Статьи

В октябре MYMEDIA отправляет 5 украинских журналистов на стажировку в Беларусь в рамках Программы межредакционных обменов от Media Development Foundation.

Мы поговорили с белорусскими медиаэкспертами – председателем «Пресс-клуба Беларусь» Юлией Слуцкой и Андреем Александровым, заместителем директора Информационной компании БелаПАН – о том, чего ожидать иностранным журналистам в Беларуси, и чем работа в местных СМИ отличается от работы в украинских.

1. Фрилансеров не признают

В Беларуси «фрилансер» означает – безработный

«Государство не признает фрилансеров и не дает им официального права на работу. Чтобы получить его, журналист обязан быть в штате какого-то издания» – говорит Юлия Слуцкая. Аккредитация украинского или зарубежного медиа дает те же права, что и белорусская, а вот без нее – журналист вне правового поля. Это может привести к штрафам или более серьезным проблемам, особенно во время освещения событий.

«При возникновении проблем можно обращаться в юридическую службу «Белорусской ассоциации журналистов», – советует Андрей Александров.

2. Милиция не щадит журналистов

«Если идёт силовая операция – то, что ты журналист не поможет», – рассказывает Юлия Слуцкая. – «В Беларуси на протяжение 20 лет оттачивается репрессивный аппарат. В 2010 году, во время зачистки площади, белорусские силовики не реагировали на журналистские удостоверения. Тебя просто молотят дубинками, валят и бросают в автозак. Потом выпускают, но чаще всего со сломанным носом или конечностями». 

3. Журналисты могут попасть за решетку

Юлия Слуцкая привела 3 примера: «Редактор интернет-издания» «Хартия 97» Наталия Радина, которая поддерживала кампанию альтернативного кандидата Андрея Санникова, сидела в тюрьме. Когда ее выпустили под домашний арест, она бежала в Варшаву, откуда теперь продолжает работать сайт «Хартия 97». Журналистка Ирина Халип, попала в тюрьму потому, что была женой того же кандидата. Анджей Почобут, корреспондент польской Gazeta Wyborcza, отсидев серьезный срок, был выпущен на свободу только благодаря международному давлению».

«Международное давление способно влиять на власть лишь когда Беларуси нужно срочно наладить отношения с Западом»

«Сейчас как раз такой период – с экономикой всё очень плохо и есть ощущение угрозы независимости страны. Поэтому недавно освободили всех политзаключённых, которые проходили по международным спискам», – поясняет Юлия.

4. Ценность прав человека не развита

«Беларусь – это такой “советозаповедник”. Общество во многом законсервировано в советской системе, поэтому ценности прав человека до сих пор не развиты. А власть и вовсе прикидывается, что в стране нет никакого гражданского общества и прав человека», – поясняет Андрей Александров.

5. Государство давит на медиа

Если газета или сайт получает два предупреждения от Министерства информации – их можно закрыть на законных основаниях. А если власть посчитает, что контент какого-то сайта противоречит национальным интересам Беларуси, то его могут заблокировать. При этом понятие “национальные интересы” нигде не прописано.

«Грубо говоря, если завтра министр информации посчитает, что Google содержит информацию, которая противоречит национальным интересам, во всей стране совершенно законно отключат Google»,– говорит Андрей Александров

Чтобы не попасть в неприятности, журналисты избегают освещения некоторых тем. Прежде всего, темы семьи президента Лукашенко и властной коррупции.

6. Интернет и телевидение принадлежат государству

Сайты официально зарегистрированных СМИ должны размещаться на серверах внутри страны.Так власть физически контролирует носители, на которых находятся медиа, и при желании может заблокировать любой неугодный сайт.

Так случилось с интернет-изданием Naviny.by (его редакция будет принимать украинских стажеров. – Ред.) – их блокировали в декабре прошлого года без объяснения причин. «Наш провайдер сказал, что блокировка была на уровне национальной телекоммуникационной компании. Мы переносили сайт на новый IP-адрес - нас блокировали снова. Так было несколько раз. А через 10 дней нас также неожиданно вернули обратно в сеть», – рассказывает Андрей Александров.  Никакого ответа, кто и на каком основании блокировал ресурс, издание так и не получило, хотя обращалось в официальные органы за объяснением.

7. Олигархических медиа нет

Белорусские СМИ делятся на 3 лагеря: государственные, которые обслуживают исключительно интересы власти. Негосударственные – соблюдают стандарты независимой журналистики, но при этом вытеснены с рынка (например, печатные издания ограничены в тираже и рекламодатели не дают туда рекламу из-за страха налоговых проверок). Коммерческие – не пишут об общественно-политических событиях, а лишь оразвлечениях и других легких темах.

8. Независимые СМИ ценят, но бороться за них не готовы

«Независимые СМИ пользуются популярностью в момент обострений в стане», – говорит Андрей Александров. – «Если посмотреть на статистику независимых онлайн-ресурсов в декабре 2014, когда была девальвация рубля, то увидим серьёзный всплеск посещаемости.

В моменты обострений никто не включает телевизор, чтобы узнать, что произошло – все знают: телек врёт

Когда прижмёт, люди чувствуют ценность независимых СМИ. Но готовы ли они будут в случае чего за это сражаться? Большой вопрос».

9. Международная репортажная журналистика только начинает развиваться

«События в Украине послужили огромным толчком для белорусской журналистики. Наши журналисты впервые начали регулярно ездить за границу – в Украину, чтобы привезти оттуда собственные репортажи, а не просто переписывать чужие истории. Международная репортажная журналистика стала развиваться», – рассказывает Юлия Слуцкая.

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

В октябре MYMEDIA отправляет 5 украинских журналистов на стажировку в Беларусь в рамках Программы межредакционных обменов от Media Development Foundation.

Мы поговорили с белорусскими медиаэкспертами – председателем «Пресс-клуба Беларусь» Юлией Слуцкой и Андреем Александровым, заместителем директора Информационной компании БелаПАН – о том, чего ожидать иностранным журналистам в Беларуси, и чем работа в местных СМИ отличается от работы в украинских.

1. Фрилансеров не признают

В Беларуси «фрилансер» означает – безработный

«Государство не признает фрилансеров и не дает им официального права на работу. Чтобы получить его, журналист обязан быть в штате какого-то издания» – говорит Юлия Слуцкая. Аккредитация украинского или зарубежного медиа дает те же права, что и белорусская, а вот без нее – журналист вне правового поля. Это может привести к штрафам или более серьезным проблемам, особенно во время освещения событий.

«При возникновении проблем можно обращаться в юридическую службу «Белорусской ассоциации журналистов», – советует Андрей Александров.

2. Милиция не щадит журналистов

«Если идёт силовая операция – то, что ты журналист не поможет», – рассказывает Юлия Слуцкая. – «В Беларуси на протяжение 20 лет оттачивается репрессивный аппарат. В 2010 году, во время зачистки площади, белорусские силовики не реагировали на журналистские удостоверения. Тебя просто молотят дубинками, валят и бросают в автозак. Потом выпускают, но чаще всего со сломанным носом или конечностями». 

3. Журналисты могут попасть за решетку

Юлия Слуцкая привела 3 примера: «Редактор интернет-издания» «Хартия 97» Наталия Радина, которая поддерживала кампанию альтернативного кандидата Андрея Санникова, сидела в тюрьме. Когда ее выпустили под домашний арест, она бежала в Варшаву, откуда теперь продолжает работать сайт «Хартия 97». Журналистка Ирина Халип, попала в тюрьму потому, что была женой того же кандидата. Анджей Почобут, корреспондент польской Gazeta Wyborcza, отсидев серьезный срок, был выпущен на свободу только благодаря международному давлению».

«Международное давление способно влиять на власть лишь когда Беларуси нужно срочно наладить отношения с Западом»

«Сейчас как раз такой период – с экономикой всё очень плохо и есть ощущение угрозы независимости страны. Поэтому недавно освободили всех политзаключённых, которые проходили по международным спискам», – поясняет Юлия.

4. Ценность прав человека не развита

«Беларусь – это такой “советозаповедник”. Общество во многом законсервировано в советской системе, поэтому ценности прав человека до сих пор не развиты. А власть и вовсе прикидывается, что в стране нет никакого гражданского общества и прав человека», – поясняет Андрей Александров.

5. Государство давит на медиа

Если газета или сайт получает два предупреждения от Министерства информации – их можно закрыть на законных основаниях. А если власть посчитает, что контент какого-то сайта противоречит национальным интересам Беларуси, то его могут заблокировать. При этом понятие “национальные интересы” нигде не прописано.

«Грубо говоря, если завтра министр информации посчитает, что Google содержит информацию, которая противоречит национальным интересам, во всей стране совершенно законно отключат Google»,– говорит Андрей Александров

Чтобы не попасть в неприятности, журналисты избегают освещения некоторых тем. Прежде всего, темы семьи президента Лукашенко и властной коррупции.

6. Интернет и телевидение принадлежат государству

Сайты официально зарегистрированных СМИ должны размещаться на серверах внутри страны.Так власть физически контролирует носители, на которых находятся медиа, и при желании может заблокировать любой неугодный сайт.

Так случилось с интернет-изданием Naviny.by (его редакция будет принимать украинских стажеров. – Ред.) – их блокировали в декабре прошлого года без объяснения причин. «Наш провайдер сказал, что блокировка была на уровне национальной телекоммуникационной компании. Мы переносили сайт на новый IP-адрес - нас блокировали снова. Так было несколько раз. А через 10 дней нас также неожиданно вернули обратно в сеть», – рассказывает Андрей Александров.  Никакого ответа, кто и на каком основании блокировал ресурс, издание так и не получило, хотя обращалось в официальные органы за объяснением.

7. Олигархических медиа нет

Белорусские СМИ делятся на 3 лагеря: государственные, которые обслуживают исключительно интересы власти. Негосударственные – соблюдают стандарты независимой журналистики, но при этом вытеснены с рынка (например, печатные издания ограничены в тираже и рекламодатели не дают туда рекламу из-за страха налоговых проверок). Коммерческие – не пишут об общественно-политических событиях, а лишь оразвлечениях и других легких темах.

8. Независимые СМИ ценят, но бороться за них не готовы

«Независимые СМИ пользуются популярностью в момент обострений в стане», – говорит Андрей Александров. – «Если посмотреть на статистику независимых онлайн-ресурсов в декабре 2014, когда была девальвация рубля, то увидим серьёзный всплеск посещаемости.

В моменты обострений никто не включает телевизор, чтобы узнать, что произошло – все знают: телек врёт

Когда прижмёт, люди чувствуют ценность независимых СМИ. Но готовы ли они будут в случае чего за это сражаться? Большой вопрос».

9. Международная репортажная журналистика только начинает развиваться

«События в Украине послужили огромным толчком для белорусской журналистики. Наши журналисты впервые начали регулярно ездить за границу – в Украину, чтобы привезти оттуда собственные репортажи, а не просто переписывать чужие истории. Международная репортажная журналистика стала развиваться», – рассказывает Юлия Слуцкая.

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *