пытается реагировать на происходящее и обращается к государственным властям. В качестве примера приведем недавнее заявление Синода «О практике использования новых средств идентификации граждан» [lxxxvi], а такие вопросы отнюдь не часто обсуждаются на уровне Синода [lxxxvii].
 
Еще одной традиционной для церкви темой — как на уровне низовых инициатив (приходские и межприходские движения: Центр защиты семьи и материнства «Матуля» [lxxxviii], молодежный отряд «Элейсон» [lxxxix] и др.), так и на официальном уровне — являются вопросы, связанные с демографией, семейными ценностями, ювенальной юстицией, абортами и репродуктивными технологиями. В этой связи нередко звучит антизападная и конспирологическая риторика. В 2011 году БПЦ на официальном уровне выступила с довольно резкой критикой законопроекта «О репродуктивных технологиях и гарантиях граждан при их применении» [xc].
 
Основные претензии вызвали положения, касающиеся использования технологии ЭКО, донорства половых клеток, суррогатного материнства, экспериментов над эмбрионами. Документ подвергся критике также из-за того, что, принимая его, государство проигнорировало голос церквей, хотя православная церковь провела морально-этическую экспертизу законопроекта [xci]. Пресс-секретарь Минской епархии даже заявил, что законопроект «находится в резком противоречии с точкой зрения Православной церкви, ее учением» [xcii]. Представители православной пролайф общественности обращались в государственные органы с требованиями пересмотреть положения законопроекта. Тем не менее эта критика не обрела форму официальной, публично высказанной церковной позиции, хотя благодаря ей некоторые положения в законе были незначительно подкорректированы [xciii].
 
В 2012-м церковь подвергла критике проект закона «О медицине», сконцентрировавшись в первую очередь на проблеме абортов и репродуктивных технологий, однако и в этом случае результат лоббирования был минимальным, хотя позиция церкви широко обсуждалась и в обществе, и в СМИ. Тем не менее Совет министров все же внес незначительные изменения в другой документ, который регулирует порядок осуществления процедуры аборта, отменив значительное число так называемых «социальных показателей» [xciv], позволяющих производить аборт на сроке от 13 до 22 недели беременности [xcv].
 
Еще одна область, на которую традиционно пытается влиять церковь, — это общественная нравственность.
 
В 2009 году в Беларуси был создан Общественный совет по нравственности [xcvi], инициаторами которого выступили БПЦ и пропрезидентский Союз писателей, а в его состав вошли представители религиозных объединений, отмеченных в преамбуле закона «О свободе совести и религиозных организациях»
Предполагалось, что совет будет выступать в качестве консультативного органа. Одной из наиболее известных инициатив совета стала неудачная попытка запретить концерт немецкой группы “Rammstein” [xcvii]. В том же 2009-м на одной из встреч Синода БПЦ с президентом Лукашенко митрополит Филарет призвал «ввести действенное регулирование интернет-содержимого на законодательном уровне, как это сделано во многих странах, в частности в Китае» [xcviii].
 
Что касается внутрицерковных и околоцерковных движений, связанных с демократическими ценностями, правами человека, белорусским национальным возрождением, то есть со всем тем, что ассоциируется с политической оппозицией режиму Лукашенко, то руководство БПЦ всегда относилось к ним с некоторой враждебностью.
 
Вот почему неожиданной и неслыханной для Беларуси дерзостью стало то, что произошло после президентских выборов 2010 года. После того как была жестоко разогнана демонстрация против фальсификаций результатов, арестованы кандидаты в президенты и некоторые участники демонстрации, впоследствии получившие продолжительные сроки заключения (среди них оказались и активные православные верующие), митрополит Филарет медлил поздравлять Лукашенко, а официальная газета Минской епархии напечатала письма прихожан, обращенные к священноначалию с призывом выступить против несправедливости и жестокости со стороны государственных органов.
 
Однако после вмешательства патриарха Кирилла, который прервал возникшую паузу своим поздравлением, выражая вновь избранному президенту свою однозначную поддержку (несмотря на письмо-петицию к патриарху со стороны православной интеллигенции), протестное настроение в Беларуси постепенно сошло на нет [xcix].
 
Тем не менее демократическая общественность не оставляла надежды на то, что Церковь заступится за политзаключенных и даже сможет содействовать их освобождению [c]. Однако вместо этого БПЦ дерзнула заступиться за игумена Ефрема из Ватопедского монастыря [ci], настолько горячо обратившись к политическому руководству Греции с требованием справедливого суда [cii], что даже понадобилось специальное заявление Вселенского Патриарха о недопустимости вмешательства в чужую юрисдикцию [ciii].
 
Гораздо более сдержанно повела себя православная церковь в вопросе «печалования» о судьбе осужденных на смертную казнь обвиняемых по делу о взрыве 11 апреля 2011-го в минском метро, несмотря на то что православные активисты организовали сбор подписей под петицией против смертной казни [civ]. БПЦ, хотя и высказала сомнение в целесообразности смертной казни как таковой, в то же время отметила, что Церковь не должна требовать ее отмены, и даже заявила о категорической недопустимости для Церкви вмешиваться «в компетенцию судебной и исполнительной власти» [cv].
 
Хотя православная церковь не оправдывает надежд, которые на нее возлагают как государство, так и различные группы в обществе, ожидания, связанные с ней, по-прежнему довольно высоки
Об этом свидетельствует уровень доверия, который в ходе специальных опросов высказывают в адрес БПЦ, и этот уровень только возрастает: так, по рейтингу доверия в 2006-м и 2010 году православная церковь занимала первое место, опережая президента [cvi] (однако социологи отмечают, что «природа доверия» к церкви иная, поскольку церковь выполняет исключительно символическую функцию).
 
Попытку политической инструментализации доверия предпринимало не только государство, но и оппозиционная (правоцентритская) партия «Белорусская Христианская Демократия» (БХД) [cvii], один из лидеров которой, кандидат на президентское кресло в 2010-м, Виталий Рымашевский, является активным православным прихожанином. По словам другого православного лидера партии, политзаключенного Павла Северинца, «именно верующие составляют основной корпус тех, кто поддерживает христианскую демократию» [cviii]. К БХД присоединились верующие, ранее входившие в состав других политических сил, а также церковные активисты в основном православной и протестантской конфессий, ранее не имевшие опыта политической деятельности.
 
Их привлекла христианская риторика партии, схожая с риторикой приходских пролайф движений (со знакомым набором тем о защите семьи, борьбы с абортами, о расширении влияния христианских ценностей в обществе). Однако дискурс БХД — при всей своей схожести с дискурсом Белорусской православной церкви — существенно отличается от него призывами к возрождению национального самосознания, языка и культуры, скептическим отношением к союзу с Россией, а также правозащитным аспектом, особенно что касается свободы совести и протестантских церквей. И все же, несмотря на то что БПЦ не выражает однозначной поддержки в адрес этой партии, она и не дистанцируется от нее в публичной сфере.
 
Православная церковь в Беларуси пытается одновременно выступать на стороне государства и отстаивать свои ценности. Последнее может быть эффективным только при условии участия в общественном диалоге. Ставка на государство объясняется не только традиционной проавторитарной позицией православной церкви, которая чувствует себя уютнее в системе жесткой иерархии, но и слабостью гражданского общества в Беларуси в целом. И хотя с тактической точки зрения опора на государство вполне объяснима, такое поведение БПЦ ограничивает ее развитие как полноправного субъекта общественных процессов, не позволяя ей стать катализатором перемен, но оставляя лишь роль пассивного объекта, когда перемены все же начнутся.
 
Примечания

[i] Гл. 1. 3. Устава Русской Православной Церкви. 2013 (http://www.patriarchia.ru/db/text/133115.html).

[ii] Ст. 5 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ.

[iii] Мониторинг СМИ: БелТА: Этноконфессиональная ситуация в Беларуси. Online конференция Леонида Гуляко: http://churchby.info/bel/409/

[iv] Ст. 5 Закона Республики Беларусь «О национальных меньшинства в Республике Беларусь» от 11 ноября 1992 г. № 1926-XІІ.

[v] Мониторинг СМИ: БелТА: Этноконфессиональная ситуация в Беларуси.

[vi] Калинов А. Выступление на Ежегодном совещании по вопросам человеческого измерения ОБСЕ в Варшаве (Республика Польша) 7 октября 2008 г. // HDIM.DEL/335/08 7 October 2008 (http://www.osce.org/ru/odihr/34116).

[vii] Ст. 31 Конституции Республики Беларусь: http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=v19402875&p2={NRPA}

[viii] Ст. 16 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ.

[ix] Ст. 193-1 Уголовного Кодекса Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. № 275-З, введена в 2006 году.

[x] http://forb.by/node/360

[xi] http://www.forum18.org/Archive.php?article_id=971

[xii] http://www.psmb.ru/

[xiii] Васілевіч Н. Кантроль, неакрэсьленасьць, рызыка: моладзевыя хрысьціянскія ініцыятывы ў Беларусі // Асамблея. 2008. № 3. С. 18—22.

[xiv] Шавцова Д. Законодательство Республики Беларусь о религиозных организациях. Минск, 2012. С. 3—4 (http://www.forb.by/sites/default/files/shavtsova_legislation.pdf).

[xv] Ст. 27 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ.

[xvi] Ст. 28 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ.

[xvii] Ст. 29 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ.

[xviii] Закон «О свободе совести и религиозных организациях» следующим образом определяет понятия «религиозной общины» и «религиозного объединения»: «Религиозной общиной признается объединение в пределах территории одного или нескольких населенных пунктов группы граждан Республики Беларусь, являющихся приверженцами единого вероисповедания, для совместного исповедания веры и удовлетворения иных религиозных потребностей. Религиозные общины образуются по инициативе не менее двадцати граждан Республики Беларусь, достигших восемнадцатилетнего возраста и постоянно проживающих в одном или нескольких населенных пунктах, имеющих смежные территориальные пределы, и действуют только на их территории. Общины действуют на добровольных началах в соответствии со своими уставами и подлежат государственной регистрации в порядке, установленном настоящим Законом» (ст. 14); «Религиозным объединением признается объединение религиозных общин единого вероисповедания для совместного удовлетворения религиозных потребностей их участников (членов). Религиозные объединения образуются при наличии не менее десяти религиозных общин единого вероисповедания, из которых хотя бы одна осуществляет свою деятельность на территории Республики Беларусь не менее двадцати лет. Религиозные объединения действуют через свои органы управления» (ст. 15).

[xix] Ст. 14 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ.

[xx] Положение № 123 «О порядке приглашения иностранных граждан и лиц без гражданства в Республику Беларусь в целях занятия религиозной деятельностью» утверждено Постановлением Совета министров Республики Беларусь 30 января 2008 г.

[xxi] http://www.belta.by/ru/all_news/society/Ne-znajuschij-polskogo-jazyka-ksendz-ne-prorabotaet-v-Polshe-i-odnogo-dnja_i_590017.html

[xxii] Василевич Н. Беларусь: визовый «бан-лист» для ксендзов // http://churchby.info/rus/821/

[xxiii] http://spring96.org/ru/news/9477

[xxiv] Согласно закону о религиозных организациях, религиозную деятельность можно преимущественно осуществлять в специально предназначенных для данной цели культовых зданиях. Религиозная деятельность вне культовых зданий имеет ограничения. С этой проблемой сталкиваются прежде всего те общины, которые совершают культовые действия вне зданий (например, крещения в водоёмах), а также те небольшие общины, которые не имеют собственного культового сооружения и вполне могли бы проводить служения в частных домах. Ст. 25 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ.

[xxv] В Беларуси религиозная организация, как и другие юридические лица, не может приобрести землю в собственность. См.: Шавцова Д. Законодательство Республики Беларусь о религиозных организациях. С. 6.

[xxvi] http://www.forb.by/taxonomy/term/107

[xxvii] http://www.belta.by/ru/all_news/culture/V-religioznoj-zhizni-Belarusi-soxranjajut-veduschuju-rol-traditsionnye-konfessii---Guljako_i_622119.html

[xxviii] http://www.belta.by/ru/all_news/society/Problema-dolgostroja-i-nesoglasovannogo-stroitelstva-kultovyx-zdanij-ostaetsja-aktualnoj-_i_610823.html

[xxix] «Молчаливые протесты» — организованные в социальных сетях и стихийные акции (флешмобы), проходившие летом 2011-го и вызванные недовольством действиями руководства страны, которые привели к финансовому кризису, девальвации белорусского рубля и резкому скачку цен. В протестах активно принимали участие и представители демократических сил. В ходе этих акций люди без лозунгов выходили на центральные площади или другие места белорусских городов и молча хлопали в ладоши. Множество людей было арестовано, аресты производились сотрудниками милиции, одетыми в гражданскую одежду. Участников протестов обвиняли в хулиганстве, поскольку их действия нельзя было квалифицировать ни по одной из «политических» статей. Не будучи непосредственно связанными ни с какими политическими силами, акции отличались особой массовостью, однако многочисленные аресты и превентивные задержания, а также проблемы организации остановили волну протестов.

[xxx] http://www.forb.by/node/342

[xxxi] Ст. 16 Конституции Республики Беларусь.

[xxxii] Ст. 8 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ.

[xxxiii] Текст соглашения см.: http://church.by/resource/Dir0009/Dir0015/. Поначалу в средствах массовой информации высказывались опасения, что принятие соглашения установит чуть ли не теократию или, по меньшей мере, придаст БПЦ статус государственный церкви, однако после ознакомления с подписанным текстом такие опасения развеялись, см.: Быковский П. БПЦ фиксирует свой статус как церкви большинства, но о построении теократии речь не идет// Белорусы и рынок. 2003. № 23 (556). 13—16 июня (http://www.br.minsk.by/index.php?article=18868).

[xxxiv] Калиновская Т. Потепление или оттепель? // Белорусы и рынок. 2008. № 25 (809) (http://www.br.minsk.by/index.php?article=33076).

[xxxv] Васілевіч Н. Беларусь і Ватыкан: ці магчымае заключэнне канкардату // За свабоднае веравызнанне. 2011. № 27 (студзень—сакавік) (http://forb.by/node/223). Проблема разработки конкордата состоит в том, что подобное соглашение с трудом вписывается в схему, изложенную в законе «О свободе совести и религиозных организациях». Закон предусматривает, что соглашение заключается в рамках гражданского законодательства, а не носит характер международного, межгосударственного документа. Кроме того, субъектом со стороны конфессий являются религиозные объединения, зарегистрированные в Республике Беларусь, а не иные государства как субъекты международного права (см.: ст. 8 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ). Заключение межгосударственного соглашения совершается по иным правилам, в частности требует ратификации парламентом (см.: Конкордат: значение, цели, перспективы. Официальный сайт Римско-католической церкви в Беларуси: http://catholic.by/2/ru/news/interview/100804-interview.html), что значительно повышает его статус по сравнению с соглашением, которое с 2003 года действует с православной церковью.

[xxxvi] Ст. 3 Соглашения о сотрудничестве между Республикой Беларусь и Белорусской Православной Церковью от 12 июня 2003 года (http://church.by/resource/Dir0009/Dir0015/).

[xxxvii] Следует отметить, что подобные ведомственные соглашения существовали и ранее, до принятия новой редакции закона о религиозных организациях и рамочного Соглашения (например, договор с МВД был заключен еще в 1998 году: http://mvd.gov.by/ru/main.aspx?guid=3641).

[xxxviii] Соглашение о сотрудничестве между пограничными войсками Республики Беларусь и Белорусской Православной Церковью. 18 янв. 2003 года (http://www.church.by/resource/Dir0009/Dir0015/Page0029.html).

[xxxix] Десять лет Соглашению о сотрудничестве между органами пограничной службы и Белорусской православной церковью. См. официальный сайт Государственного пограничного комитета Республики Беларусь: http://gpk.gov.by/press_center/news/serv/16274/.

[xl] http://mvd.gov.by/ru/main.aspx?guid=3641

[xli] Василевич Н. Законодательство Республики Беларусь о свободе вероисповедания лиц, содержащихся под стражей либо в иных учреждениях закрытого типа. Минск, 2012 (http://www.forb.by/sites/default/files/vasilevich_arrested.pdf).

[xlii] Правила внутреннего распорядка специальных учреждений органов внутренних дел, исполняющих административное взыскание в виде административного ареста. Утверждены Постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 8 августа 2007 г. № 194, гл. 10.

[xliii] Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Республики Беларусь. Утверждены Постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 13 января 2001 г. № 3, п. 117; Правила внутреннего распорядка изоляторов временного содержания органов внутренних дел. Утверждены Постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 20 октября 2003 г., п. 104.

[xliv] Glace O. Belarus: “Clergy Access is Something Exceptional in Pre-trial Detention Centres”// http://www.forum18.org/archive.php?article_id=1589

[xlv] Белорусская Православная Церковь и Белтелерадиокомпания подвели промежуточные итоги сотрудничества (http://church.by/ru/node/806).

[xlvi] http://naviny.by/rubrics/society/2008/04/01/ic_news_116_288523/

[xlvii] http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=73144

[xlviii] http://radiosofia.by/

[xlix] http://imcss.org/

[l] http://www.belarus21.by/ru/main_menu/religion/sotr/relig_sit

[li] http://www.belta.by/ru/all_news/culture/V-religioznoj-zhizni-Belarusi-soxranjajut-veduschuju-rol-traditsionnye-konfessii---Guljako_i_622119.html

[lii] Налоговый Кодекс Республики Беларусь. Ст. 185. П. 2. Подп.2.2, ст.193.

[liii] http://www.belta.by/ru/all_news/culture/V-religioznoj-zhizni-Belarusi-soxranjajut-veduschuju-rol-traditsionnye-konfessii---Guljako_i_622119.html

[liv] http://president.gov.by/press47606.html

[lv] http://afn.by/news/i/24378

[lvi] Рубинов А. Наука и общество // Советская Белоруссия (http://www.sb.by/?area=content&articleID=55642).

[lvii] Быковский П. Указ. соч.

[lviii] Программа сотрудничества между Министерством образования Республики Беларусь и Белорусской Православной Церковью на 2004—2006 гг. П. 52.

[lix] Там же. П. 53.

[lx] Там же. П. 54.

[lxi] Европейский гуманитарный университет вновь открылся в Вильнюсе, таким образом, остальные факультеты «перекочевали» в Литву.

[lxii] http://inst.bsu.by

[lxiii] Образовательный стандарт по специальности Г.01.02.00 Теология был утвержден и введен в действие приказом Министра образования от 30.12.1998 г. № 697.

[lxiv] Стандарт был утвержден и введен в действие постановлением Министерства образования Республики Беларусь от 12.06.2008 г. № 50.

[lxv] http://vsu.by/index.php/ru/podrazdeleniya-universiteta/fakultety/istoricheskij-fakultet

[lxvi] См. официальный сайт Высшей аттестационной комиссии: http://vak.org.by/.

[lxvii] Кодекс Республики Беларусь «Об образовании» 13 января 2011 г. № 243-З (http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=hk1100243&p2={NRPA}).

[lxviii] Положение о порядке, условиях, содержании и формах взаимодействия учреждений образования с религиозными организациями в вопросах воспитания обучающихся. Постановление Совета Министров Республики Беларусь 24.06.2011 № 838 (http://churchby.info/rus/723/).

[lxix] http://www.kp.by/daily/23958/145847/

[lxx] http://www.ctv.by/новости/новости-минска-и-минской-области/дом-миласердия-в-минске-первый-многофункциональный

[lxxi] http://www.interfax.by/article/100228

[lxxii] http://news.tut.by/society/73463.html

[lxxiii] http://www.logos.ortox.by/

[lxxiv] http://logos.ortox.by/news/guid/1137192

[lxxv] http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=29138

[lxxvi] Шкурова Е.В., Карасева С.Г., Белов А.А. Отношение старшеклассников и родителей школьников г. Минска к перспективе изучения факультативного курса о религии/религиях. Отчет о результатах социологического исследования. Минск: «Четыре четверти», 2011.

[lxxvii] Breskaya O. Model relacji między Cerkwią a państwem na Białorusi w kontekście postsekularyzacji społeczeństw europejskich // Politeja. 2012.№ 9 (22/1). C. 133—152. С. 152.

[lxxviii] http://churchby.info/rus/news/2008/04/15-1/

[lxxix] Епископ Диомид (Дзюбан), будучи правящим архиереем Анадырско-Чукотской епархии, выступил против руководства Московской Патриархии, обвиняя его в отступлении от православного вероучения («Обращение епископа Диомида»), в частности, в следовании «еретическому учению экуменизма», в оправдании «персональной идентификации граждан» и пр. Был запрещен в священнослужении и извергнут из священного сана. В настоящее время является лидером неканонической религиозной группы «Святейший Правительствующий Синод Русской Православной Церкви», предавал анафеме руководство РПЦ.

[lxxx] Чин всенародного покаяния -- движение в православии, представители которого считают, что для возрождения русского народа православным людям необходимо лично покаяться в предательстве и убийстве царя Николая II и членов его семьи (грехе цареубийства, который является наследственным). Чин представляет собой текст покаяния, а также мероприятия, связанные с ним, проходящие у памятника царю Николаю в селе Тайнинское (г. Мытищи Московской области), который собирает ревнителей покаяния со всех стран СНГ, при участии отдельных священнослужителей. Кроме прославления царя Николая и утверждения необходимости покаяния в его убийстве, последователи этого движения выступают с критикой «ереси экуменизма», а также идентификационных номеров, используя при этом антизападную и антилиберальную риторику. См. официальный сайт движения: http://www.chin-pokayaniya.ru/.

[lxxxi] http://churchby.info/rus/news/2007/04/23-1/

[lxxxii] http://churchby.info/rus/news/2007/12/06-1/

[lxxxiii] http://www.forb.by/node/240

[lxxxiv] Ответ Конституционного Суда на обращение «Об идентификационном номере в паспорте гражданина» см.: http://www.forb.by/node/92.

[lxxxv] Решение Конституционного Суда Республики Беларусь «О назначении пенсии по возрасту работающим гражданам, по религиозным убеждениям не имеющим паспорта» 15.01.2007 № 01/16 (http://www.forb.by/node/113).

[lxxxvi] Заявление Синода Белорусской Православной Церкви «О практике использования новых средств идентификации граждан» // http://www.church.by/resource/Dir0301/Dir0302/2012/Page4277.html.

[lxxxvii] Несколько особняком стоит тема принудительной дактилоскопии. Хотя штрафам за уклонение от данной процедуры по религиозным соображениям подвергалось несколько православных священников, однако антидактилоскопический протест носил стихийный, а не организованный характер. См.: Суд не оправдал священника // http://www.orthos.org/grodno/gev/june2012/from_life.htm#odr; Василевич Н. Дактилоскопирование и Церковь: Контуры сопротивления // http://nmnby.eu/news/express/4863.html.

[lxxxviii] http://matylia.by/

[lxxxix] http://www.sobor.by/volonterskij_otriad_eleison.htm

[xc] Закон №341-З принят под названием «О вспомогательных репродуктивных технологиях» 7 января 2012 года.

[xci] Религиозно-этическая экспертиза проекта Закона Республики Беларусь «О вспомогательных репродуктивных технологиях и гарантиях прав граждан при их применении»: http://www.church.by/resource/Dir0301/Dir0302/2011/Page3440.html.

[xcii] http://churchby.info/bel/news/2011/05/01-2/

[xciii] Предложения Белорусской православной церкви в связи с обсуждением проекта Закона «О вспомогательных репродуктивных технологиях и гарантиях прав граждан при их применении»: http://churchby.info/rus/756/.

[xciv] Постановление Совета министров №23 от 11.01.2013 г.: http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=C21300023&p1=1

[xcv] На долю абортов по социальным показателям приходится не более 8 проц. прерывания беременности: http://www.belta.by/ru/all_news/society/V-Belarusi-otmenili-bolshinstvo-sotsialnyx-pokazanij-dlja-abortov-na-pozdnem-sroke_i_620933.html.

[xcvi] http://naviny.by/rubrics/society/2009/07/08/ic_news_116_314213/

[xcvii] http://korrespondent.net/showbiz/music/1049768-sovet-po-nravstvennosti-belarusi-potreboval-zapretit-koncert-rammstein

[xcviii] Митрополит Филарет (Вахромеев). Слово на встрече Синода БПЦ и Президента РБ 27 марта 2009 г. (http://churchby.info/bel/288/).

[xcix] См.: Василевич Н. Надежда на Церковь // http://churchby.info/rus/670/

[c] Калинкина С. А помечтать можно? // http://charter97.org/ru/news/2012/10/13/59867/; Северинец П. Патриарх Кирилл может поднять тему политзаключенных // http://www.belaruspartisan.org/politic/221013/.

[ci] Подробнее об истории с игуменом Ефремом см. в статье Алексея Богдановского о греческой церкви в предыдущем номере Pro et Contra: Богдановский А. Греческая Церковь: в ожидании диалога с обществом // Pro et Contra. 2013. Май-июнь. С. 75—89 — Прим. ред.

[cii] Обращение Митрополита Минского и Слуцкого, Патриаршего Экзарха всея Беларуси Филарета к руководству Греческой Республики в связи с заключением под стражу игумена Священной великой обители Ватопед архимандрита Ефрема // http://www.church.by/resource/Dir0301/Dir0302/2012/Page4079.html.

[ciii] Заявление Священного Синода Вселенского Патриархата в связи с ситуацией вокруг игумена Ефрема // http://churchby.info/rus/797/

[civ] Петиция (текст Петиции см.: http://churchby.info/bel/831/) в первую очередь была адресована руководству Белорусской православной церкви, чтобы БПЦ выступила в качестве морального авторитета за отмену смертной казни, а также властям Беларуси от имени православных верующих.

[cv] Христианское отношение к смертной казни: Разъяснения пресс-службы Минской епархии Белорусской Православной Церкви // http://www.church.by/resource/Dir0301/Dir0302/2011/Page3998.html; Василевич Н. Смертная казнь: должно, возможно или нельзя // http://nmnby.eu/news/analytics/4486.html. В 2013 году митрополит Филарет в своем докладе на круглом столе Совета Европы заявил, что «мы, христиане, не можем оправдывать смертную казнь» (http://www.church.by/ru/node/1086).  

[cvi] http://www.iiseps.org/analitica/159

[cvii] http://bchd.info

[cviii] http://www.svaboda.org/content/Transcript/764583.html
 
Источник: carnegieendowment.org

 

Конкурс «Беларусь в фокусе» проведен при поддержке проекта mymedia.org,ua. Церемония награждения победителей состоится 28 марта 2014 года в Варшаве

 

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

Православная церковь в Беларуси пытается одновременно выступать на стороне государства и отстаивать свои ценности. Последнее может быть эффективным только при условии участия в общественном диалоге.

Белорусская Православная Церковь (БПЦ) канонически входит в состав Русской Православной Церкви; она административно связана с РПЦ и зависит от характерных для последней культурных и экклесиологических образцов. Белорусский Экзархат — название, более точно определяющее статус и степень автономности БПЦ, чьи специфические черты обусловлены исторической поликонфессиональностью белорусского общества и особенностями существующего в Беларуси политического режима.
 
По Уставу РПЦ[i], Республика Беларусь является канонической территорией Русской Православной Церкви и юрисдикция РПЦ распространяется на “проживающих здесь верующих православного исповедания”. Количество этих верующих установить непросто, поскольку ни церковь, ни государство не ведут статистики, оперируя приблизительными или вовсе не имеющими ничего общего с реальностью данными.
 
В анкету переписи населения, проходившей в 2009 году, не был включен вопрос о религиозной принадлежности. Уполномоченный по делам религий и национальностей Леонид Гуляко объяснял этот факт буквой закона[ii]: «никто не обязан сообщать о своем отношении к религии» [iii]. Однако в том, что касается национальности, государство проявило меньшую деликатность: хотя закон «О национальных меньшинствах в Республике Беларусь» [iv]и содержит аналогичное положение, вопрос о национальной принадлежности в переписи все же присутствовал, а значит, отсутствие вопроса о религиозной принадлежности имело иные причины
 
Поскольку нет данных, основанных на переписи, государственные чиновники, регулирующие конфессиональную сферу, утверждают, что «аппарат Уполномоченного не дает официальной статистики конфессионального состава населения страны», уточняя при этом, что «основным источником информации о конфессиональном составе страны становятся социологические исследования» [v].
 
По данным таких исследований, верующие составляют 50% населения, из них к православным себя относят 80% к католикам —14%, к протестантам — 2%, и 4% приходится на другие религии
Это в пересчете по отношению ко всему населению Беларуси (приблизительно, 10 млн жителей) дает более скромные результаты: 40% православных, 8% католиков и 1% протестантов (более подробные данные о числе верующих см. в подверстке на с. ХХ).
 

Статистика: сколько в Беларуси православных?

 
Данные государственных аналитических центров, в зависимости от избираемой ими методологии, могут значительно различаться. Так, недавний опрос президентского информационно-аналитического центра показал следующие значения: 93,5% населения относит себя к определенной конфессии, среди них 81% — к православной (в пересчете на все население — 75,7%), 10,5% (8,9%) — к католической и 2% (1,87%) — к иным, при этом только 11,5% от всех респондентов «ведут себя активно в религиозном плане».
 
Для того чтобы установить количество активных верующих, которых также называют «истинно верующими», Институт социологии Академии наук в 2011 году провел исследование, в результате которого выяснилось, что «истинно верующих» в Беларуси 20 проц., среди них православных — 57,3 проц., католиков — 34,5 проц., а протестантов — 3,1 проц.; в пересчете на всё население — 14,3 проц., 8,6 проц. и 0,7 проц. соответственно.
 
Низкие показатели активной религиозной принадлежности подтверждаются и внешними источниками: по исследованию Gallup, Беларусь входит в число 11 стран, в которых религия играет наименьшую роль в повседневной жизни граждан. 
 
По результатам опроса Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ), в 2010-м православные составляли 78,8 проц., католики 11,1 проц., а протестанты 0,7 проц. от всего населения Беларуси (Религиозность и мораль беларусов // Исследование НИСЭПИ. 2010. 01 сент. (http://www.iiseps.org/analitica/143). Приведенные цифры в целом соответствуют данным прогосударственного аналитического центра; у этих двух институтов в значительной мере совпадают и оценки религиозной активности.
 
Социологи обращают внимание на то, что православные существенно уступают в культовой активности католикам и протестантам
Среди православных посещают храм от нескольких раз в месяц до нескольких раз в неделю 22,2 проц. верующих. В то время как для католиков и протестантов этот показатель соответственно составляет 55 проц. и 90,9 проц., то есть в пересчете на все население активные верующие — это 17,5 проц. православных, 6 проц. католиков, 0,64 проц. протестантов, что в целом соответствует результатам по исследованию «истинно верующих».
 
О размере конфессий можно судить и по числу зарегистрированных общин, что является официальной информацией. В общей структуре религиозных общин, по данным на 2012 год, Белорусская православная церковь, имеющая 1567 приходов, составляет 48 проц., римско-католическая с 479 приходами — 14,9 проц., а протестанты, в совокупности имеющие порядка 953 приходов, — около 30 проц. (процентный подсчет приведен по данным Аппарата Уполномоченного по делам религий и национальностей. Приложение 2 «Количество религиозных общин в Республике Беларусь (по состоянию на 1 января 2012 г., официальный сайт Уполномоченного по делам религий и национальностей). Таким образом, по данному параметру православное большинство выглядит не столь убедительно.
 
В Минске, где проживает более 2 млн жителей, численное преимущество православных общин еще менее значительно: БПЦ принадлежит 26 проц. религиозных общин, РКЦ — 14 проц., 3 проц. общин принадлежат греко-католической церкви, а протестантские общины составляют 43 проц., с преобладанием пятидесятников и баптистов (Официальный сайт Уполномоченного по делам религий и национальностей).
 

Конфессии перед законом: равные и более равные

 
Конституция Республики Беларусь предусматривает право «самостоятельно определять свое отношение к религии, единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выражать и распространять убеждения, связанные с отношением к религии, участвовать в отправлении религиозных культов, ритуалов, обрядов, не запрещенных законом» [vii]. Однако в принятой в 2002 году новой редакции закона «О свободе совести и религиозных организациях», которая развивает и детализирует данную конституционную норму, одновременно вводятся существенные ограничения, противоречащие международным стандартам в области свободы совести; эти ограничения затрагивают и православное большинство.
 
Во-первых, закон требует обязательной регистрации религиозных организаций [viii], без которой любая религиозная деятельность является незаконной. Более того, Уголовным кодексом предусмотрена ответственность за организацию деятельности или участие в деятельности незарегистрированных организаций, в том числе религиозных [ix]. Хотя данная норма практически не используется для возбуждения уголовных дел, прокуратура регулярно выносит предупреждения [x].
 
В связи с незарегистрированной деятельностью есть случаи преследования и православных организаций, например, в 2006-м они коснулись группы православных верующих из Гомеля [xi], принадлежащих к братству, входящему в состав Преображенского содружества малых православных братств [xii], которые проводили собрания на дому. По закону братства могут быть основаны только религиозным объединением (то есть епархией), а не гражданами, таким образом, любая деятельность подобных братств без регистрации незаконна, но при этом самостоятельно зарегистрироваться они не могут.
 
Многие приходские молодежные братства, даже имея благословение архиерея на свою деятельность, предпочитают избегать лишних хлопот и действуют без государственной регистрации, тем более что не видят в ней преимуществ. Обычно такая деятельность православных молодежных братств хотя и является незаконной и даже подпадает под уголовную ответственность, тем не менее не привлекает внимания соответствующих органов [xiii].
 
Проблема с регистрацией касается и автономных православных общин, не входящих в состав формально признанного религиозного объединения, например в Белорусскую Православную Церковь, которая подчиняется Московскому Патриархату; автономные общины не могут добиться государственной регистрации [xiv], не могут они также и создать религиозное объединение, альтернативное БПЦ (МП).
 
Во-вторых, сами общины — автономные либо входящие в состав религиозного объединения — ограничены в правах, в частности не могут учреждать средства массовой информации [xv], создавать учебные заведения [xvi], приглашать иностранных священнослужителей для религиозной деятельности [xvii]. Этим правом обладают только религиозные объединения [xviii].
 
Иностранные граждане, даже те, кто постоянно проживает на территории Беларуси, не имеют права учреждать религиозные организации [xix]. Религиозное образование для иностранцев регулируется специальным положением [xx]. Действует специальное положение о порядке приглашения нностранных гражданам в Республику Беларусь для занятия религиозной деятельностью:об их прибытии может ходатайствовать только религиозное объединение (общины этого права лишены), разрешение выдается на период сроком до одного года, но в выдаче такого разрешения может быть отказано, и даже при его наличии религиозная деятельность иностранцев жестко контролируется и ограничивается.
 
БПЦ приглашает иностранных преподавателей и специалистов, а также обучает иностранных студентов в духовных учебных заведениях, но для нее вопрос об иностранных священнослужителях не слишком важен, несмотря на дополнительные, порой обременительные, бюрократические процедуры, — в отличие от католиков, поскольку значительная часть (158 из 450) римско-католических священнослужителей — это граждане Польши [xxi], которых нередко лишают права осуществлять служение [xxii].
 
Ограничения касаются и религиозной деятельности вне культовых зданий (например, протестанты получают административные взыскания за проведение богослужений в частных домах [xxiii]), а также строительства самих культовых зданий [xxiv]. Санкцию на строительство новых церковных зданий религиозные организации должны получать у государственных властей, которые нередко без видимых причин отказывают в предоставлении земельных участков для данной цели [xxv]. Проблемы такого рода часто возникают у протестантских общин.
 
В качестве примера приведем случай с церковью «Новая жизнь» (религиозная община, входящая в Религиозное объединение общин христиан Полного Евангелия). С 1992-го по 2000 год она регулярно проводила богослужения в арендованном актовом зале Дворца культуры Минского тракторного завода. В 1999-м был принят Декрет Президента № 36 «О некоторых мерах по предупреждению чрезвычайных происшествий при проведении массовых мероприятий» от 9 сентября 1999 года, в соответствии с которым вводился разрешительный порядок проведения спортивных, культурных, религиозных и других массовых мероприятий, проходивших в не предназначенных для этих целей местах или под открытым небом. Были также внесены изменения в законодательство о массовых мероприятиях, в Кодекс об административных правонарушениях, в Закон «О свободе совести и религиозных организациях», в соответствии с которыми на проведение религиозных мероприятий в арендуемых помещениях, в квартирах и домах, прочих помещениях и местах некультового характера необходимо получать разрешение местных исполнительных органов.
 
В результате в 2000-м общине отказали в продлении договора аренды, а на проведение собраний в других местах власти разрешения не давали. Попытки решить ситуацию другими способами, в частности приобрести земельный участок для строительства культового здания, привели лишь к нескончаемым тяжбам с государством, которые продолжаются по сей день [xxvi].
 
Белорусская православная церковь тоже испытывает явный недостаток церковных зданий, вопреки утверждениям уполномоченного по делам религий, что обеспеченность культовыми зданиями в БПЦ достигает 92 проц. [xxvii]. В некоторых областях 30—40 проц. новых храмов строится без предварительного согласования, однако такое согласование все же происходит задним числом. Власти недовольны таким положением дел [xxviii], но все же не решаются разрушать или изымать незаконные здания у православных, как это делается в случае с протестантскими общинами, дабы не создавать открытого конфликта с БПЦ, которую государство позиционирует в качестве «особой» конфессии (см. ниже).
 
После взрыва в метро 11 апреля 2011 года, а также после «молчаливых» протестов, правоохранительные органы стали более жестко контролировать проведение массовых религиозных праздников 
На входе в храмы стоят милиционеры с металлоискателями, проверяющие содержимое корзинок с крашеными яйцами, неподалеку от храмов неизменно дежурят автозаки, пропускной режим организован в местах паломничеств или массовых религиозных мероприятий.
 
Наряду с вопросами свободы совести, Конституция Республики Беларусь предусматривает, что «религии и вероисповедания равны перед законом», а «взаимоотношения государства и религиозных организаций регулируются законом с учетом их влияния на формирование духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа» [xxxi]. Закон «О свободе совести и религиозных организациях» конкретизирует эту последнюю формулировку следующим образом: в преамбуле за православной церковью признается «определяющ[ая] рол[ь]... в историческом становлении и развитии духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа», за католической — «духовн[ая], культурн[ая] и историческ[ая] рол[ь] ... на территории Беларуси», а за евангелическо-лютеранской церковью, иудаизмом и исламом — «неотделимость... от общей истории народа Беларуси».
 
Эта риторика, выстраивающая иерархию «народ—территория—история», подразумевает — хотя и не провозглашает в явном виде — главенствующую роль православной церкви
Закон гласит, что «государство может строить свои взаимоотношения с религиозными объединениями путем заключения с ними соглашений в соответствии с гражданским законодательством Республики Беларусь» [xxxii]. На этом основании между Республикой Беларусь (в лице Совета министров) и республиканским религиозным объединением «Белорусская Православная Церковь» в 2003 году было заключено рамочное соглашение о сотрудничестве, по существу представляющее собой декларацию о намерениях [xxxiii]. 
 
 В 1998-м во время визита в Беларусь Госсекретаря Ватикана кардинала Торчизио Бертоне президент Александр Лукашенко сделал ряд сенсационных заявлений: он пригласил папу римского посетить Беларусь и пообещал скорое заключение конкордата между Беларусью и Ватиканом, который должен был стать аналогом соглашения с БПЦ [xxxiv]. Тема конкордата обсуждается и сегодня, однако, хотя данный документ якобы был разработан еще в 2009-м и готов к подписанию, до сих пор он существует только в проекте, содержание которого неизвестно[xxxv].
 
Характер соглашения с БПЦ можно понять по приоритетным направлениями сотрудничества, которые определяются в документе: «общественная нравственность, воспитание и образование, культура и творческая деятельность, охрана, восстановление и развитие исторического и культурного наследия, здравоохранение, социальное обеспечение, милосердие, благотворительность, поддержка института семьи, материнства и детства, попечение о лицах, находящихся в местах лишения свободы, воспитательная, социальная и психологическая работа с военнослужащими, охрана окружающей среды» [xxxvi]. Сотрудничество же по этим направлениям заключается в принятии совместных программ с отраслевыми министерствами и ведомствами [xxxvii].
 
В качестве примера рассмотрим, что представляет собой основанное на соглашении между государством и БПЦ сотрудничество с органами пограничной службы [xxxviii]: за десять лет вдоль всей границы Республики Беларусь было проведено три крестных хода (в 2008-м, 2009-м, 2012 году); 22 июня, в день начала Великой Отечественной войны, проводятся военно-патриотические спортивные слеты православной молодежи; воздвигнуто три храма на территории пограничных отрядов и групп. «Все это время пограничная служба находится под защитой Архистратига Михаила, — говорится на официальном сайте Государственного пограничного комитета Республики Беларусь в десятую годовщину подписания соглашения, — а Белорусская Православная Церковь помогает укреплять моральный дух пограничников, переживать трудности, способствует укреплению их нравственных начал» [xxxix]. Церковь сотрудничает и с другими силовыми структурами: с МВД и с вооруженными силами (действует четыре полковых храма, священнослужители присутствуют при принятии присяги [xl]; однако в Беларуси не существует института военных капелланов).
 
Что же касается заключенных, то в данной области сотрудничество затруднено[xli]. Согласно закону «О свободе совести», лица, находящиеся в местах предварительного заключения и отбывания наказания, имеют право на то, чтобы по их просьбе проводились религиозные обряды, ритуалы и церемонии, а также могут иметь, получать и пользоваться религиозной литературой и предметами культа. Однако в случае административного ареста посещения священнослужителей вообще не предусматриваются [xlii]; а для находящихся в СИЗО и ИВС правила внутреннего распорядка гласят, что «допускается приглашение» священнослужителей, но только «с разрешения органа, ведущего уголовный процесс» [xliii]. Соответствующего разрешения чаще всего не дают (в том числе если речь идет и о православных священниках [xliv]).
 
БПЦ сотрудничает и с Белорусской национальной телерадиокомпанией [xlv]. На белорусском телевидении выходят еженедельные программы «Існасць» (в переводе на русский «Сущность»), «Таямніца душы» («Тайна души»), «Благовест», транслируются рождественские и пасхальные богослужения, по двунадесятым и великим праздникам непременно передается «Слово Митрополита Филарета», а по телеканалу ОНТ (Общенациональное телевидение) каждое воскресенье выходит пятнадцатиминутная передача «Воскресная проповедь». Однако эти передачи идут не в самое лучшее время — в ранние утренние часы по субботам и воскресеньям. Обе сотрудничающие стороны особенно гордятся тем, что передачи не прерываются на рекламу, но это, скорее, свидетельствует о том, насколько сами программы и эфирное время, на которое они приходятся, не пользуются спросом у рекламодателей. Существуют также короткие теле-программы и на региональном уровне.
 
Были и попытки создания «православного радио», но они ни к чему не привели: такое радио появилось лишь в интернете, но и здесь вместо религиозного вещания транслируется обычная поп-музыка, которая прерывается заставками «Голос православной Беларуси — Радио София» и ей подобными
Государство оказывает БПЦ и финансовую поддержку, хотя в основном приходы Белорусской православной церкви живут за счет индивидуальных пожертвований, помощи со стороны бизнеса, иностранных проектов (главным образом, экуменического характера — сотрудничество с иностранными приходами и фондами отдельных общин и участие в проектах, которые координирует миссия «Христианское социальное служение» [xlix]), а также за счет хозяйственной (с экономической точки зрения «серой») деятельности самих приходов.
 
Наибольшего масштаба достигает деятельность известного во всей православной Европе Свято-Елизаветинского монастыря, аналога российского «Софрино», с обширным международным рынком сбыта и сотнями рабочих мест. Государственное финансирование касается отдельных храмов, например Дома милосердия или храма-памятника в честь Всех святых в Минске. В 2011-м на реконструкцию Жировичского монастыря с комплексом Минских Духовных школ и строительство духовно-просветительского центра в Минске было выделено около 1 млн евро [l]; в 2012 году на эти же цели была выделена примерно такая же сумма [li].
 
Религиозные организации, в их числе и православная церковь, освобождены от уплаты налогов на землю, недвижимость и имеют ряд других налоговых льгот. В случае же если православные религиозные организации допускают злоупотребления, например торгуют изделиями из драгоценных металлов, власти ограничиваются разъяснительной работой.
 
Государство предоставляет БПЦ все эти мнимые и реальные привилегии, поскольку,
 
по словам президента Лукашенко, «мы никогда не отделяли себя от Церкви, ведь государство и Церковь решают одну и ту же задачу... Мы..., по сути, выбрали ее главным идеологом белорусской государственности» [liv]; «в свою очередь и государство вправе рассчитывать на содействие со стороны представителей духовенства» [lv]
Фактически в Беларуси сложилась патерналистская схема церковно-государственных отношений, где центральную роль играет именно государство, которое ожидает, что Церковь будет поддерживать проводимую им политику. Пока та молчит или «подыгрывает» режиму, власти ее привечают, когда же она пытается высказывать мнение, противоречащее политике «белорусской государственности», «главным идеологом» которой она якобы является, государство ее попросту игнорирует.
 

Закон человеческий и Закон Божий: школа и церковь

 
Особый интерес вызывает сотрудничество между Белорусской православной церковью и Министерством образования, испугавшее многих сторонников светского образования, в том числе и среди государственных чиновников высокого ранга. В 2006 году огромный резонанс вызвала статья заместителя главы администрации президента Анатолия Рубинова, который высказал озабоченность «излишн[ей] активность[ю] церкви, стремление[м] проникнуть в среднее и высшее образование» [lvi].
 
По словам самих представителей БПЦ, вводить какие бы то ни было уроки религии в школе не планировалось, а речь шла лишь о «духовно-нравственном воспитании». Об этом прямо заявил разработчик соглашений со стороны православной церкви, юрист Андрей Алешко: «Законодательство не позволяет вводить в школе какие-либо религиозные предметы, каким является Закон Божий. Мы говорим лишь только о предметах по духовно-нравственному воспитанию. При этом законы об образовании и о свободе совести четко определяют условия такого образования: полная добровольность и письменное согласие родителей, внеучебное время» [lvii].
 
Первая программа сотрудничества между БПЦ и минобразования, разработанная на 2004—2006 годы, предусматривала «изучение возможности открытия в городе Минске православной гимназии» [lviii], однако спустя более десяти лет после принятия программы подобная гимназия так и не появилась. А в вузах не был введен курс по выбору по основам теологии [lix]. Что касается «изучения вопроса о возможности открытия кафедр теологии в высших учебных заведениях Республики Беларусь» [lx], то оно было осуществлено довольно оригинальным способом.
 
В 2004 году был закрыт Европейский гуманитарный университет (ЕГУ), где находился уникальный для Беларуси богословский факультет, ректором которого был глава БПЦ митрополит Филарет. Правда, в отличие от других факультетов ЕГУ, которые просто прекратили свое существование на территории Беларуси [lxi], богословский факультет был без изменения включен в состав Белорусского государственного университета, получив название Института теологии [lxii]. Таким образом, перед министерством образования встала задача, как вписать в рамки существующей системы образования богословскую дисциплину.
 
До 2008-го продолжал действовать стандарт, принятый в 1998 году и ориентированный на негосударственный вуз, который готовил специалистов по квалификации «теолог-религиовед, преподаватель теологии и религиоведения» [lxiii]. Разработанный в рамках государственной образовательной системы и принятый в 2008-м новый стандарт предназначен для подготовки специалистов более широкого профиля — «Теолог-религиовед. Преподаватель этики, эстетики и религиоведения» [lxiv]. Подготовка таких специалистов ведется в Институте теологии БГУ, а также в Витебском государственном университете на историческом факультете, однако в последнем нет даже специализированной теологической кафедры [lxv].
 
Несмотря на присутствие теологии в высшей школе, в Республике Беларусь не существует соответствующего стандарта для обучения в аспирантуре по данной специальности, нет также и совета по защите диссертаций по теологии [lxvi], таким образом, эта дисциплина имеет в образовательной и научной системе Республики Беларусь маргинальный статус.
 
Десять лет сотрудничества и совместных программ завершились созданием новых документов, которые, казалось бы, способствуют продолжению взаимодействия и выводят его на новый уровень — но только уровень ниже прежнего. Речь идет о принятии нового Кодекса «Об образовании» [lxvii], а также о последовавшем за ним «Положении о порядке, условиях, содержании и формах взаимодействия учреждений образования с религиозными организациями в вопросах воспитания обучающихся» [lxviii].
 
Теперь образовательным учреждениям разрешено взаимодействовать только с зарегистрированными религиозными организациями (исключительно во внеучебное время, в рамках плана воспитательной работы и только на основании письменных заявлений учащихся (или их законных представителей), которые входят в состав республиканского религиозного объединения, заключившего соответствующее соглашение о взаимодействии в вопросах воспитания учащихся с министерством образования в рамках соглашения о сотрудничестве религиозной организации с Республикой Беларусь.
 
Тем самым подобное взаимодействие доступно лишь православной церкви, поскольку у католиков нет республиканского объединения, а заключение соответствующего соглашения с государством крупными протестантскими религиозными объединениями - баптистами, пятидесятниками, да еще и в условиях отсутствия такого соглашения с католиками - невозможно по причинам их “нетрадиционности”, т.е. отсутствия в преамбуле Закона.
 
Новые нормативные акты сводят к минимуму собственно религиозный компонент в содержании внеучебных мероприятий: бесед, экскурсий, праздников. Вместо него предлагается гражданское, нравственное и патриотическое воспитание, профилактика правонарушений и влияния на молодежь «неблагонадежных» религиозных организаций, пропаганда здорового образа жизни и пр. Положение запрещает, помимо прочего, миссионерскую деятельность, сбор пожертвований, распространение материалов религиозного содержания, кроме специально утвержденных, проведение в образовательных учреждениях богослужений, религиозных обрядов, ритуалов, церемоний, размещение в них религиозных символов и культового имущества.
 
И все же, несмотря на столь узкую сферу взаимодействия между образовательными учреждениями и БПЦ, каких-то результатов удалось добиться. Так, в 2007 году в Бобруйске открылась первая православная гимназия, состоящая из одного класса начальной школы [lxix] с двумя часами православных предметов в неделю: «Основы православной веры» и «История и культура православия».
 
С 2003-го несколько православных классов начальной школы № 137 в Минске посещают занятия в Доме милосердия [lxx], где, кроме общеобразовательных предметов, ученикам преподаются «Основы православной культуры», проводятся беседы со священнослужителем и различные религиозные мероприятия [lxxi]. В минской школе № 175 в группе продленного дня для пяти детей проводится православный факультатив, в школе № 159 в одном из классов проводится факультатив по основам православной веры и истории религий [lxxii], в начальной школе при гимназии №33 г. Минска факультатив “ОПК на традициях белорусского народа” преподается раз в неделю учащимся 1-4 классов священнослужителями находящегося рядом прихода. В минской гимназии № 11 действует духовно-образовательный проект «Логос» [lxxiii], в рамках которого проводятся различные внеклассные мероприятия, например видеолекторий [lxxiv] или паломничества. В некоторых школах Минска и в регионах директора приглашают священнослужителей, чтобы провести беседы с учениками.
 
Действуют факультативы и в ряде школ, преимущественно в начальных классах, и в некоторых регионах Беларуси. Интенсивную религиозную деятельность можно наблюдать только в Минском Суворовском училище, где оборудован храм и за каждой ротой закреплен священник [lxxv].
 
Масштабы сотрудничества пока трудно назвать впечатляющими, похоже, Беларусь по присутствию религии в школе занимает одно из последних мест в Европе
Несмотря на огромное количество документов, программ и выступлений на эту тему, и клерикализация школам явно не грозит. Проведенное в 2011 году исследование на тему, как минские школьники и их родители относятся к перспективе преподавания факультативного курса о религии, показало, что жители белорусской столицы воспринимают эту идею довольно скептически и отдают предпочтение курсу, носящему неконфессиональный характер [lxxvi].

 

Церковь в безуспешных попытках общественного диалога

 

Описывая положение Белорусской православной церкви в обществе, исследовательница Ольга Бреская констатирует: «Церковь не смогла стать автономным участником публичной жизни за последние десятилетия независимости Беларуси», что, на ее взгляд, объясняется патерналистской политикой государства, а также отсутствием сильных религиозных сообществ внутри церкви, способных лоббировать свои интересы в публичном пространстве [lxxvii].
 
Тем не менее было бы ошибочно утверждать, что православная церковь не присутствует в публичной сфере и не заявляет свою позицию по актуальным для нее или для некоторых сообществ, связанных с православием, вопросам, таким как ИНН, демография, аборты и репродуктивные технологии, общественная нравственность.
 
Распространенные в постсоветское время в Русской православной церкви движения против ИНН нашли отклик и в определенных православных кругах Беларуси, в основном связанных с маргинальными политическими движениями, с Почаевским монастырем (это особенно касается жителей Западного Полесья: именно оттуда происходили многие «пензенские затворники» [lxxviii]), а также с бывшим епископом Диомидом [lxxix]. Такие группы, разной степени организации и по-разному связанные с официальной церковью, участвовали в «чине всенародного покаяния» [lxxx],, проводили различного рода конференции (по благословению митрополита Филарета и при поддержке священнослужителей БПЦ) [lxxxi], крестные ходы и молитвенные стояния (что нередко вызывает недовольство у церковного руководства) [lxxxii], обращались в светские суды (как в случае с жителями Могилева) [lxxxiii], а также в Конституционный суд, добившись от последнего не только ответа на обращение «Об идентификационном номере в паспорте гражданина» [lxxxiv], но и решения «О назначении пенсии по возрасту работающим гражданам, по религиозным убеждениям не имеющим паспорта» [lxxxv].
 
Несмотря на то что движение против ИНН имеет маргинальный характер и зачастую направлено против официальной церкви, БПЦ все же пытается реагировать на происходящее и обращается к государственным властям. В качестве примера приведем недавнее заявление Синода «О практике использования новых средств идентификации граждан» [lxxxvi], а такие вопросы отнюдь не часто обсуждаются на уровне Синода [lxxxvii].
 
Еще одной традиционной для церкви темой — как на уровне низовых инициатив (приходские и межприходские движения: Центр защиты семьи и материнства «Матуля» [lxxxviii], молодежный отряд «Элейсон» [lxxxix] и др.), так и на официальном уровне — являются вопросы, связанные с демографией, семейными ценностями, ювенальной юстицией, абортами и репродуктивными технологиями. В этой связи нередко звучит антизападная и конспирологическая риторика. В 2011 году БПЦ на официальном уровне выступила с довольно резкой критикой законопроекта «О репродуктивных технологиях и гарантиях граждан при их применении» [xc].
 
Основные претензии вызвали положения, касающиеся использования технологии ЭКО, донорства половых клеток, суррогатного материнства, экспериментов над эмбрионами. Документ подвергся критике также из-за того, что, принимая его, государство проигнорировало голос церквей, хотя православная церковь провела морально-этическую экспертизу законопроекта [xci]. Пресс-секретарь Минской епархии даже заявил, что законопроект «находится в резком противоречии с точкой зрения Православной церкви, ее учением» [xcii]. Представители православной пролайф общественности обращались в государственные органы с требованиями пересмотреть положения законопроекта. Тем не менее эта критика не обрела форму официальной, публично высказанной церковной позиции, хотя благодаря ей некоторые положения в законе были незначительно подкорректированы [xciii].
 
В 2012-м церковь подвергла критике проект закона «О медицине», сконцентрировавшись в первую очередь на проблеме абортов и репродуктивных технологий, однако и в этом случае результат лоббирования был минимальным, хотя позиция церкви широко обсуждалась и в обществе, и в СМИ. Тем не менее Совет министров все же внес незначительные изменения в другой документ, который регулирует порядок осуществления процедуры аборта, отменив значительное число так называемых «социальных показателей» [xciv], позволяющих производить аборт на сроке от 13 до 22 недели беременности [xcv].
 
Еще одна область, на которую традиционно пытается влиять церковь, — это общественная нравственность.
 
В 2009 году в Беларуси был создан Общественный совет по нравственности [xcvi], инициаторами которого выступили БПЦ и пропрезидентский Союз писателей, а в его состав вошли представители религиозных объединений, отмеченных в преамбуле закона «О свободе совести и религиозных организациях»
Предполагалось, что совет будет выступать в качестве консультативного органа. Одной из наиболее известных инициатив совета стала неудачная попытка запретить концерт немецкой группы “Rammstein” [xcvii]. В том же 2009-м на одной из встреч Синода БПЦ с президентом Лукашенко митрополит Филарет призвал «ввести действенное регулирование интернет-содержимого на законодательном уровне, как это сделано во многих странах, в частности в Китае» [xcviii].
 
Что касается внутрицерковных и околоцерковных движений, связанных с демократическими ценностями, правами человека, белорусским национальным возрождением, то есть со всем тем, что ассоциируется с политической оппозицией режиму Лукашенко, то руководство БПЦ всегда относилось к ним с некоторой враждебностью.
 
Вот почему неожиданной и неслыханной для Беларуси дерзостью стало то, что произошло после президентских выборов 2010 года. После того как была жестоко разогнана демонстрация против фальсификаций результатов, арестованы кандидаты в президенты и некоторые участники демонстрации, впоследствии получившие продолжительные сроки заключения (среди них оказались и активные православные верующие), митрополит Филарет медлил поздравлять Лукашенко, а официальная газета Минской епархии напечатала письма прихожан, обращенные к священноначалию с призывом выступить против несправедливости и жестокости со стороны государственных органов.
 
Однако после вмешательства патриарха Кирилла, который прервал возникшую паузу своим поздравлением, выражая вновь избранному президенту свою однозначную поддержку (несмотря на письмо-петицию к патриарху со стороны православной интеллигенции), протестное настроение в Беларуси постепенно сошло на нет [xcix].
 
Тем не менее демократическая общественность не оставляла надежды на то, что Церковь заступится за политзаключенных и даже сможет содействовать их освобождению [c]. Однако вместо этого БПЦ дерзнула заступиться за игумена Ефрема из Ватопедского монастыря [ci], настолько горячо обратившись к политическому руководству Греции с требованием справедливого суда [cii], что даже понадобилось специальное заявление Вселенского Патриарха о недопустимости вмешательства в чужую юрисдикцию [ciii].
 
Гораздо более сдержанно повела себя православная церковь в вопросе «печалования» о судьбе осужденных на смертную казнь обвиняемых по делу о взрыве 11 апреля 2011-го в минском метро, несмотря на то что православные активисты организовали сбор подписей под петицией против смертной казни [civ]. БПЦ, хотя и высказала сомнение в целесообразности смертной казни как таковой, в то же время отметила, что Церковь не должна требовать ее отмены, и даже заявила о категорической недопустимости для Церкви вмешиваться «в компетенцию судебной и исполнительной власти» [cv].
 
Хотя православная церковь не оправдывает надежд, которые на нее возлагают как государство, так и различные группы в обществе, ожидания, связанные с ней, по-прежнему довольно высоки
Об этом свидетельствует уровень доверия, который в ходе специальных опросов высказывают в адрес БПЦ, и этот уровень только возрастает: так, по рейтингу доверия в 2006-м и 2010 году православная церковь занимала первое место, опережая президента [cvi] (однако социологи отмечают, что «природа доверия» к церкви иная, поскольку церковь выполняет исключительно символическую функцию).
 
Попытку политической инструментализации доверия предпринимало не только государство, но и оппозиционная (правоцентритская) партия «Белорусская Христианская Демократия» (БХД) [cvii], один из лидеров которой, кандидат на президентское кресло в 2010-м, Виталий Рымашевский, является активным православным прихожанином. По словам другого православного лидера партии, политзаключенного Павла Северинца, «именно верующие составляют основной корпус тех, кто поддерживает христианскую демократию» [cviii]. К БХД присоединились верующие, ранее входившие в состав других политических сил, а также церковные активисты в основном православной и протестантской конфессий, ранее не имевшие опыта политической деятельности.
 
Их привлекла христианская риторика партии, схожая с риторикой приходских пролайф движений (со знакомым набором тем о защите семьи, борьбы с абортами, о расширении влияния христианских ценностей в обществе). Однако дискурс БХД — при всей своей схожести с дискурсом Белорусской православной церкви — существенно отличается от него призывами к возрождению национального самосознания, языка и культуры, скептическим отношением к союзу с Россией, а также правозащитным аспектом, особенно что касается свободы совести и протестантских церквей. И все же, несмотря на то что БПЦ не выражает однозначной поддержки в адрес этой партии, она и не дистанцируется от нее в публичной сфере.
 
Православная церковь в Беларуси пытается одновременно выступать на стороне государства и отстаивать свои ценности. Последнее может быть эффективным только при условии участия в общественном диалоге. Ставка на государство объясняется не только традиционной проавторитарной позицией православной церкви, которая чувствует себя уютнее в системе жесткой иерархии, но и слабостью гражданского общества в Беларуси в целом. И хотя с тактической точки зрения опора на государство вполне объяснима, такое поведение БПЦ ограничивает ее развитие как полноправного субъекта общественных процессов, не позволяя ей стать катализатором перемен, но оставляя лишь роль пассивного объекта, когда перемены все же начнутся.
 
Примечания

[i] Гл. 1. 3. Устава Русской Православной Церкви. 2013 (http://www.patriarchia.ru/db/text/133115.html).

[ii] Ст. 5 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ.

[iii] Мониторинг СМИ: БелТА: Этноконфессиональная ситуация в Беларуси. Online конференция Леонида Гуляко: http://churchby.info/bel/409/

[iv] Ст. 5 Закона Республики Беларусь «О национальных меньшинства в Республике Беларусь» от 11 ноября 1992 г. № 1926-XІІ.

[v] Мониторинг СМИ: БелТА: Этноконфессиональная ситуация в Беларуси.

[vi] Калинов А. Выступление на Ежегодном совещании по вопросам человеческого измерения ОБСЕ в Варшаве (Республика Польша) 7 октября 2008 г. // HDIM.DEL/335/08 7 October 2008 (http://www.osce.org/ru/odihr/34116).

[vii] Ст. 31 Конституции Республики Беларусь: http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=v19402875&p2={NRPA}

[viii] Ст. 16 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ.

[ix] Ст. 193-1 Уголовного Кодекса Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. № 275-З, введена в 2006 году.

[x] http://forb.by/node/360

[xi] http://www.forum18.org/Archive.php?article_id=971

[xii] http://www.psmb.ru/

[xiii] Васілевіч Н. Кантроль, неакрэсьленасьць, рызыка: моладзевыя хрысьціянскія ініцыятывы ў Беларусі // Асамблея. 2008. № 3. С. 18—22.

[xiv] Шавцова Д. Законодательство Республики Беларусь о религиозных организациях. Минск, 2012. С. 3—4 (http://www.forb.by/sites/default/files/shavtsova_legislation.pdf).

[xv] Ст. 27 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ.

[xvi] Ст. 28 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ.

[xvii] Ст. 29 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ.

[xviii] Закон «О свободе совести и религиозных организациях» следующим образом определяет понятия «религиозной общины» и «религиозного объединения»: «Религиозной общиной признается объединение в пределах территории одного или нескольких населенных пунктов группы граждан Республики Беларусь, являющихся приверженцами единого вероисповедания, для совместного исповедания веры и удовлетворения иных религиозных потребностей. Религиозные общины образуются по инициативе не менее двадцати граждан Республики Беларусь, достигших восемнадцатилетнего возраста и постоянно проживающих в одном или нескольких населенных пунктах, имеющих смежные территориальные пределы, и действуют только на их территории. Общины действуют на добровольных началах в соответствии со своими уставами и подлежат государственной регистрации в порядке, установленном настоящим Законом» (ст. 14); «Религиозным объединением признается объединение религиозных общин единого вероисповедания для совместного удовлетворения религиозных потребностей их участников (членов). Религиозные объединения образуются при наличии не менее десяти религиозных общин единого вероисповедания, из которых хотя бы одна осуществляет свою деятельность на территории Республики Беларусь не менее двадцати лет. Религиозные объединения действуют через свои органы управления» (ст. 15).

[xix] Ст. 14 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ.

[xx] Положение № 123 «О порядке приглашения иностранных граждан и лиц без гражданства в Республику Беларусь в целях занятия религиозной деятельностью» утверждено Постановлением Совета министров Республики Беларусь 30 января 2008 г.

[xxi] http://www.belta.by/ru/all_news/society/Ne-znajuschij-polskogo-jazyka-ksendz-ne-prorabotaet-v-Polshe-i-odnogo-dnja_i_590017.html

[xxii] Василевич Н. Беларусь: визовый «бан-лист» для ксендзов // http://churchby.info/rus/821/

[xxiii] http://spring96.org/ru/news/9477

[xxiv] Согласно закону о религиозных организациях, религиозную деятельность можно преимущественно осуществлять в специально предназначенных для данной цели культовых зданиях. Религиозная деятельность вне культовых зданий имеет ограничения. С этой проблемой сталкиваются прежде всего те общины, которые совершают культовые действия вне зданий (например, крещения в водоёмах), а также те небольшие общины, которые не имеют собственного культового сооружения и вполне могли бы проводить служения в частных домах. Ст. 25 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ.

[xxv] В Беларуси религиозная организация, как и другие юридические лица, не может приобрести землю в собственность. См.: Шавцова Д. Законодательство Республики Беларусь о религиозных организациях. С. 6.

[xxvi] http://www.forb.by/taxonomy/term/107

[xxvii] http://www.belta.by/ru/all_news/culture/V-religioznoj-zhizni-Belarusi-soxranjajut-veduschuju-rol-traditsionnye-konfessii---Guljako_i_622119.html

[xxviii] http://www.belta.by/ru/all_news/society/Problema-dolgostroja-i-nesoglasovannogo-stroitelstva-kultovyx-zdanij-ostaetsja-aktualnoj-_i_610823.html

[xxix] «Молчаливые протесты» — организованные в социальных сетях и стихийные акции (флешмобы), проходившие летом 2011-го и вызванные недовольством действиями руководства страны, которые привели к финансовому кризису, девальвации белорусского рубля и резкому скачку цен. В протестах активно принимали участие и представители демократических сил. В ходе этих акций люди без лозунгов выходили на центральные площади или другие места белорусских городов и молча хлопали в ладоши. Множество людей было арестовано, аресты производились сотрудниками милиции, одетыми в гражданскую одежду. Участников протестов обвиняли в хулиганстве, поскольку их действия нельзя было квалифицировать ни по одной из «политических» статей. Не будучи непосредственно связанными ни с какими политическими силами, акции отличались особой массовостью, однако многочисленные аресты и превентивные задержания, а также проблемы организации остановили волну протестов.

[xxx] http://www.forb.by/node/342

[xxxi] Ст. 16 Конституции Республики Беларусь.

[xxxii] Ст. 8 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ.

[xxxiii] Текст соглашения см.: http://church.by/resource/Dir0009/Dir0015/. Поначалу в средствах массовой информации высказывались опасения, что принятие соглашения установит чуть ли не теократию или, по меньшей мере, придаст БПЦ статус государственный церкви, однако после ознакомления с подписанным текстом такие опасения развеялись, см.: Быковский П. БПЦ фиксирует свой статус как церкви большинства, но о построении теократии речь не идет// Белорусы и рынок. 2003. № 23 (556). 13—16 июня (http://www.br.minsk.by/index.php?article=18868).

[xxxiv] Калиновская Т. Потепление или оттепель? // Белорусы и рынок. 2008. № 25 (809) (http://www.br.minsk.by/index.php?article=33076).

[xxxv] Васілевіч Н. Беларусь і Ватыкан: ці магчымае заключэнне канкардату // За свабоднае веравызнанне. 2011. № 27 (студзень—сакавік) (http://forb.by/node/223). Проблема разработки конкордата состоит в том, что подобное соглашение с трудом вписывается в схему, изложенную в законе «О свободе совести и религиозных организациях». Закон предусматривает, что соглашение заключается в рамках гражданского законодательства, а не носит характер международного, межгосударственного документа. Кроме того, субъектом со стороны конфессий являются религиозные объединения, зарегистрированные в Республике Беларусь, а не иные государства как субъекты международного права (см.: ст. 8 Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ). Заключение межгосударственного соглашения совершается по иным правилам, в частности требует ратификации парламентом (см.: Конкордат: значение, цели, перспективы. Официальный сайт Римско-католической церкви в Беларуси: http://catholic.by/2/ru/news/interview/100804-interview.html), что значительно повышает его статус по сравнению с соглашением, которое с 2003 года действует с православной церковью.

[xxxvi] Ст. 3 Соглашения о сотрудничестве между Республикой Беларусь и Белорусской Православной Церковью от 12 июня 2003 года (http://church.by/resource/Dir0009/Dir0015/).

[xxxvii] Следует отметить, что подобные ведомственные соглашения существовали и ранее, до принятия новой редакции закона о религиозных организациях и рамочного Соглашения (например, договор с МВД был заключен еще в 1998 году: http://mvd.gov.by/ru/main.aspx?guid=3641).

[xxxviii] Соглашение о сотрудничестве между пограничными войсками Республики Беларусь и Белорусской Православной Церковью. 18 янв. 2003 года (http://www.church.by/resource/Dir0009/Dir0015/Page0029.html).

[xxxix] Десять лет Соглашению о сотрудничестве между органами пограничной службы и Белорусской православной церковью. См. официальный сайт Государственного пограничного комитета Республики Беларусь: http://gpk.gov.by/press_center/news/serv/16274/.

[xl] http://mvd.gov.by/ru/main.aspx?guid=3641

[xli] Василевич Н. Законодательство Республики Беларусь о свободе вероисповедания лиц, содержащихся под стражей либо в иных учреждениях закрытого типа. Минск, 2012 (http://www.forb.by/sites/default/files/vasilevich_arrested.pdf).

[xlii] Правила внутреннего распорядка специальных учреждений органов внутренних дел, исполняющих административное взыскание в виде административного ареста. Утверждены Постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 8 августа 2007 г. № 194, гл. 10.

[xliii] Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Республики Беларусь. Утверждены Постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 13 января 2001 г. № 3, п. 117; Правила внутреннего распорядка изоляторов временного содержания органов внутренних дел. Утверждены Постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 20 октября 2003 г., п. 104.

[xliv] Glace O. Belarus: “Clergy Access is Something Exceptional in Pre-trial Detention Centres”// http://www.forum18.org/archive.php?article_id=1589

[xlv] Белорусская Православная Церковь и Белтелерадиокомпания подвели промежуточные итоги сотрудничества (http://church.by/ru/node/806).

[xlvi] http://naviny.by/rubrics/society/2008/04/01/ic_news_116_288523/

[xlvii] http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=73144

[xlviii] http://radiosofia.by/

[xlix] http://imcss.org/

[l] http://www.belarus21.by/ru/main_menu/religion/sotr/relig_sit

[li] http://www.belta.by/ru/all_news/culture/V-religioznoj-zhizni-Belarusi-soxranjajut-veduschuju-rol-traditsionnye-konfessii---Guljako_i_622119.html

[lii] Налоговый Кодекс Республики Беларусь. Ст. 185. П. 2. Подп.2.2, ст.193.

[liii] http://www.belta.by/ru/all_news/culture/V-religioznoj-zhizni-Belarusi-soxranjajut-veduschuju-rol-traditsionnye-konfessii---Guljako_i_622119.html

[liv] http://president.gov.by/press47606.html

[lv] http://afn.by/news/i/24378

[lvi] Рубинов А. Наука и общество // Советская Белоруссия (http://www.sb.by/?area=content&articleID=55642).

[lvii] Быковский П. Указ. соч.

[lviii] Программа сотрудничества между Министерством образования Республики Беларусь и Белорусской Православной Церковью на 2004—2006 гг. П. 52.

[lix] Там же. П. 53.

[lx] Там же. П. 54.

[lxi] Европейский гуманитарный университет вновь открылся в Вильнюсе, таким образом, остальные факультеты «перекочевали» в Литву.

[lxii] http://inst.bsu.by

[lxiii] Образовательный стандарт по специальности Г.01.02.00 Теология был утвержден и введен в действие приказом Министра образования от 30.12.1998 г. № 697.

[lxiv] Стандарт был утвержден и введен в действие постановлением Министерства образования Республики Беларусь от 12.06.2008 г. № 50.

[lxv] http://vsu.by/index.php/ru/podrazdeleniya-universiteta/fakultety/istoricheskij-fakultet

[lxvi] См. официальный сайт Высшей аттестационной комиссии: http://vak.org.by/.

[lxvii] Кодекс Республики Беларусь «Об образовании» 13 января 2011 г. № 243-З (http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=hk1100243&p2={NRPA}).

[lxviii] Положение о порядке, условиях, содержании и формах взаимодействия учреждений образования с религиозными организациями в вопросах воспитания обучающихся. Постановление Совета Министров Республики Беларусь 24.06.2011 № 838 (http://churchby.info/rus/723/).

[lxix] http://www.kp.by/daily/23958/145847/

[lxx] http://www.ctv.by/новости/новости-минска-и-минской-области/дом-миласердия-в-минске-первый-многофункциональный

[lxxi] http://www.interfax.by/article/100228

[lxxii] http://news.tut.by/society/73463.html

[lxxiii] http://www.logos.ortox.by/

[lxxiv] http://logos.ortox.by/news/guid/1137192

[lxxv] http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=29138

[lxxvi] Шкурова Е.В., Карасева С.Г., Белов А.А. Отношение старшеклассников и родителей школьников г. Минска к перспективе изучения факультативного курса о религии/религиях. Отчет о результатах социологического исследования. Минск: «Четыре четверти», 2011.

[lxxvii] Breskaya O. Model relacji między Cerkwią a państwem na Białorusi w kontekście postsekularyzacji społeczeństw europejskich // Politeja. 2012.№ 9 (22/1). C. 133—152. С. 152.

[lxxviii] http://churchby.info/rus/news/2008/04/15-1/

[lxxix] Епископ Диомид (Дзюбан), будучи правящим архиереем Анадырско-Чукотской епархии, выступил против руководства Московской Патриархии, обвиняя его в отступлении от православного вероучения («Обращение епископа Диомида»), в частности, в следовании «еретическому учению экуменизма», в оправдании «персональной идентификации граждан» и пр. Был запрещен в священнослужении и извергнут из священного сана. В настоящее время является лидером неканонической религиозной группы «Святейший Правительствующий Синод Русской Православной Церкви», предавал анафеме руководство РПЦ.

[lxxx] Чин всенародного покаяния -- движение в православии, представители которого считают, что для возрождения русского народа православным людям необходимо лично покаяться в предательстве и убийстве царя Николая II и членов его семьи (грехе цареубийства, который является наследственным). Чин представляет собой текст покаяния, а также мероприятия, связанные с ним, проходящие у памятника царю Николаю в селе Тайнинское (г. Мытищи Московской области), который собирает ревнителей покаяния со всех стран СНГ, при участии отдельных священнослужителей. Кроме прославления царя Николая и утверждения необходимости покаяния в его убийстве, последователи этого движения выступают с критикой «ереси экуменизма», а также идентификационных номеров, используя при этом антизападную и антилиберальную риторику. См. официальный сайт движения: http://www.chin-pokayaniya.ru/.

[lxxxi] http://churchby.info/rus/news/2007/04/23-1/

[lxxxii] http://churchby.info/rus/news/2007/12/06-1/

[lxxxiii] http://www.forb.by/node/240

[lxxxiv] Ответ Конституционного Суда на обращение «Об идентификационном номере в паспорте гражданина» см.: http://www.forb.by/node/92.

[lxxxv] Решение Конституционного Суда Республики Беларусь «О назначении пенсии по возрасту работающим гражданам, по религиозным убеждениям не имеющим паспорта» 15.01.2007 № 01/16 (http://www.forb.by/node/113).

[lxxxvi] Заявление Синода Белорусской Православной Церкви «О практике использования новых средств идентификации граждан» // http://www.church.by/resource/Dir0301/Dir0302/2012/Page4277.html.

[lxxxvii] Несколько особняком стоит тема принудительной дактилоскопии. Хотя штрафам за уклонение от данной процедуры по религиозным соображениям подвергалось несколько православных священников, однако антидактилоскопический протест носил стихийный, а не организованный характер. См.: Суд не оправдал священника // http://www.orthos.org/grodno/gev/june2012/from_life.htm#odr; Василевич Н. Дактилоскопирование и Церковь: Контуры сопротивления // http://nmnby.eu/news/express/4863.html.

[lxxxviii] http://matylia.by/

[lxxxix] http://www.sobor.by/volonterskij_otriad_eleison.htm

[xc] Закон №341-З принят под названием «О вспомогательных репродуктивных технологиях» 7 января 2012 года.

[xci] Религиозно-этическая экспертиза проекта Закона Республики Беларусь «О вспомогательных репродуктивных технологиях и гарантиях прав граждан при их применении»: http://www.church.by/resource/Dir0301/Dir0302/2011/Page3440.html.

[xcii] http://churchby.info/bel/news/2011/05/01-2/

[xciii] Предложения Белорусской православной церкви в связи с обсуждением проекта Закона «О вспомогательных репродуктивных технологиях и гарантиях прав граждан при их применении»: http://churchby.info/rus/756/.

[xciv] Постановление Совета министров №23 от 11.01.2013 г.: http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=C21300023&p1=1

[xcv] На долю абортов по социальным показателям приходится не более 8 проц. прерывания беременности: http://www.belta.by/ru/all_news/society/V-Belarusi-otmenili-bolshinstvo-sotsialnyx-pokazanij-dlja-abortov-na-pozdnem-sroke_i_620933.html.

[xcvi] http://naviny.by/rubrics/society/2009/07/08/ic_news_116_314213/

[xcvii] http://korrespondent.net/showbiz/music/1049768-sovet-po-nravstvennosti-belarusi-potreboval-zapretit-koncert-rammstein

[xcviii] Митрополит Филарет (Вахромеев). Слово на встрече Синода БПЦ и Президента РБ 27 марта 2009 г. (http://churchby.info/bel/288/).

[xcix] См.: Василевич Н. Надежда на Церковь // http://churchby.info/rus/670/

[c] Калинкина С. А помечтать можно? // http://charter97.org/ru/news/2012/10/13/59867/; Северинец П. Патриарх Кирилл может поднять тему политзаключенных // http://www.belaruspartisan.org/politic/221013/.

[ci] Подробнее об истории с игуменом Ефремом см. в статье Алексея Богдановского о греческой церкви в предыдущем номере Pro et Contra: Богдановский А. Греческая Церковь: в ожидании диалога с обществом // Pro et Contra. 2013. Май-июнь. С. 75—89 — Прим. ред.

[cii] Обращение Митрополита Минского и Слуцкого, Патриаршего Экзарха всея Беларуси Филарета к руководству Греческой Республики в связи с заключением под стражу игумена Священной великой обители Ватопед архимандрита Ефрема // http://www.church.by/resource/Dir0301/Dir0302/2012/Page4079.html.

[ciii] Заявление Священного Синода Вселенского Патриархата в связи с ситуацией вокруг игумена Ефрема // http://churchby.info/rus/797/

[civ] Петиция (текст Петиции см.: http://churchby.info/bel/831/) в первую очередь была адресована руководству Белорусской православной церкви, чтобы БПЦ выступила в качестве морального авторитета за отмену смертной казни, а также властям Беларуси от имени православных верующих.

[cv] Христианское отношение к смертной казни: Разъяснения пресс-службы Минской епархии Белорусской Православной Церкви // http://www.church.by/resource/Dir0301/Dir0302/2011/Page3998.html; Василевич Н. Смертная казнь: должно, возможно или нельзя // http://nmnby.eu/news/analytics/4486.html. В 2013 году митрополит Филарет в своем докладе на круглом столе Совета Европы заявил, что «мы, христиане, не можем оправдывать смертную казнь» (http://www.church.by/ru/node/1086).  

[cvi] http://www.iiseps.org/analitica/159

[cvii] http://bchd.info

[cviii] http://www.svaboda.org/content/Transcript/764583.html
 
Источник: carnegieendowment.org

 

Конкурс «Беларусь в фокусе» проведен при поддержке проекта mymedia.org,ua. Церемония награждения победителей состоится 28 марта 2014 года в Варшаве

 

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *