Статьи

Фонд имени Гранта Динка  был основан в 2007, после убийства известного общественного деятеля и редактора Гранта Динка. MYMEDIA гордится тем, что Фонд Гранта Динка является одним из наших основных партнёров, и у нас есть возможность финансировать публикацию избранных, наиболее прогрессивных, работ, посвящённых Армении и Турции.   

В 2014 Фонд опубликовал книгу «Чёрный сад» о Карабахском конфликте, авторства ведущего эксперта Тома де Вааля. Сегодня мы с радостью представляем Вашему вниманию – впервые на русском языке – предисловие Тома де Вааля к новой книге, посвящённой Гранту Динку: «Два близких народа, два отдалённых соседа».
 

Устранение ментального разрыва: Грант Динк и армяно-турецкие отношения

В большинстве случаев, ставить слова «армянский» и «турецкий» вместе, в одном предложении, означает вызвать волну отрицательных эмоций: гнева, противостояния, горя.

За последние 15 лет несколько человек поставили под сомнения такие ассоциации и попытались устранить колоссальный ментальный разрыв между армянами и турками. Один человек решительнее других принял этот вызов и добился успеха в трансформации трактовки армяно-турецких взаимоотношений. Этим человеком был Грант Динк.

В статьях и очерках, написанных им за эти годы для газеты «Агос», которую он основал в 1996 году и которая издается и на армянском, и на турецком языке, Динк с интеллектуальной точностью и гуманизмом писал о сложности отношений между армянами и турками.

Он привнес в этот вопрос нечто совершенно новое, и, вероятно, вряд ли можно считать совпадением то, что он делал это как посторонний наблюдатель, как человек, добившийся успеха своими собственными силами. Человек, который сам, по новому,  добрался до сути дела. В Стамбуле есть армянская элита, живущая там столетиями и пережившая даже Великую катастрофу 1915 года. Грант Динк к ней не принадлежал. Он был выходцем из обычной семьи, жившей в анатолийском городе Малатья, и еще ребенком, воспитываясь в детских домах Стамбула, узнал, что такое нищета и страдания. Как постороннего, его идентифицировали с маргинализованной частью населения, с неудачниками.

Y него было две идентичности: он гордился и тем, что он – армянин, и тем, что он – гражданин Турецкой Республики. Он пользовался этой двойным самосознанием для выражения крайне редкой эмпатии к коллективному психологическому как армян, так и турок. И у тех, и у других, пишет он с пониманием и налетом черного юмора, присутствуют клинические заболевания: армяне страдают от травмы, а турки – от паранойи.

В этих работах отчетливо видны два принципа, выдержавшие проверку временем. Первый – нежелательный во многих кругах армянской диаспоры, – заключался в том, что разрешение вопроса правосудия в отношении османских армян и геноцида 1915 года должен был происходить в самой Турции. Как он выразился, это преступление было совершено в Турции, и правосудие в отношении этого преступления должно быть осуществлено тоже в Турции.  Из-за этого убеждения Грант Динк скептически относился к основному направлению политики диаспоры – принятию резолюций о геноциде парламентами зарубежных государств с целью оказания давления на правительство Турции.

По мнению Динка, правосудие для армян должно быть осуществлено в более широком контексте демократизации Турции и предоставления демократических прав курдам, женщинам и другим лицам

Второй его принцип  состоял в том, что наибольшим достижением армян после 1991 года стала независимая постсоветская Республика Армения, маленькое слабое государство, нуждавшееся в поддержке всех армян мира, которая позволила бы государству выжить и процветать. (И здесь важно подчеркнуть, что это не был призыв к безусловной поддержке  правительства, а призыв к поддержке армянского государства )

Таким образом, четкий фокус его работ – это отношения между двумя республикам: Арменией и Турцией. После того, как в апреле 1993 года в разгар Нагорно-Карабахского конфликта Турция закрыла границу в знак солидарности с Азербайджаном, встал вопрос о том, как нормализовать отношения между двумя странами и открыть границу. Для того, чтобы Армения развивалась экономически как государство и торговала с Европой, важно, чтобы ее граница с Турцией была открытой. На данный момент границы Армении открыты лишь с двумя из четырех стран – с Грузией и Ираном.

Грант Динк стал признанным авторитетом, и это сделало его угрозой для тех, кто не хотел изменений и стремился придерживаться риторики ненависти и косности. В Турции его статьи вызывали упреки со стороны высших представителей старого кемалистского истеблишмента, а также  угрозы смерти со стороны крайне правых националистов.

19 января 2007 года случилось самое худшее. Возле офиса газеты «Агос» Грант Динк был убит молодым националистом. Правда, которую он говорил, стала буквально невыносимой для тех, кто заказал его убийство. Этот день стал одним из самых трагичных в истории современной Турции

Реакция на эту трагедию была обнадеживающей. Десятки тысяч людей со всей Турции собрались на похороны Гранта Динка 23 января 2007 года. Многие из них держали в руках плакаты с надписями «Мы все – Гранты Динки» и, что еще более примечательно, «Мы все – армяне».

Демонстрация против убийства Гранта Динка, фото - euronews

После убийства четверо представителей турецкой интеллигенции выступили с инициативой проведения онлайн-кампании под лозунгом «Я извиняюсь». Когда в декабре 2008 года открылся веб-сайт кампании, онлайн-петицию подписали 275 представителей интеллигенции. В 2014 году количество подписей превысило 32 тысячи.

В турецком обществе  за последние восемь лет изменилось многое. Турецкие историки откровеннее пишут о массовом убийстве армян в 1915 году, публикуются новые устные рассказы, вновь открываются армянские церкви. Медленно, но уверенно «армянский вопрос» перестает быть запретным.

Период после похорон Гранта Динка также стал самым благоприятным моментом для политического сближения. В конце 2007 года Швейцария возглавила конфиденциальные переговоры между армянскими и турецкими дипломатами о нормализации дипломатических отношений и об открытии границы.

В 2008 году этот процесс набрал скорость. Серж Саргсян, избранный третьим президентом независимой Армении, дал понять, что хочет нормализовать отношения с Анкарой. Процессу способствовало совпадение сроков спортивных мероприятий. Армения и Турция согласно жеребьевке попали в одну отборочную группу чемпионата мира по футболу 2010 года. Саргсян пригласил президента Турции Абдуллу Гюля приехать в Ереван и посетить футбольный матч между двумя странами. 6 сентября 2008 года Гюль совершил короткую, но историческую поездку в Армению, посетил футбольный матч вместе с Саргсяном, а затем провел двусторонние переговоры.

Весной 2009 года был готов текст двух протоколов об установлении и развитии дипломатических отношений. Процессу, однако, вредили некоторые недоразумения. Самый трудный вопрос для переговоров касался статуса «комиссии историков», создания которой хотела турецкая сторона и которая должна была изучить вопрос 1915 года. Этот вопрос был не настолько важен для Республики Армения, как для армянской диаспоры. Они представляли две разные армянские точки зрения: восточной армянской территории, которая бóльшую часть предыдущих двух столетий находилась в составе Российской империи, и разбросанных по территории Турции потомков османских армян, для которых 1915 года был переломным моментом в их истории. Хотя армянская сторона согласовала форму слов в протоколах, которые, по ее мнению, отличались двусмысленностью в этом отношении, эта редакция была недостаточно хорошей для политических организаций диаспоры, которые обвинили президента Саргсяна в предательстве из-за заключения сделки с турками в отношении армянской истории.

Второй вопрос имел чрезвычайную важность для Кавказа. На переговорах в Швейцарии представители Армении и Турции договорились не обсуждать проблему армяно-азербайджанского конфликта в Нагорном Карабахе, который в 1993 году стал причиной закрытия границы. Для армянской стороны это «размежевание» было предварительным условием заключения сделки. Турки шли на это при том понимании, что либо их турецкие родственники в Азербайджане согласятся с этим размежеванием, либо кто-нибудь – желательно США – обеспечит прогресс в переговорах по Карабаху, который Турция могла бы использовать для того, чтобы объявить, что Азербайджан также пользуется плодами процесса нормализации.

10 октября 2009 года министры иностранных дел Армении и Турции подписали два вышеупомянутых протокола на церемонии в Цюрихе в присутствии знаменитостей, среди которых были государственный секретарь США Хиллари Клинтон и министры иностранных дел Франции и России. Клинтон убедила министра иностранных дел Армении Эдварда Налбандяна подписать протоколы, несмотря на то, что у него в последний момент возникли возражения в отношении запланированной речи его турецкого коллеги Ахмета Давутоглу.

Протоколы были подписаны, однако они должны были получить политическое одобрение и пройти ратификацию парламентами двух стран. При этом премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган дал понять: даже при том, что в дипломатических переговорах не была проведена связь с карабахским конфликтом, он такую связь видит. Процесс затормозился: турецкая сторона надеялась на прогресс в переговорах по Карабаху, который так и не был достигнут, а армянская сторона твердо придерживалась своей позиции – протоколы должны быть ратифицированы. В конце концов, поскольку прорыва в обозримом будущем не ожидалось, президент Саргсян в апреле 2010 года приостановил участие Армении в процессе, касающемся протоколов.

С того времени армяно-турецкое сближение на государственном уровне застыло на месте, до сих пор оставаясь заложником неурегулированного карабахского конфликта. Не то чтобы это помогло Азербайджану.

Неудачная попытка нормализации отношений с Турцией лишь еще более продвинула Армению в ее военных и экономических отношениях с Россией и отнюдь не усилила ее склонность к компромиссу с Азербайджаном

Таким образом, в 2015 году, к столетию геноцида армян, две республики – Армения и Турция – все еще не имеют дипломатических отношений и открытой сухопутной границы. Мечта Гранта Динка об армяно-турецком примирении до сих пор не осуществилась, оставаясь в заложниках у предвзятости и высокой политики. Вместе с тем, его видение диалога и лучшего взаимопонимания между обычными армянами и турками медленно, шаг за шагом, продолжает развиваться.

 

Комментарии

Републикация
Закрыть
Правила републикации материала
  • 1MYMEDIA приветствует использование, перепечатывание и распространение материалов, опубликованных на нашем сайте.
  • 2Обязательным условием использования материалов MYMEDIA является указание их авторства, ресурса mymedia.org.ua как первоисточника и размещение активной ссылки на оригинал материала на нашем сайте.
  • 3Если републикуется лишь часть материала, это обязательно указывается в тексте.
  • 4Не допускаются изменения содержания, имен или фактов, наведенных в материале, а также другие его трансформации, которые влекут за собой искажение смысла и замысла автора.
  • 5MYMEDIA оставляет за собой право в любое время отозвать разрешение на использование материала.

Фонд имени Гранта Динка  был основан в 2007, после убийства известного общественного деятеля и редактора Гранта Динка. MYMEDIA гордится тем, что Фонд Гранта Динка является одним из наших основных партнёров, и у нас есть возможность финансировать публикацию избранных, наиболее прогрессивных, работ, посвящённых Армении и Турции.   

В 2014 Фонд опубликовал книгу «Чёрный сад» о Карабахском конфликте, авторства ведущего эксперта Тома де Вааля. Сегодня мы с радостью представляем Вашему вниманию – впервые на русском языке – предисловие Тома де Вааля к новой книге, посвящённой Гранту Динку: «Два близких народа, два отдалённых соседа».
 

Устранение ментального разрыва: Грант Динк и армяно-турецкие отношения

В большинстве случаев, ставить слова «армянский» и «турецкий» вместе, в одном предложении, означает вызвать волну отрицательных эмоций: гнева, противостояния, горя.

За последние 15 лет несколько человек поставили под сомнения такие ассоциации и попытались устранить колоссальный ментальный разрыв между армянами и турками. Один человек решительнее других принял этот вызов и добился успеха в трансформации трактовки армяно-турецких взаимоотношений. Этим человеком был Грант Динк.

В статьях и очерках, написанных им за эти годы для газеты «Агос», которую он основал в 1996 году и которая издается и на армянском, и на турецком языке, Динк с интеллектуальной точностью и гуманизмом писал о сложности отношений между армянами и турками.

Он привнес в этот вопрос нечто совершенно новое, и, вероятно, вряд ли можно считать совпадением то, что он делал это как посторонний наблюдатель, как человек, добившийся успеха своими собственными силами. Человек, который сам, по новому,  добрался до сути дела. В Стамбуле есть армянская элита, живущая там столетиями и пережившая даже Великую катастрофу 1915 года. Грант Динк к ней не принадлежал. Он был выходцем из обычной семьи, жившей в анатолийском городе Малатья, и еще ребенком, воспитываясь в детских домах Стамбула, узнал, что такое нищета и страдания. Как постороннего, его идентифицировали с маргинализованной частью населения, с неудачниками.

Y него было две идентичности: он гордился и тем, что он – армянин, и тем, что он – гражданин Турецкой Республики. Он пользовался этой двойным самосознанием для выражения крайне редкой эмпатии к коллективному психологическому как армян, так и турок. И у тех, и у других, пишет он с пониманием и налетом черного юмора, присутствуют клинические заболевания: армяне страдают от травмы, а турки – от паранойи.

В этих работах отчетливо видны два принципа, выдержавшие проверку временем. Первый – нежелательный во многих кругах армянской диаспоры, – заключался в том, что разрешение вопроса правосудия в отношении османских армян и геноцида 1915 года должен был происходить в самой Турции. Как он выразился, это преступление было совершено в Турции, и правосудие в отношении этого преступления должно быть осуществлено тоже в Турции.  Из-за этого убеждения Грант Динк скептически относился к основному направлению политики диаспоры – принятию резолюций о геноциде парламентами зарубежных государств с целью оказания давления на правительство Турции.

По мнению Динка, правосудие для армян должно быть осуществлено в более широком контексте демократизации Турции и предоставления демократических прав курдам, женщинам и другим лицам

Второй его принцип  состоял в том, что наибольшим достижением армян после 1991 года стала независимая постсоветская Республика Армения, маленькое слабое государство, нуждавшееся в поддержке всех армян мира, которая позволила бы государству выжить и процветать. (И здесь важно подчеркнуть, что это не был призыв к безусловной поддержке  правительства, а призыв к поддержке армянского государства )

Таким образом, четкий фокус его работ – это отношения между двумя республикам: Арменией и Турцией. После того, как в апреле 1993 года в разгар Нагорно-Карабахского конфликта Турция закрыла границу в знак солидарности с Азербайджаном, встал вопрос о том, как нормализовать отношения между двумя странами и открыть границу. Для того, чтобы Армения развивалась экономически как государство и торговала с Европой, важно, чтобы ее граница с Турцией была открытой. На данный момент границы Армении открыты лишь с двумя из четырех стран – с Грузией и Ираном.

Грант Динк стал признанным авторитетом, и это сделало его угрозой для тех, кто не хотел изменений и стремился придерживаться риторики ненависти и косности. В Турции его статьи вызывали упреки со стороны высших представителей старого кемалистского истеблишмента, а также  угрозы смерти со стороны крайне правых националистов.

19 января 2007 года случилось самое худшее. Возле офиса газеты «Агос» Грант Динк был убит молодым националистом. Правда, которую он говорил, стала буквально невыносимой для тех, кто заказал его убийство. Этот день стал одним из самых трагичных в истории современной Турции

Реакция на эту трагедию была обнадеживающей. Десятки тысяч людей со всей Турции собрались на похороны Гранта Динка 23 января 2007 года. Многие из них держали в руках плакаты с надписями «Мы все – Гранты Динки» и, что еще более примечательно, «Мы все – армяне».

Демонстрация против убийства Гранта Динка, фото - euronews

После убийства четверо представителей турецкой интеллигенции выступили с инициативой проведения онлайн-кампании под лозунгом «Я извиняюсь». Когда в декабре 2008 года открылся веб-сайт кампании, онлайн-петицию подписали 275 представителей интеллигенции. В 2014 году количество подписей превысило 32 тысячи.

В турецком обществе  за последние восемь лет изменилось многое. Турецкие историки откровеннее пишут о массовом убийстве армян в 1915 году, публикуются новые устные рассказы, вновь открываются армянские церкви. Медленно, но уверенно «армянский вопрос» перестает быть запретным.

Период после похорон Гранта Динка также стал самым благоприятным моментом для политического сближения. В конце 2007 года Швейцария возглавила конфиденциальные переговоры между армянскими и турецкими дипломатами о нормализации дипломатических отношений и об открытии границы.

В 2008 году этот процесс набрал скорость. Серж Саргсян, избранный третьим президентом независимой Армении, дал понять, что хочет нормализовать отношения с Анкарой. Процессу способствовало совпадение сроков спортивных мероприятий. Армения и Турция согласно жеребьевке попали в одну отборочную группу чемпионата мира по футболу 2010 года. Саргсян пригласил президента Турции Абдуллу Гюля приехать в Ереван и посетить футбольный матч между двумя странами. 6 сентября 2008 года Гюль совершил короткую, но историческую поездку в Армению, посетил футбольный матч вместе с Саргсяном, а затем провел двусторонние переговоры.

Весной 2009 года был готов текст двух протоколов об установлении и развитии дипломатических отношений. Процессу, однако, вредили некоторые недоразумения. Самый трудный вопрос для переговоров касался статуса «комиссии историков», создания которой хотела турецкая сторона и которая должна была изучить вопрос 1915 года. Этот вопрос был не настолько важен для Республики Армения, как для армянской диаспоры. Они представляли две разные армянские точки зрения: восточной армянской территории, которая бóльшую часть предыдущих двух столетий находилась в составе Российской империи, и разбросанных по территории Турции потомков османских армян, для которых 1915 года был переломным моментом в их истории. Хотя армянская сторона согласовала форму слов в протоколах, которые, по ее мнению, отличались двусмысленностью в этом отношении, эта редакция была недостаточно хорошей для политических организаций диаспоры, которые обвинили президента Саргсяна в предательстве из-за заключения сделки с турками в отношении армянской истории.

Второй вопрос имел чрезвычайную важность для Кавказа. На переговорах в Швейцарии представители Армении и Турции договорились не обсуждать проблему армяно-азербайджанского конфликта в Нагорном Карабахе, который в 1993 году стал причиной закрытия границы. Для армянской стороны это «размежевание» было предварительным условием заключения сделки. Турки шли на это при том понимании, что либо их турецкие родственники в Азербайджане согласятся с этим размежеванием, либо кто-нибудь – желательно США – обеспечит прогресс в переговорах по Карабаху, который Турция могла бы использовать для того, чтобы объявить, что Азербайджан также пользуется плодами процесса нормализации.

10 октября 2009 года министры иностранных дел Армении и Турции подписали два вышеупомянутых протокола на церемонии в Цюрихе в присутствии знаменитостей, среди которых были государственный секретарь США Хиллари Клинтон и министры иностранных дел Франции и России. Клинтон убедила министра иностранных дел Армении Эдварда Налбандяна подписать протоколы, несмотря на то, что у него в последний момент возникли возражения в отношении запланированной речи его турецкого коллеги Ахмета Давутоглу.

Протоколы были подписаны, однако они должны были получить политическое одобрение и пройти ратификацию парламентами двух стран. При этом премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган дал понять: даже при том, что в дипломатических переговорах не была проведена связь с карабахским конфликтом, он такую связь видит. Процесс затормозился: турецкая сторона надеялась на прогресс в переговорах по Карабаху, который так и не был достигнут, а армянская сторона твердо придерживалась своей позиции – протоколы должны быть ратифицированы. В конце концов, поскольку прорыва в обозримом будущем не ожидалось, президент Саргсян в апреле 2010 года приостановил участие Армении в процессе, касающемся протоколов.

С того времени армяно-турецкое сближение на государственном уровне застыло на месте, до сих пор оставаясь заложником неурегулированного карабахского конфликта. Не то чтобы это помогло Азербайджану.

Неудачная попытка нормализации отношений с Турцией лишь еще более продвинула Армению в ее военных и экономических отношениях с Россией и отнюдь не усилила ее склонность к компромиссу с Азербайджаном

Таким образом, в 2015 году, к столетию геноцида армян, две республики – Армения и Турция – все еще не имеют дипломатических отношений и открытой сухопутной границы. Мечта Гранта Динка об армяно-турецком примирении до сих пор не осуществилась, оставаясь в заложниках у предвзятости и высокой политики. Вместе с тем, его видение диалога и лучшего взаимопонимания между обычными армянами и турками медленно, шаг за шагом, продолжает развиваться.

 

Копировать в буфер обмена
Подписаться на новости
Закрыть
Отписаться от новостей
Закрыть
Опрос
Закрыть
  • 1Какой стол вам нравится?*
  • 2На каком стуле вам удобнее сидеть?*
    На кресле
    На электрическом стуле
    На табуретке
  • 3Как вы провели лето? *